Поиск на сайте

 

 

Попасть на приём к главе Следственного комитета РФ – последняя надежда для ставропольчан, отчаявшихся найти истину и правду в следственных органах края

 

Люди жаждут справедливости
В четверг, 23 мая, в Ессентуках принимал граждан руководитель Следственного комитета России. Александр Бастрыкин не первый раз на Ставрополье, однако впервые в СМИ объявлено о личном приеме граждан первым лицом Следкома России.
В августе прошлого года на прием к Бастрыкину в Москву ездил житель Предгорного района правозащитник Павел Кюльбяков.
За суровой и неприступной внешностью Бастрыкина Павел Кюльбяков увидел человека благородного, отзывчивого, добросердечного и поспешил поделиться с «Открытой» своим впечатлением. Он рассказал («Я встретился с Бастрыкиным. Он был возмущен», №34 от 29 августа 2012 г.) корреспонденту, с какими проблемами он обратился к руководителю Следственного комитета России.
Как рассказывал правозащитник, Бастрыкин был неприятно удивлен его информацией о масштабах коррупции на Ставрополье. По рассказам Кюльбякова выходило, что подчиненные Бастрыкина об истинном положении в регионе ему не докладывают и сами крышуют коррупционеров.
Первым на публикацию отреагировал председатель Предгорного райсуда Владимир Железняков, подавший в местный следственный отдел заявление, в котором потребовал возбудить уголовное дело в отношении Павла Кюльбякова по статье «Клевета». Предгорненские следователи проявили творчество и дело возбудили по статье «Ложный донос», взяли подписку о невыезде.
И в соответствии с пожеланиями высокопоставленных преследователей вынесли постановление о принудительной психиатрической экспертизе (жалуешься на сановных господ, значит, сумасшедший).
Здравомыслящий Павел Кюльбяков, предугадывая эту репрессивную ловушку, еще раньше побывал у врачей, которые письменно подтвердили его полное психическое здоровье. «Брать» его силой в дом заявилась большая группа полицейских, но, спасая, возможно, и саму жизнь, правозащитник, как говорят, покинул территорию края. И теперь силовиками объявлен в розыск.
Разумеется, Бастрыкин не узнал бы о тяжелых последствиях, наступивших для ставропольского правдолюба после визита в Москву, если бы брат Павла Кюльбякова Георгий не изложил эту историю на бумаге, которую хотел лично вручить главному следователю страны. Но на личный прием его не записали: мол, желающих слишком много. Однако реальность видится в другом: на личный прием не попали граждане, темой обращения которых были особо резонансные дела.
Так, например, не смог попасть к Александру Бастрыкину и еще один житель Предгорного района Сергей Губарев, отец убитой более двух лет назад в станице Ессентукской Марии Губаревой. Следствие сразу выдвинуло версию: смерть девушки наступила от переохлаждения, то есть произошел несчастный случай, где нет виноватых.
Только благодаря заключениям независимых экспертов и настойчивости отца убитой девушки Сергея Губарева удалось установить истинную причину смерти – убийство. Не возбужденное вовремя уголовное дело сегодня представляет глухой «висяк»: уничтожены все улики, подозреваемый, говорят, скрылся за границей.

 

Адвокаты и жены судей – вне очереди?
А вот Алле Харибовой, тоже жительнице Предгорного района, на личный прием к Бастрыкину записаться удалось. Алла Анатольевна - мать несовершеннолетнего Виталия Харибова, получившего три пулевых ранения от выстрелов бывшего сотрудника полиции Анатолия Железнякова - сына местной адвокатессы и председателя Предгорного районного суда.
Раненых было трое, один из них лишился глаза. Событие имело место еще в октябре 2011 года, имеется видеозапись происшедшего, казалось бы, уже давно всем должно быть ясно, кто в этом деле потерпевший, кто обвиняемый. Однако следствие не закончено до сих пор, сын судьи объявлен потерпевшим, а против раненых мальчишек выдвинуто обвинение. Этот поворот дела на 180 градусов – следствие появления очень странной комиссионной экспертизы №659, подписанной судмедэкспертами краевого Бюро судебно-медицинской экспертизы во главе с начальником БСМЭ Копыловым.
В выводах указано, что «тяжелая черепно-мозговая травма» у Железнякова привела «к временной потере трудоспособности в размере 100%»… Между тем независимые эксперты обнаружили в этом заключении явные, грубые фальсификации, за которые и ухватилось ангажированное следствие.
Вооруженная неоспоримыми доказательствами и пришла Алла Харибова к Бастрыкину - неподкупному человеку, способному отделить зерна от плевел, правду от лжи и восстановить справедливость.
Она рассказывает: «Тридцать счастливчиков, которым удалось пробиться на личный прием, взволнованно ожидали в холле, все открыто делились друг с другом своими проблемами, с которыми они пришли. Я слушала и удивлялась тому, сколько нарушений человеческих прав допускают наши следователи.
Александр Иванович Бастрыкин принимал граждан строго по очереди, то есть по составленному заранее списку.
Я в этом списке была записана под №6. Среди желающих попасть на прием к руководителю Следственного комитета я заметила и Ирину Железнякову, адвоката и жену председателя Предгорного районного суда Владимира Железнякова, мать стрелявшего в наших ребят бывшего сотрудника полиции.
Я сразу отметила для себя, что она пойдет к Бастрыкину после меня – ее №11, - продолжает делиться впечатлениями Алла Харибова. – Вскоре после начала приема к гражданке Железняковой подошел человек в форме сотрудника Следственного комитета, взял ее под руку и препроводил прямо к Бастрыкину.
Этот же человек персонально встречал Железнякову, когда мы с группой проходили контроль: он ободряюще улыбался ей, демонстрируя почтение. После того, как он проводил сановную жену к Бастрыкину, сразу же испарился - задание выполнил. Чье задание?
Люди, увидевшие эту беззастенчивость местных организаторов мероприятия, стали возмущаться и сравнивать очередь к Бастрыкину с очередью за дефицитным товаром в магазине, вокруг которого всегда крутились блатники.
Я тоже была возмущена и несколько расстроена: ангажированные сотрудники местного следствия и тут наводили тень на плетень, - рассказывала о своих переживаниях Алла. - Когда подошел мой черед излагать свою проблему Бастрыкину, я в первую очередь обратила его внимание на этот факт, вызвавший и недоумение, и недовольство людей, ожидающих приема.
Почему, говорю, даже здесь, в Следственном комитете, используются, по сути, коррупционные связи? В ответ Бастрыкин попросил помощников показать ему этот список с фамилиями. Качнул головой: «Да, действительно, очередь 11-я, мы с этим разберемся».

 

Главное, чтобы было честно
Главное, о чем Алла Харибова хотела попросить Бастрыкина, - провести профессиональную, честную судебно-медицинскую экспертизу по делу.
«Я сидела напротив Бастрыкина и держала в руках фотографию Павла Позова, лишившегося глаза от пули Железнякова. На этой фотографии, сделанной спустя полтора года после ночных выстрелов, до сих пор отчетливо видны на лице следы пулевого ранения в районе глаза.
Эти следы я комментировала по выводам независимых судмедэкспертов, которые выявили множество нестыковок, указывающих на фальсификации чистой воды.
Бастрыкин очень внимательно и заинтересованно слушал меня, задавал вопросы по делу. Сразу видно было, что наша история не оставила его равнодушным».
В прошлом году Харибовым удалось попасть на прием к Борису Карнаухову, заместителю председателя Следственного комитета России по Северо-Кавказскому федеральному округу. После этого приема Алла Анатольевна получила письмо из Главного следственного управления по СКФО, в котором ей сообщили, что руководителю следственного управления по Ставропольскому краю дано указание для объективного расследования уголовного дела, рассмотреть вопрос о проведении повторной экспертизы в Москве.
Однако в краевом следственном управлении начальников ослушались и повторную экспертизу в Москве не назначили.

 

Эксперт от подписи отказалась
Аргументируя свою просьбу о проведении честной экспертизы, Алла Харибова привела Бастрыкину оглушительные доказательства в фальсификации судебно-медицинской экспертизы, превратившей жертв полицейского стрелка в обвиняемых.
Раздобыл это доказательство Анатолий Макаревич - адвокат Павла Позова. Уточняя выводы, сделанные экспертами, он провел опрос рентгенолога Самохиной, в числе других подписавшей этот документ. На основании «ее выводов» Железнякову установлен «тяжкий вред здоровью», а мальчишкам, пострадавшим от его выстрелов, предъявлено обвинение.
Самохина, вглядевшись в подпись под комиссионным судебно-медицинским заключением, категорически отказалась признать ее своей. Письменно подтвердила адвокату, что подписи «сделаны не ее рукой».
«Когда я говорила Бастрыкину об отказе от подписи эксперта Самохиной, я затылком чувствовала, как меняются лица у сидевших за моей спиной следователя Бекетова, ведущего это дело, и его начальника – руководителя отдела по расследованию особо важных дел Юрия Ляшенко. Они такого «подвоха» от меня никак не ожидали.
Чувствуется, что мои слова возымели должное действие и на самого Бастрыкина. Александр Иванович, обращаясь к местным следователям, в жесткой тональности спросил: «Почему адвокаты должны заниматься вашей работой?» В ответ - молчание.
Сразу после этих слов Бастрыкин дал команду своему референту: «Зарегистрируйте обращение!» Я ушла удовлетворенная, потому что дальнейшее расследование по уголовному делу Бастрыкин взял под личный контроль».

 

«Я этого человека помню»
Алла Харибова передала Бастрыкину и заявление Георгия Кюльбякова, которого работники следственного управления к Бастрыкину не допустили. Георгий Николаевич писал о злоключениях своего брата, последовавших после поездки того в Москву с фактами преступной деятельности ряда лиц в Ставропольском крае.
«Передавая письмо, я напомнила Александру Ивановичу, что на встрече с ним прошлым летом в Москве Павел Кюльбяков также рассказывал ему о нашем деле. Бастрыкин быстро пробежал глазами бумагу, заметив: «Я этого человека помню», и попросил своего референта зарегистрировать письмо Кюльбякова», - рассказала нам Алла Харибова.
В тот же день, когда в Ессентуках граждан принимал Александр Бастрыкин, в Предгорном районном суде судья Ирина Чернова по представлению следователя Предгорного следственного отдела Петухова вынесла постановление о признании назначения Павлу Кюльбякову психолого-психиатрической экспертизы законным.
«Потерпевшие по уголовному делу (о ложном доносе) заявили ходатайства о проведении в отношении П. Кюльбякова психиатрической экспертизы», - говорится в судебном постановлении.
А эти потерпевшие, как указано в постановлении, «бывший начальник ОВД по Предгорному району Мясоедов Н.А., бывший заместитель прокурора Предгорного района Золотухин Д.А., бывший начальник криминальной милиции Кюльбяков К.В. и председатель Предгорного районного суда Железняков В.К.», то есть как раз те, на кого жаловался Бастрыкину Павел Кюльбяков.
Сомнения о вменяемости возникли у следователя следственного отдела по Предгорному району Александра Петухова, видимо, потому, что Кюльбяков писал Александру Бастрыкину об угрозах, которые поступают ему от имени перечисленных товарищей. Что интересно, с аналогичными жалобами обращался в краевые инстанции Кюльбяков и раньше.
Но до обращения к Бастрыкину сомнений в его вменяемости ни у кого из чиновников не возникало.

 

Заявления об угрозах как признак невменяемости
Массу заявлений об угрозах в свой адрес со стороны чиновников писал в правоохранительные органы Предгорного района и экс-глава Пригородного сельсовета Николай Потапов. И приводил конкретные примеры.
Три недели после побоев провела на больничной койке его жена Валентина Прокофьевна. Сам был избит неизвестными во время предвыборной кампании, лежал в больнице.
Кто-то стрелял из огнестрельного оружия по его окнам. Но ни следователи, ни полиция виновников не искали, и в возбуждении уголовных дел Потапову раз за разом отказывали...
А после попытки поджога его дома районные правоохранители даже заговорили о том, что больные на голову пенсионеры сами себя подожгли. Преступников никто не искал.
По этим самым причинам у Николая Потапова тоже был весомый повод записаться 23 мая на личный прием к главному в стране следователю. Но, как и многие другие, он на этот прием не попал.
18 мая после многочисленных угроз бандиты пришли к дому Николая Потапова и расстреляли его. 24 мая Николая Андреевича Потапова похоронили.

 

Елена СУСЛОВА

 

Александр21 ноября 2013, 00:30

Да я столкнулся с таким беспределом,что кажется нахожусь в дурдоме,а не в государстве Россия. Получаю липовое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи со смертью моей супруги в ЦГХ г. Краснодара,следователь со мной разговаривает 5.11.2013г., постановление от 29.08.2013г присылает почтой и утверждает,что он что то проверял- вешает лапшу. Жена умерла 1.02.2013, а исходя из написанного в постановлении она 21.05.2013 была готова к операции. Теперь становится более понятно откуда берутся Кущевки и им подобные.

Сочувствующий14 июня 2013, 12:46

Эй вы, циничные комментаторы! А что еще остается делать людям, которых напрасно "закатывают" под уголовку? Сидеть и ждать с моря погоды? Только из-за того, что никому не верят?

Эльвира Аведян14 июня 2013, 12:44

Я , Э.Аведян,кисловодчанка, с трудом дозвонилась 22 мая и записалась на прием к Бастрыкину, при этом меня подробно опросили- по какому вопросу я хочу попасть на прием ,Я честно ответила, что мне Следственным комитетом по Ставропольскому краю отказано в возбуждении уголовного дела на главу Кисловодска по статье "нарушения равенства прав граждан РФ...", и естественно, в 9 вечера того же дня мне позвонили и отказали в приеме с формулировкой "... из-за большого наплыва желающих".То есть , в приемной СК по СКФО поставили фильтр на прием желающих, и неудобных -не принимали.Не сомневаюсь, что это сделано было по распоряжению самого Бастрыкина.

Юрист07 июня 2013, 11:03

Уважаемые граждане, давно пора научиться слушать между строк. Фразу "Зарегистрируйте заявление", равно как и обещание "взять под личный контроль" следует понимать как "Иди нафиг, достал". Особенно странно видеть столь лояльный стиль изложения от автора. Уверен, Елена Суслова прекрасно знает цену словам правоохранителей. В подтверждение перечитайте статью, о Павле Кульбякове уже никто не помнит и даже разыскивают...

Юрист07 июня 2013, 11:00

Уважаемые граждане, давно пора научиться слушать между строк. Фразу "Зарегистрируйте заявление", равно как и обещание "взять под личный контроль" следует понимать как "Иди нафиг, достал". Особенно странно видеть столь лояльный стиль изложения от автора. Уверен, Елена Суслова прекрасно знает цену словам правоохранителей. В подтверждение перечитайте статью, о Павле Кульбякове уже никто не помнит и даже разыскивают...

Алина03 июня 2013, 08:28

"Блажен- кто верует"

Дмитрий31 мая 2013, 18:16

неужели ещё остались наивные, верящие в российское правосудие?????????Детская наивность и простота.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий