Поиск на сайте

 

 

 

Трехэтажное здание в центре Ставрополя стало объектом подковерной войны за сладкий кусок собственности

 

По количеству торговых площадей на душу населения Ставрополь занимает одно из первых мест в России, опережая даже Москву и Питер. Торговые центры открываются на месте вырубленных рощиц и садов (как «Европарк», «Европа», «Стела») или в помещения заброшенных предприятий (как, например, «Кейсария», «Ниагара» или «Капитал»). Вот такая примета времени: заводы закрываются – а на их месте растут магазины, где торгуют уже отнюдь не местными и даже не отечественными товарами! Как видим, новоявленные «хозяева жизни» не мучаются выбором: свое производить или чужим торговать – для торгашества много ума не надо.
35 лет в центре Ставрополя существовал магазин «Дом книги» – место паломничества книголюбов со всего края. В лихие 90-е оказалось, что книги народу не нужны – и некогда процветавший огромный магазин стал чахнуть, закрывались книжные отделы, а на их месте появлялись торговцы мебелью, телевизорами, косметикой.
И вот недавно «Дом книги», к изумлению горожан, закрылся окончательно – а вместе с ним канул в Лету последний в Ставрополе отдел редкой и букинистической книги… Зато на днях в помещениях этого огромного трехэтажного здания появится очередной безликий торговый центр, где будут торговать шмотками. Незадолго до этого в редакцию «Открытой» обратились бывшие работники-акционеры ОАО «Дом книги» с письмом, объясняющим подоплеку странной метаморфозы.

 

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! Мы, работники магазина, много лет были его акционерами – то есть полноправными совладельцами. Однако наши законные имущественные интересы руководство магазина злостно игнорировало: не проводились собрания акционеров (последнее и единственное состоялось в 1994 году), от нас была скрыта финансово-хозяйственная деятельность общества, дивиденды по акциям нам не выплачивались.
При этом директор магазина Николай Булгаков (поначалу имевший всего лишь 5,5% акций) методично скупал акции у нас, обманом убеждая, что они стоят сущие копейки. В 2002 году была произведена переоценка основных средств «Дома книги», в ходе которой номинальная цена каждой акции выросла в 40 раз, зато стоимость здания осталась прежней. По словам главбуха Раисы Мацукатовой, это было сделано, чтобы платить меньше налогов.
Еще 11% акций принадлежали зятю Булгакова, одному из руководителей печально известного ваучерного фонда «Южный» Игорю Панькову (в «Доме книги» он числился председателем совета директоров).
За несколько дней до прихода 2003 года к нам по домам стала ходить некая группа молодых людей, имеющая на руках реестр акционеров (где они раздобыли этот закрытый от посторонних документ – до сих пор неизвестно). «Ходоки» упрашивали нас продать им акции за какие-то смешные деньги. Но мы на уговоры не поддались – и продавать акции отказались.
Неделю спустя, в первых числах января, Булгаков стал по очереди вызывать нас к себе в кабинет и убеждать, чтобы мы продали акции ему, в противном случае грозил увольнением. Прессинг был настолько сильным, что несколько человек дрогнули и продали акции Булгакову (он заставлял их подписывать чистые листы бумаги – без указания фамилии, числа акций и полученной на руки суммы). В итоге у работников остался 21% акций. Как только Булгаков скупил акции, в магазине резко упала заработная плата, начались увольнения сотрудников. Почти четыре года мы пребывали в состоянии полной неопределенности. И вот в апреле 2007 года она, наконец, разрешилась – правда, по самому мрачному сценарию. Булгаков вызвал «на совещание» к себе в кабинет заведующих отделами и заявил им: магазин-де закрывается на капитальный ремонт, поэтому он увольняет весь коллектив. Но оставляет за работниками право выбора, на каком основании увольняться: либо по собственному желанию, либо по соглашению сторон, либо по сокращению штатов.
Мы обратились в городской Центр занятости, где юристы нам разъяснили: не позже чем за 2 месяца до массового увольнения директор был обязан издать приказ о сокращении штатов и ознакомить каждого из нас с этим приказом под подпись. В нашем же случае Булгаков известил работников об увольнении лишь за один день. Узнав о том, что мы обращались к юристам, Булгаков принялся стращать: мол, тех, кто станет качать права, он уволит по дисциплинарной статье без выходного пособия. В итоге большинство из сотрудников он вынудил под диктовку подписать заявления об увольнении «по соглашению сторон», обещав немедленно восстановить их на работе после окончания ремонта (тем самым Булгаков слагал с себя всякую ответственность, предусмотренную Трудовым кодексом). Еще несколько человек были уволены «по сокращению штатов».
Кстати, капитальный ремонт магазина, который и стал поводом к увольнениям, – вопрос отдельный. Еще за две недели до того, как Булгаков завел разговор об увольнениях, средств на капремонт у магазина не было – не существовало резервного фонда, займы общество не брало, а на расчетном счете лежали сущие копейки. То есть за считанные дни в руки директора Булгакова откуда-то упали огромные средства.
Откуда? Как мы позже узнали, он перепродал здание магазина некоему ООО «Стандарт» за смехотворные 2 млн. рублей (меньше даже, чем балансовая стоимость, составлявшая чуть более 3 млн. рублей).
Перепродавать здание Булгаков не имел никакого права. Мы потребовали от него провести внеочередное собрание акционеров и отчитаться обо всех его действиях, но наши требования он игнорировал.
Тем временем к нам стала проявлять пристальный интерес милиция – пятерых сотрудников магазина вызывал на опрос в краевое ГУВД некий майор Костоев, расспрашивал о тех же фактах, которые мы указали в письме в редакцию. Еще к одной сотруднице милиционеры приезжали вечером домой, тоже вели какие-то странные беседы. Однако никакого правового хода нашим жалобам милиция не дала.
Осенью мы обратились в краевой Арбитражный суд с тремя исковыми заявлениями, опротестовав незаконную скупку акций Булгаковым, закрытие магазина и его продажу ООО «Стандарт». Однако ни сам Булгаков, ни его представители на судебные заседания не являются, никаких имущественных документов (реестр акционеров, приказ о закрытии магазина на ремонт, протокол общего собрания акционеров об одобрении сделки купли-продажи и сам договор купли-продажи здания) в суд не предоставляют.
Мы обратились в ростовское управление Федеральной службы по финансовым рынкам, куда обязаны представлять реестры акционеров все акционерные общества, – но оттуда пришел ответ: «В нарушение требований федерального закона «О рынке ценных бумаг» ОАО «Дом книги» не предоставило документы, необходимые для проведения камеральной проверки деятельности указанного акционерного общества».
Упорство Булгакова вполне объяснимо: если суд докажет, что он вынудил нас продать акции по заведомо невыгодным условиям (путем обмана, насилия, угрозы или злонамеренно воспользовавшись стечением тяжелых обстоятельств), то, в соответствие с Гражданским кодексом РФ, продажа акций будет признана недействительной.
Мы подали в Ленинскую прокуратуру заявление о возбуждении в отношении Булгакова уголовного дела по фактам мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями и коммерческого подкупа. В возбуждении дела надзорники отказали «за отсутствием события преступления». Мы опротестовали этот отказ в краевой прокуратуре и Генпрокуратуре РФ – но ответа оттуда пока нет. Но мы не намерены прекращать борьбу и будем требовать от правоохранительных органов восстановления наших нарушенных трудовых и имущественных прав.
Развернутую жалобу мы направили и на имя губернатора края. Понадеялись, что уж он-то не останется глух к нашему горю – все-таки еще недавно был постоянным покупателем, регулярно захаживал в «Дом книги» по пути на работу в Белый дом. Но никакого ответа от Черногорова мы так и не дождались.

Л. Филиппченко, В. Кошелева,
Л. Михайлова, Л. Беляева и др. бывшие сотрудники-акционеры
ОАО «Дом книги»
(всего 8 подписей)



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий