Поиск на сайте

 

Как через социальные сети украинцы и россияне приходят к взаимопониманию

Об истории вопроса

Мое детство и молодость, с 3 до 26 лет, прошли в Западной Украине, в городе Стрый Львовской области. Отец мой служил там в одной из авиационных частей. Жили мы в военном городке, то есть в русскоязычном анклаве.

Но свободно ходили в город, посещали там различные кружки, спортивные секции, просто гуляли по старинному и уютному Стрыю. Город, надо сказать, замечательный!

Словом, мы жили открыто, изучали в русской школе украинский язык, и многие, в том числе и я, «розмовлялы на мови» так, что самые щирые украинцы порой не могли вычислить в нас москалей.

Я, несмотря на украинскую фамилию, доставшуюся от отца, всегда считал себя человеком русской культуры и гордился этим.

Кстати, мой отец, будучи наполовину украинцем, так и не смог выучить этот язык, а мама моя, стопроцентная русачка, чесала по-украински без запинки. Она и сейчас, в свои 87 лет, помнит совершенно чужой для нее язык.

- Пани Валя, вы хоча и руська, алэ така гарна, як мисцева, - однажды сказала ей тетка-молочница из близлежащего к городку села Дулибы.

В ее понимании походить на местных - это высшая похвала. Да, между нами, русскими и украинцами, там всегда проходила разделительная линия, чего, конечно, почти не было на востоке Украины.

Галиция – это совершенно другой мир. Не считая общей истории в Киевской Руси, полтысячи лет они жили обособленно от остальной Украины и тем более от России. Галиция – это и правда Европа, пусть и ее задворки, что тоже совершенно очевидно.

Для европейцев, поляков и австрийцев, владевших этими землями, галичане всегда были людьми второго сорта.

У наших народов сложная история взаимоотношений. 39-й год, когда Галиция якобы добровольно вошла в состав СССР, там помнили всегда. Для подавляющего большинства из них это всегда было событие со знаком минус.

Нас, советских, туда никто не звал, это я знаю точно. Но и бандеровцы натворили такого, что нельзя забыть и оправдать.

Словом, лучшее, что можно сделать в такой ситуации, это перестать ковырять былые раны, что мы тогда и пытались делать.

В целом это получалось, так как советская власть жестко держала под контролем любителей поковыряться в старых болячках. За все время проживания в тех краях меня дважды обозвали москалем, и один раз я получил за то «по мордасам». Согласитесь, за двадцать с лишним лет это не критично.

Многие на Украине стали понимать: они не нужны Европе, а Россия навсегда будет для них другом и братом.

«Як скажени»

Уехал я оттуда в 80-м году, о чем не пожалел ни разу, хотя и Стрый, и Львов – прекрасные города, я там чувствовал себя как рыба в воде.

Говорить мне там по-русски никто не запрещал, и было достаточно много людей, с которыми я мог общаться на родном языке. А вот писать – проблема. Русских изданий было мало всегда, а сейчас почти не осталось.

Короче, как бы там ни было хорошо, но это для меня не родная земля, тем более после того, как Украина стала самостийной. Последовательная и, я бы сказал, агрессивная украинизация всех сторон жизни там идет все 25 лет самостийности.

Наезжая периодически в края своего детства, я готов был мириться с проходившими там процессами. В конце концов, пусть делают что хотят, если все это в рамках пристойности, и, черт бы ее побрал, той самой толерантности, от которой скоро затошнит и Европу. Но в том-то и дело, что с каждым годом толерантности становилось все меньше. Нет, жить там я больше не смог бы!

А с 2014 года, когда случился тот самый Майдан, я стал абсолютным противником всего того, что сейчас происходит на Украине. Думаю, что в отличие от большинства своих соотечественников я могу судить о том, что там делается, менее предвзято и более глубоко, потому что, как говорится, я в теме.

И вот тут-то я наконец добрался до социальных сетей. Они стали мощным фактором формирования общественного мнения, к сожалению, по большей части однобокого и агрессивного. У меня в «Одноклассниках» и «Фэйсбуке» было много в друзьях жителей Украины.

По большей части это одноклассники, однокурсники по Львовскому университету и, как водится, друзья моих друзей, то есть люди мне малознакомые.

И вот большинство из них как подменили. Многие, причем говорящие по-русски, вдруг стали ярыми русофобами. В украинском языке этому поведению есть яркое определение - «як скажени», то есть сумасшедшие, взбесившиеся. Лично против меня плохого никто не говорил, но холод во взаимоотношениях я почувствовал. А те «лайки», которые они ставили, оценивая различные события, говорили о том, что наши позиции расходятся диаметрально.

Одна одногруппница с русской фамилией так и написала мне: «Сережа, я думала, ты тот самый, каким я тебя знала. А ты, кажется, путинский зомби…» А я всего только поставил «лайк» по поводу дня рождения Сергея Лаврова.

Теперь со многими просто не общаюсь, чтоб не портить отношения. Обидно и больно! Неужели между нами не осталось ничего хорошего?

Как бальзам на душу

О чудо! Нахожу в «Одноклассниках» группу «Стрый. Мандривка в мынулэ», то есть путешествие в прошлое. Модератор группы - один стрыйский врач, чуть старше меня.

Смысл группы в том, что люди выставляют там старые или даже старинные фотографии, открытки и вспоминают таким образом прошлое своего города, своих семей и родственников.

Я окунулся в воспоминания о своем детстве и юности, увидел фото и открытки столетней давности. Это так здорово - узнавать места, по которым ты ходил и которые были до тебя и будут после тебя! Сколько нового узнаю об истории этого края, о котором, и живя там, мало что знал!

Лишний раз убеждаюсь, что Галиция – это особый мир, малознакомый большинству моих соотечественников. Может, тогда, в 39-м году, и не надо было лезть туда со своими порядками? Может, это была стратегическая ошибка советского руководства, которая теперь вылезла боком для обеих сторон?

Но у истории, как говорится, нет сослагательного наклонения, мы ее не можем изменить. А вот относиться терпимо можем. И это я почувствовал, общаясь с людьми в этой группе. Там в основном украинцы, те самые «мисцеви», о которых такого высокого мнения была та тетка-молочница.

Но есть и люди русскоязычные, типа меня, которые когда-то жили и сейчас живут в Стрые. Всем дорог этот городок - независимо от того, на каком языке жители говорят, каких политических взглядов придерживаются.

И вот эта любовь к прошлому той земли, где ты живешь или жил, к твоей прошлой жизни объединила людей. Какие теплые комментарии читаю там! Как много общего находится у нас, живущих в разных городах и странах! И никакой политики, никакой злобы и сведения исторических счетов!

Никто не хает ни советского прошлого, ни нынешнюю ситуацию, сознательно уходя от острых вопросов ради человеческого общения.

На мой взгляд, прекрасный образец того, как простые люди могут и должны в пику политикам находить общий язык между странами. И если между нами, простыми гражданами, будет больше таких добрых отношений, то и делить нам будет нечего.

Согласитесь, гораздо лучше, чем плевать друг в друга, просто протянуть руку соседу и по-доброму пожать ее.

Сергей ИВАЩЕНКО

 

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий