Поиск на сайте

 

Правление Екатерины II было долгим и противоречивым. Воплощаемые ею либеральные замыслы шли вперемешку с закручиванием гаек крепостного права

 
Она была принцессой карликового немецкого княжества Ангальт–Цербского. В Россию попала по случаю - требовалось срочно женить наследника. Перейдя в православие, получила имя Екатерина. А 28 июня 1762 года гвардия свергает ее мужа Петра III и провозглашает ее императрицей. При этом у Екатерины на российский трон нет никаких прав. Наследником задушенного Петра должен был стать малолетний сын Павел. И пока он был несовершеннолетним, его мать могла состоять при нем в лучшем случае регентшей.  Но она, имея поддержку среди влиятельных лиц двора, удерживает бразды правления в своих руках.
Екатерина понимала, что ее власть не легитимна, что она – узурпатор. И потому долгое время ей могло причудиться, как рота гвардейцев, ведомая офицерами-заговорщиками, низводит ее с престола. Так же легко, как низвела ее мужа. И случиться это могло, вызови она серьезные недовольства среди дворян.
Невольное восприятие своей власти как «незаконнорожденной» скажется на проводимой ею политике. Она будет поступать слишком осторожно и все время оглядываться на шляхту – не ущемила ли она нечаянно ее интересы? 
Слыла либералкой, но историк напишет: «К концу царствования Екатерины Россия, несомненно, стала гораздо более крепостной, чем была прежде».
А о том, что она страстно желала увидеть на своей голове императорскую корону, можно прочитать в написанных ею дневниках. 
Насколько права она оказалась в своих притязаниях? Бывает, исследователи приводят ее имя с приставкой «Великая». Такого титула заслуживают правители, которые сумели адекватно ответить на вызовы времени. Наш ли это случай?
 
«Портрет Екатерины II перед зеркалом». Виргилиус Эриксен
 
Свобода лучше несвободы…
 

Свое правление Екатерина начала с попытки реформировать правовую систему. Вычитанное у философов-просветителей будоражило ее воображение. «Хочу повиновения законам, а не рабов», - написала она пафосно депутатам, съехавшимся для выработки нового законодательства.

Она даже замахнулась на крепостное право. «Противно христианской религии и справедливости делать рабов из людей, которые все получают свободу при рождении», - читали депутаты дальше. И от прочитанного их лица вытягивались в недоумении. Они никак не могли взять в толк, какие такие права предлагает матушка-императрица дать мужику.

О деспотических формах крепостного права, воцарившихся к тому времени в Российской империи, в Западной Европе давно забыли. Но русский православный помещик не находил ничего порочного в обладании рабами.

Что оставалось Екатерине? Она умела «вслушиваться» в обстоятельства. Однажды даже произнесла: «Надобно делать так, чтобы народ желал того, что мы намерены предписать ему законом».

А если не желал? Тем более если этот народ – дворяне? Тогда Екатерина великодушно отказывалась от своих претензий. Не уподобляться же ей Дон Кихоту, атакующему ветряные мельницы…

Хотя один ее венценосный современник, с которым она была в приятельских отношениях, сумел проявить твердость. Это был австрийский император Иосиф II, освободивший крестьян от остатков крепостничества. И сделавший это несмотря на противодействие земельных магнатов. Французский историк Джин Беренджер писал, что правление Иосифа «представляло решающую фазу в процессе модернизации австрийской монархии».

В российской монархии такой модернизации не произошло. Общество сохранило архаичные устои, опиравшиеся на крепостное право.

 
Граждане аристократы 
 

И все же Екатерина не случайно состояла в переписке с Вольтером. Именно в ее правление начинается история либерализма в России.

Почин состоял в вольности, которая даровалась дворянству. Оно освобождалось от обязательного тягла – нести государеву службу. И теперь само, как ему вздумается, могло устраивать свою жизнь.

Императрица даже позаботилась о том, чтобы разбежавшаяся по домам шляхта не захирела от безделья. И подыскала ей новую работу – заправлять делами земств. Для чего провела губернскую реформу. Согласно ей в местные начальники дворяне могли только избираться. Тогда-то и родилось выражение «прокатить на вороных».

Так благородное сословие приобщалось к... демократии.

Но для торжества либерализма Екатерина пошла и на вовсе неслыханный шаг - она бросила клич, подписав соответствующий указ, заводить …вольные типографии. С их появлением, полагала она, «народ» быстрее обзаведется гражданскими манерами.

И сама издавала журнал «Всякая всячина». Даже писала в нем под псевдонимом задорные статейки, чтобы соблазнить читателей к дискуссии.

А ведь процесс пошел.

Очень быстро, например, приобрел известность Николай Новиков. Арендуя типографию, он издавал не только много полезных книг, но и ряд сатирических журналов, в которых сам был частым автором. Благодаря его деятельности, писал Василий Ключевский, «стало пробиваться то, с чем еще не знакомо было русское просвещенное общество, – общественное мнение».

 
А на заборах… индюки сидят
 

Екатерину всплески вольнодумства настораживают, и она публично выступает за «сатиру в улыбательном духе», которая «персон не задевает».

Но не все прислушиваются к совету императрицы. В издаваемом тем же Новиковым журнале «Живописец» граждане дворяне читали: «Мамаша после обычной утренней расправы на конюшне с крестьянами и крестьянками принималась за французскую любовную книжку и откровенно объясняла по-русски все прелести любви и нежности прекрасного пола своему тринадцатилетнему сыну...»

Публикации Новикова о крепостничестве кажутся дерзкими.

И как гром средь ясного неба появляется книга «Путешествие из Петербурга в Москву», которую Александр Радищев издает в своей типографии.

Екатерина в страшном гневе. Оплакивает судьбы крестьян?! Да она сама некогда рапортовала Вольтеру: «Наши налоги так необременительны, что в России нет мужика, который бы не имел курицы, когда он её захочет, а с некоторого времени они предпочитают индеек курам».

Лукавила императрица или действительно верила в написанное? Между тем один из ее сановников, Петр Панин, сделал такую запись: «Господские поборы и барщинные работы в России не только превосходят примеры ближайших заграничных жителей, но частенько выступают и из сносности человеческой».

В любом случае крамольные авторы за «клеветы» получили свое: один -место в Шлиссельбургской крепости, другой – в Сибири. А частные типографии велено было закрыть. Последовали и другие строгости. От спущенных сверху свобод и след простыл.

 
Екатерина II у Михаила Васильевича Ломоносова.
 
«Будет чугуна и стали на душу населения втройне…»
 

Пыталась Екатерина насадить либерализм и в промышленности. Изданный ею манифест о свободе предпринимательства гласил: чтобы открыть предприятие, не нужно разрешения чиновников. А чтобы последние не испытывали соблазн «кошмарить бизнес», упразднила Берг- и Коммерц-коллегии.

Как результат - Россия по выпуску чугуна утерла нос Европе… Статистика потом покажет, что за время правления Екатерины число мануфактур и заводов увеличилось втрое.

Но при всем этом, как писал дореволюционный историк Николай Рожков: «В России был самый «отсталый» экспорт: в нем практически не было промышленной продукции, только сырье».

Как же так? Объяснение простое – в той же железоделательной отрасли главным работником состоял крепостной мужик, приписанный к заводу. Его труд заводчику доставался почти даром. И потому у того не было нужды тратиться на модернизацию. Мускульной энергии и так на все хватало.

Отсюда и показательна судьба сконструированного Иваном Ползуновым универсального парового двигателя. Спустя некоторое время, после незначительной поломки, он будет «разломан».

В Англии аналогичное изобретение, сделанное Джеймсом Уаттом спустя почти двадцать лет, подтолкнуло промышленную революцию.

В итоге Россия, со своим растущим, но архаичным производством, ничего качественного, пользующегося спросом, предложить миру не могла. Разве что чугун, который закупала Англия, чтобы отливать из него различные части паровых машин.

 
«Гром победы, раздавайся!»
 

Но факт неоспоримый: громкая слава следовала за Екатериной по пятам. Реляции о славных викториях стали в ее царствование привычным событием. «Внешняя политика - самая блестящая сторона государственной деятельности Екатерины, произведшая наиболее сильное впечатление на современников и ближайшее потомство», - отмечал Василий Ключевский.

В результате успешных войн с Портой к России отошли плодородные земли северного Причерноморья, присоединен Крым. А после раздела Польши по сговору с союзниками к ней перешли западные промышленные регионы. Прирост населения составил семь миллионов человек.

Империя переживала триумф. Князь Безбородко в конце своей дипломатической карьеры молодым русским дипломатам говорил: «Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела».

Благодаря «трофеям» Россия значительно пополнила свои экономические ресурсы. Что позволило и дальше обходиться без всяких новаторств.

А потом …явились декабристы.

 
Виктор СПАССКИЙ,
историк
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий