Поиск на сайте

 

 

Общественная палата России превратилась в тусовку известных лиц и фамилий, а потому – в еще одну бесполезную структуру
 
Как уже писала в прошлом номере наша газета, недавно в Нальчике прошло заседание комиссии Общественной палаты РФ по коммуникациям, информационной политике и свободе слова. Сразу скажу, впечатления от этого форума остались самые тягостные.  
 
Блеск и нищета
Ситуация вокруг свободы СМИ – «лакмусовая бумажка» того, что происходит со всеми институтами гражданского общества в России. А этих институтов практически не осталось: некоммерческие организации (НКО) удушены драконовским законодательством; церковь идеологически уже встроена в систему госвласти; профсоюзы куплены-перекуплены с потрохами; политическая оппозиция добита и развеяна по ветру… Тем более удивительно было видеть на этом унылом фоне зарождение принципиально нового гражданского форума – Общественной палаты, призванной, по идее Кремля, консолидировать лучшие силы прогрессивной общественности. 
Правда, сразу же возникла масса крамольных вопросов к идеологам свежеиспеченного «органа» – и самый главный: по какому критерию отбирались члены палаты? Нет, про три «порции» из 42 человек, предлагаемые лично президентом, всероссийскими и региональными НКО, вся страна наслышана вдоволь.
Спрашивается: почему добрая половина палаты – лица с гламурных обложек, звезды шоу-бизнеса, спортсмены, олигархи, адвокаты, а другая половина – господа менее известные, но ни разу не «запятнавшие» себя критикой существующего курса? Создается впечатление, что критериями отбора были исключительно лояльность и «глянцевость», а вовсе не общественный вес и высокая гражданственность.
Тенденция, впрочем, характерная. Особенно ярко проявляется она, если сравнить разношерстный состав Общественной палаты (которую с легкой руки президента Фонда защиты гласности Алексея Симонова называют «парламентом для бедных») с настоящим, «большим» парламентом. В Госдуме РФ через одного заседают спортсмены и певцы, почти наверняка имеющие о законотворческом процессе самое поверхностное представление.
А с недавних пор экспансия «политлоска идет и в регионы – пышногрудая теледива Маша Малиновская принимает законы в белгородской областной Думе, фигурист Плющенко – в питерской, а его коллега Леночка Бережная – в нашей, ставропольской…
 
Сломленный хребет
Выездное заседание в Нальчике, посвященное свободе слова, окончательно утвердило в мысли: сегодня Общественная палата превратилась в тусовку известных лиц и фамилий. Коллеги-журналисты, съехавшиеся в столицу КБР со всех уголков Юга, недоумевали: по какому праву их взялся учить уму-разуму насквозь ангажированный (причем ангажированности своей не скрывающий) телеведущий «России» Николай Сванидзе или главный редактор «Московского комсомольца» (название которого стало в 90-е годы нарицательным – как синоним «желтой прессы») Павел Гусев.
Ощущение «искусственности» происходящего не покидало меня (как, пожалуй, и всех трезвомыслящих людей) на протяжении всего форума. О том, какая здесь царила атмосфера, лучше всего расскажут детали. Так, господин Гусев (он, кстати, возглавляет комиссию Общественной палаты по СМИ), предваряя форум, выступил с необычайно жестким заявлением о свободе слова в стране, привел целый набор шокирующих примеров и даже заикнулся было, что в России журналист не может чувствовать себя по-настоящему свободным. Со сцены повеяло искренностью.
А на исходе того же дня, комментируя выкладки авторитетной организации «Репортеры без границ», поставившей нашу страну на 147-е место в мире по уровню свободы слова, Гусев заметил: «Это унижение российской прессы, мы достойны 20-го места». Вот те на! Так и подмывало спросить медиамагната: а как же все ваши патетичные заявления о притеснениях СМИ?! Куда ж девать приведенные в вашем докладе, Павел Николаевич, цифры: десятки убитых и пропавших без вести журналистов, сотни закрытых изданий, изъятых тиражей, тысячи униженных и морально раздавленных властью читателей?
К концу форума поначалу решительный и кое-где даже (удивительное дело!)революционный тон Гусева окончательно сменился на подобострастный и соглашательский. Выступая перед лицом больших гостей – южного полпреда Козака и президента Кабардино-Балкарии Канокова – он без устали рассыпался в политесах: ах, как замечательно в ЮФО обстоят дела со свободой слова. Простые журналисты, сидевшие в зале, плевались…
 
Не свобода, а несвобода
Или другой эпизод. На сцену вышла представительница комитета «Матери Беслана» с необычайно эмоциональным, жестким выступлением. Она попросила лично Сванидзе, чтобы Общественная палата помогла пригласить на словесный поединок в телепередаче «К барьеру» авторов двух докладов по бесланским событиям – официального (советника президента Торшина) и альтернативного (независимого депутата Савельева). «Страна не должна забывать о Беслане! Это наша общая боль!» – дрожащим голосом говорила с трибуны женщина, дочь которой погибла в той самой школе.
В ответ Сванидзе театрально возмутился: «Да как мы можем приказывать Соловьеву, кого приглашать на передачу!» Далее последовал его длинный и сбивчивый монолог на тему «Члены палаты – никому не начальники», а следовал из него простой вывод – Общественная палата не может сделать в нашей стране ни-че-го. Что, собственно, было изначально и так всем понятно. А по рядам тем временем летел злой шепоток: что ж вы тогда, многоуважаемые члены палаты, сидите и штаны протираете – да еще и за счет нас, добропорядочных налогоплательщиков?!
А действительно, чем занимается Общественная палата? На ее официальном сайте приводятся следующие цифры: за прошлый год состоялось четыре пленарных заседания, проведена экспертиза 18 законопроектов и подготовлено более 30 заключений, рекомендаций и предложений по изменению законодательства. То есть, по грубым подсчетам, в поле зрения «сенаторов» попал лишь каждый десятый российский закон. Что с остальными? Не успели изучить (наверное, в силу чрезмерной занятости по основному месту работы) или сверху «попросили» не трогать? Право, остается теряться в догадках.
Припомните ли вы хоть один резонансный конфликт, где Общественная палата сказала свое веское слово? Лично я – нет. Более того, начальники разных мастей и масштабов палату демонстративно игнорируют. Вот пример – на общественный комитет, где рассматривалась животрепещущая тема переселенцев из Южного Бутово, попросту не явился начальник ГУВД столицы. Трудно представить, как чиновник даже самого мелкого пошиба будет смиренно отчитываться о своих прегрешениях перед румянощекой хохотушкой Алиной Кабаевой или эстрадной примадонной Аллой Пугачевой. 
 
Моя мораль меня бережет
При этом Общественная палата имитирует самую кипучую деятельность. Так, в Нальчике она представляла свой новый проект – Хартию журналистов. По задумке создателей, этот документ должен стать своего рода «клятвой Гиппократа» для «акул пера», подписывать его должны все поступающие на журфаки и пришедшие на работу в редакции СМИ.
Но к чему новые меморандумы и пакты измышлять, коли от журналиста всего лишь требуется соблюдать существующие законы и действовать сообразно велениям совести? Совестливость-то никакими бумажками не воспитаешь!
Помнится, год назад «Единая Россия» предложила партиям страны подписать документ с громким названием «Антифашистский пакт», который на деле явился набором выдержек из имеющихся законов. Собрались в Москве, под прицелом телекамер подписали, на радостях закатили грандиозный фуршет – но шовинизма в стране меньше не стало. Напротив, он цветет махровым цветом – в том числе и в выступлениях политических лидеров, которые поставили свои подписи под тем самым «Антифашистским пактом».
 
Антон ЧАБЛИН,
политический обозреватель «Открытой»
 
«Парламент для бедных»
 
Владимир РЫЖКОВ, депутат Госдумы РФ, сопредседатель Республиканской партии РФ:
– Общественная палата – абсурдная идея, так как во всем мире функцию контроля за исполнительной властью выполняет парламент. Пусть лучше президент вернет политические полномочия Госдуме и Совету Федерации.
 
Алена ЛАЗАРЕВА, член нижегородского политсовета партии «Патриоты России»:
– Складывается впечатление, что кое-кто в исполнительной власти корректирует списки «нужных» людей… Если так будет продолжаться, то недалеко время, когда Общественная палата превратится из совещательного органа при президенте России в закрытый бизнес-клуб олигархов. Что они насоветуют президенту, можно только догадываться.
 
Александр КРУТОВ, депутат Госдумы РФ, президент Международного фонда славянской письменности и культуры, главный редактор журнала «Русский дом»:
– Непонятно, зачем нужна Общественная палата, если функции по контролю за исполнительной властью должен осуществлять парламент, как это и делается во всех странах… Вместо того чтобы создавать такую структуру, как Общественная палата, нужно вернуть функции общественного контроля за исполнительной властью Госдуме.
 
Людмила АЛЕКСЕЕВА, председатель Московской Хельсинкской группы:
– Руководители социальных организаций могут там (в Общественной палате) участвовать с большой пользой – у них нет канала, по которому они могут общаться с нашей исполнительной властью, а с помощью Общественной палаты смогут решать свои проблемы.
 
Борис НЕМЦОВ, член федерального политсовета СПС:
– Общественная палата – это такое абсолютно позорное учреждение, где все назначаются президентом. Главная задача палаты - одобрять любые, в том числе и безумные, инициативы власти.
 
Олег ЗЫКОВ, президент Российского благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркомании», член Общественной палаты РФ:
– Понятно, что Общественная палата далека от идеала. Если люди приходят туда лоббировать собственные интересы, ничего хорошего не происходит. Но если верить в то, что есть люди, способные мыслить конструктивными гражданскими категориями, можно добиться каких-то результатов.
 
Алексей СИМОНОВ, президент Фонда защиты гласности:
– Общественная палата, к сожалению, малодейственный и мало кому нужный орган, это, скорее, такой парламент для бедных.


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий