Поиск на сайте

 

 

Имя нашего земляка, философа, публициста, писателя Якова Абрамова возвращается к современникам

 

На днях в краеведческом музее им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве открылась выставка «Поиски правды», посвященная нашему земляку, одному из самых талантливых, образованных и деятельных представителей русской интеллигенции второй половины позапрошлого века, просветителю, публицисту, писателю Якову Васильевичу Абрамову (1858-1906).

 

Лёд тронулся. Однако...
По-хорошему, это даже не выставка в привычном ее понимании. Речь, скорее, идет о масштабном культурно-историческом проекте, цель которого – вернуть забытое имя Якова Абрамова нашим современникам, остро нуждающимся в свежих идеях, но того, увы, зачастую попросту не осознающим.
О необходимости возвращения имени Абрамова еще лет пять назад со всех трибун пытался донести исследователь его жизни и творчества, профессор СКФУ, доктор филологии, историк русской и ставропольской словесности Вячеслав Михайлович Головко. Именно его стараниями удалось вернуть забытое ныне имя Абрамова в научный обиход с помощью первой монографии, посвященной творчеству мыслителя.
В прошлом году в университете увидел свет очередной том роскошной антологии «Опальные. Русские писатели открывают Кавказ», вобравшей в себя опыт минувших столетий, раскрывающей богатство истории и культуры местных народов. Большая глава книги посвящена Якову Абрамову.
Вслед за этим в свет вышла книга Вячеслава Головко «Далекие близкие», один из героев которой – Яков Абрамов. Наконец, недавно совсем профессор Головко издал очередную работу «Я.В. Абрамов в истории культуры и общественной мысли России», которая только ждет еще своей широкой презентации.
Кажется, лед тронулся, имя философа, социолога, писателя стало доступным широкой публике. Без труда можно ознакомиться с его исследованиями, прочитать полный сборник рассказов и очерков «В поисках за правдой», изданный в Санкт-Петербурге в 1884 году, но уничтоженный по указанию цензоров. Уцелел один лишь экземпляр, который хранится в фондах Российской национальной библиотеки, а ставропольскому краеведческому музею посчастливилось стать владельцем ксерокопии сборника.
Однако проблема возвращения забытых имен сегодня стоит по-иному, нежели ее принято подавать. Вернуть наследие Абрамова – отнюдь не значит опубликовать, пусть даже полностью, все его сочинения. Для тех, кто с аптекарской точностью очищает от коммунистического наслоения нашу реальную историю, задача стоит шире – обратить внимание современников на то, как и чем жили их выдающиеся предки. И сделать это титанически трудно.

 

Депутатов замечено не было
Возвратившись в Ставрополь-Кавказский из Санкт-Петербурга в 1890 году, Абрамов четырежды избирался гласным (депутатом) городской думы. Активно и деятельно занимался вопросами здравоохранения, благоустройства, промышленности, торговли, благотворительности, выпускал «народные» брошюры («Юридическая библиотека», «Сельский календарь», «Новейшие успехи знания»), организовал за свой счет несколько общественных школ, ясли. В 1905-м, после череды черносотенных погромов, создал и возглавил комиссию по самообороне города, из которой впоследствии выросла муниципальная милиция.
Не было, пожалуй, ни одного горожанина, который бы не знал Абрамова или не был наслышан о его благих делах. Сколько сделал Абрамов для Ставрополя, нынешним депутатам не мечталось даже в самых сладких снах. Но, думаете, кто-то пришел из них на выставку? Кто-то из них захотел знать, кем был их яркий предшественник, какими мыслями пробуждал крестьянско-купеческую провинцию, кому помог?..
В краеведческий музей не явилось ни одного из тридцати городских депутатов, которые, однако, не упустят возможности помелькать в прессе. Потому что живут они иными заботами, не соприкасающимися с теми, которыми жил Абрамов. Собственный интерес важнее и понятнее, чем «поиски правды». А принятое в 1909 году решение городской думы об увековечивании памяти Якова Васильевича до сих пор не выполнено.
Обязанность познакомить нас с Яковом Абрамовым добровольно взял на себя Вячеслав Головко. Делает это не по принуждению, а по велению души, осознавая всю меру ответственности за то, как будем жить мы, каким путем пойдем. Они и похожи между собой – Яков Абрамов и Вячеслав Головко.
Чистые, одухотворенные взгляды, излучающие открытость, увлеченность, самоотверженность. Взгляды просветителей – сколь проницательные, столь и безоружные для истинных интеллигентов. Главное «оружие» их – отсутствие и тени конъюнктурной заданности, ничего кроме жажды поиска, открытий, проникновения в саму суть вещей.

 

Отдался тихой культурной работе
В кругах творческой интеллигенции выставка, идейным вдохновителем которой выступил Вячеслав Головко, стала настоящим событием в культурной жизни Юга России. Приветственный адрес пришел от Союза российских писателей, Института мировой литературы РАН, архивной службы Северной Осетии-Алании (республика выступила одним из учредителей мероприятия).
Выставку оформили видами былого Ставрополя времен Абрамова, многие из которых принадлежат перу академиста Василия Ивановича Смирнова. Колорит эпохи передают старые газеты, книги, журналы, афиши, документы из жизни города. Прозвучал рассказ писателя «Бабушка-генеральша», студенты разыграли сцену по мотивам произведений писателя.
Познавать, изучать и обожать Абрамова есть за что – за непревзойденное по своей интеллектуальной мощи правдоискательство, за биение мысли, за те вопросы, которые Яков Васильевич ставил перед провинциальной и российской интеллигенцией в непростое для страны время.
Абрамову удалось создать самобытную концепцию развития России, главным положением которой стало эволюционное преобразование общественной модели. Не верил он в утопические идеи «русского социализма», но считал, что народ нужно упорно, кропотливо просвещать. В подтверждение своей философии отдался «тихой культурной работе» – организовывал общественные школы, народную библиотеку, издавал популярные брошюры.
Отодвинув на второй план умозрительные общественно-политические изыскания, главным своим призванием считал решение практических вопросов по улучшению положения народа, но неизменно через приобщение к культуре в широком ее понимании.
В свои двадцать с небольшим Абрамов ставил такие вопросы, что невольно задумаешься: а возможно ли вообще так емко рассуждать в таком юном возрасте?
Считается, что Яков Абрамов немало сделал для утверждения на Ставрополье кадетов, социал-демократов и эсеров, одновременно выступая против крайних методов борьбы с самодержавием. Чем, возможно, и вызвал в свой адрес критику Ленина.

 

Лучшая книга о кавказских горцах
Отдельного упоминания заслуживает индивидуальный стиль писателя, эстетика и поэтика его художественной и публицистической прозы. Перу Абрамова принадлежит одна из первых и лучших публикаций о кавказских горцах – книга вышла в печать, когда писателю было всего 26 лет.
Невероятно одаренный, он начал печататься в «Отечественных записках» Салтыкова-Щедрина, а позже возглавил один из важнейших отделов «Внутреннее обозрение». После закрытия «Отечественных записок» за «вредное направление» Абрамова пригласили в журнал «Северный вестник» заведовать отделом «Из провинциальной печати».
В санкт-петербургскую бытность, до возвращения в Ставрополь, публиковался практически во всех столичных изданиях. Его книга о воскресных школах на Всемирной выставке в Париже стала среди европейцев настоящей сенсацией.
Мало кому известно, что именно Абрамову принадлежит идея рассказывать биографии великих людей – книги, выходившие в издательстве Флорентия Павленкова. Позднее из этих книг выросла знаменитая серия «Жизнь замечательных людей». В Грузии в этом году были переизданы пять книг Абрамова под рубрикой «ЖЗЛ».
Яков Абрамов – явление редкое и достойное внимания любого, кто считает себя гражданином и патриотом. А для ставропольцев в этом скрыт особый смысл, ибо вопросы общественного развития философ ставил именно на примерах местной провинциальной жизни.
Есть что сопоставить, над чем поразмыслить, о чем поспорить.

 

Олег ПАРФЁНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий