Поиск на сайте

 

 

Прочитал в «Открытой» статью Антона Чаблина «Залечить раны кавказской войны». Абсолютно согласен с главным посылом автора – проблема русских беженцев далека от решения, и в этом вина краевых властей

 

Я – коренной грозненец, как и мои родители, дед и прадед. В Грозном я окончил школу, туда вернулся с дипломом и работал много лет в пусконаладочном управлении, а с началом перестройки открыл и свой бизнес, связанный с котельным оборудованием.
В 1994 году разбомбили мой замечательный кирпичный дом, находящийся в центре Грозного. Все сгорело – имущество, документы, сберкнижки, фотографии. Хорошо, что сам остался жив и при паспорте (я в тот момент находился в командировке в Ставропольском крае).
Рвался немедленно вернуться, твердил: у меня ночник дома включенным остался! Товарищи не пустили: какой ночник – там танки!
Когда вернулся, увидел лишь руины. Ни родового гнезда, ни бизнеса, большинство друзей и знакомых покинули город. Как начинать с нуля в пенсионном возрасте?
В Пятигорске я основал региональную ассоциацию вынужденных переселенцев и беженцев. Она имеет статус региональной, в нее входят многие жители Чечни, разбросанные сейчас по городам и станицам края. Мы решаем проблемы, связанные с восстановлением правового статуса, жильем, компенсациями, розыском пропавших без вести.
 С грустью констатируем: с каждым годом нас меньше, сейчас около 60 человек, а проблемы как были нерешенными, так и остались. Мы, конечно, получаем какие-то гранты, стараемся оказать временную помощь – хотя бы для решения медицинских проблем, но настоящая помощь, конечно, должна оказываться на федеральном уровне, а достучаться до него должна местная, краевая власть.
Она этого не делает! Иначе почему наш президент Владимир Путин на встрече с членами Совета по правам человека в сентябре этого года так удивился наличию этой проблемы?
Есть стенограмма выступления на этом совете Александра Мукомолова, председателя ММГЛ (Миротворческой миссии на Северном Кавказе имени генерала Лебедя).
Так вот, когда он озвучил Путину проблемы вынужденных переселенцев (73 тысячи человек), связанные с отсутствием механизмов компенсации за жилье, имущество и вред, причиненный здоровью, с розыском пропавших с помощью экспертиз на генетическом уровне, то президент (цитирую стенограмму) сказал следующее: «Спасибо, что сказали об этом… Честно говоря, не думал даже, что там остаются эти проблемы…»
А ведь поручение – «оказать государственную поддержку гражданам, утратившим жилье в результате кризиса в Чеченской Республике» – главе Минрегионразвития дал еще в 2010 году тогдашний президент Дмитрий Медведев. И президент с тех пор сменился, и глава соответствующего министерства, и губернатор…
Поручение до сих пор «выполняется». И кому как не нынешнему главе региона напоминать центру о том, что мы есть, мы бедствуем, мы ждем? А многие уже не дождались…
У меня совсем нет обиды и злости на чеченскую власть. Ее, в отличие от нашей, не надо просить дважды. В 2006 году мы попросили Рамзана Кадырова оказать нам помощь при посещение кладбищ в Грозном. И с тех пор мы, сотни человек, каждый год приезжаем на Пасху в Грозный.
Нас встречают, размещают в хорошей гостинице, кормят, развозят по разным кладбищам города, чтобы мы помянули своих родных, обиходили их место упокоения. Полностью оплачивают дорогу и наше проживание!
Почему у них этот вопрос не потонул в согласованиях, а у нас каждый год как будто начинается с чистого листа?

 

Вадим АЛЕМАНОВ,
председатель совета Ассоциации вынужденных
переселенцев и беженцев «Соотечественник»



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий