Поиск на сайте

 

 

Перехватывает разоблачительные письма «в Москву» и сочиняет за неё «ответы»?

 
Следственный отдел будённовской полиции охотится на безвинную жертву якобы в рамках уголовного дела, которое было прекращено за отсутствием состава преступления несколько лет назад.
Чей заказ выполняется? Почему фальсификаторов продвигают по службе?
 
Охотились за жертвой пять лет
 

В публикациях «Недосягаемость  необычайная» («Открытая», №27 от 16 июля с.г.) и «Хищные повадки "силовой" дамы» («Открытая», №32 от 20 августа с.г.) газета рассказала, как Общественная палата Буденновска взялась за нелегкое дело восстановления доброго имени местного жителя Владимира Салофильева. Правоохранительные органы преследовали человека за то, чего он не совершал в течение пяти лет!

На него завели уголовное дело, арестовали имущество, взяли подписку о невыезде, методично таскали на допросы. Злонамеренность, а по существу, преступность действий преследователей становилась все более очевидной, потому и попала в поле зрения Общественной палаты Буденновска.

При участии прокуратур города и края общественные активисты сумели вытащить на свет факты, от которых волосы дыбом. Вкратце напомним о них.

Итак, 26 ноября 2011 года замначальника следственного отдела при ОМВД РФ по Буденновскому району Н. Гонтаренко письменно известила Салофильева о том, что в отношении него приостановлено предварительное следствие.

Однако о том, что по настоянию прокуратуры за той же датой и собственной же подписью она прекратила уголовное преследование, Гонтаренко адресату знать не дает и намеком. Потому Салофильев, по-прежнему считая себя подследственным и доказывая свою невиновность, продолжает писать письма в различные правоохранительные инстанции, изматывать нервы, терять здоровье.

А эти самые правоохранительные инстанции, уж точно некоторые из них, похоже, тоже не ведали, что преследование-то прикрыли. И вот тому ряд подтверждений.

Постановление о прекращении уголовного преследования за отсутствием состава преступления от 26 ноября 2011 года за своей подписью Н. Гонтаренко вручила Салофильеву лишь… 30 ноября 2013 года, то есть спустя два года. Но когда измотанный Салофильев попросил полицейскую даму поставить на постановлении штампик, удостоверяющий, что это официальный документ, та категорически отказалась.

С чего бы? Вот тут-то и подтвердилось, что в течение как минимум двух лет г-жа следователь злонамеренно разводила жертву.

 
«Своих» не сдают
 

Чувствуя, что запахло жареным, в феврале этого года Гонтаренко выносит постановление о прекращении уже уголовного дела -  мол, вот вам бумага, отвяжитесь! Однако в нарушение УПК РФ в постановлении умолчала, что Салофильев имеет право на реабилитацию и возмещение морального и материального вреда. Умолчала потому, что знала: за «расследование» давно закрытого уголовного дела придется отвечать именно ей.

Дело вновь возвратили на доработку, и в июне этого года уголовное дело в отношении Салофильева, наконец, было прекращено с признанием за ним права на реабилитацию. Казалось бы, Общественная палата, разоблачив противоправные действия следствия, сумела незаконным уголовным преследованиям Салофильева положить конец. Но не тут-то было!

В очередном(?!) постановлении Гонтаренко в красках расписывает преступный умысел предпринимателя, целью которого якобы было завладение денежными средствами. Но опять же вынуждена была признать «отсутствие состава преступления».

Умысел наверняка был, да только завладеть денежными средствами пытались у самого Салофильева. А потому замначальника следственного отдела при ОМВД РФ по Буденновскому район Гонтаренко год за годом держала жертву на крючке. Это была настоящая изуверская пытка невинного человека.

Так, перечеркивая свои же выводы о прекращении уголовного дела, Гонтаренко выносит новое постановление о назначении «по делу Салофильева» «судебной бухгалтерской экспертизы». Какая может быть судебная экспертиза, если уголовное дело прекращено?!

При этом своевольную дамочку с криминальными, по сути, наклонностями из вышестоящего начальства никто не контролировал. Вот отписка (возможно, не без ее участия) из Главного следственного управления ГУ МВД РФ по краю в Общественную палату: «…проведена служебная проверка, по результатам которой  доводы в части невручения копии постановления о прекращении уголовного преследования Салофильева В.Н. подтвердились».

То есть нарушение было, и начальство это подтверждает.

Однако читаем дальше: «…привлечь к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц не представляется возможным…»

Верхом этого кланового прикрытия стало то, что майору Гонтаренко было пожаловано звание подполковника. То есть ей, по сути, выдали индульгенции для дальнейшего произвола.

Стало ясно, что в крае правды не добиться. Это и побудило Общественную палату обратиться к министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву и к начальнику Главного управления собственной безопасности МВД РФ Александру Макарову с просьбой дать правовую оценку деятельности как самой Н. Гонтаренко, так и лицам из краевой полиции, потакающим ей.

 
И кто чужой читает наши письма?..
 

И тут в этой истории наметился новый поворот, свидетельствующий, что жалобы Общественной палаты до Москвы либо вообще не доходят, либо на этом пути кем-то перехватываются и «корректируются».

Итак, заказные письма с уведомлениями в адрес  высших полицейских чинов ушли 25 сентября этого  года. Министру Колокольцеву письмо вручили 1 октября, то есть через шесть дней после отправки, обратное уведомление было получено нами через три недели. Ответа нет до сих пор. Куда он запропастился?

Письмо начальнику управления собственной безопасности А. Макарову, судя по дате на бланке уведомления, было вручено лишь 20 октября, то есть через 25 дней после отправки. Необъяснимо долго. На обратном уведомлении нет штемпеля Москвы, нет подписи руководителя тамошнего отделения почтовой связи, нет штрих-кода. Уведомление пришло через 36 дней после отправки из Буденновска. Самого ответа также нет. Значит, письмо до адресата вообще не дошло?

И вот в начале декабря в Общественную палату приходит письмо из краевого полицейского главка, в котором витиевато дают знать, что до Москвы наши обращения дошли и рассмотрены в Следственном департаменте МВД РФ, но каковы результаты этого рассмотрения, не сообщается. Вместе с тем краевая полиция информирует, что «срок рассмотрения обращения относительно обстоятельств расследования уголовного дела продлен до 27 декабря 2014 года».

Вопросов просто шквал. Где продлен срок, в Москве или в крае? Кем именно? При чем вообще здесь Следственный департамент, да и сам краевой полицейский главк, если Общественная палата обращалась конкретно к министру и начальнику Главного управления собственной безопасности МВД РФ, и основания для их прямого реагирования очень веские?..

 
Кто подбросил конвертик?
 

Не меньше странностей происходит и с корреспонденцией из Федеральной Палаты Адвокатов (ФПА) РФ, куда Общественная палата обратилась в конце января этого года с просьбой дать оценку действиям краевой Адвокатской палаты, одна из членов которой оказалась замешанной в этой нечистой, откровенно криминальной истории.

Удивительно, но ответ пришел не в Общественную палату, как следовало, а почему-то Салофильеву. Письмо (за подписью замруководителя департамента по адвокатуре ФПА Н. Соколова) тот обнаружил в своем почтовом ящике, более того, аж в конце марта.

Исходящий номер и дата на этой статусной бумаге отсутствуют. Разобрать дату отправления из Москвы невозможно, ибо штемпель представляет собой серое грязное пятно; на обороте штемпеля прибытия на почтовое отделение края вообще нет. Общественная палата сделала запрос и получила однозначный ответ: «…данная корреспонденция через почтовый узел связи Буденновска не проходила».

Чудеса да и только! Но становилось все яснее: представителей гражданского общества Буденновска пытаются обвести вокруг пальца подложными ответами, перехватывая почтовые отправления в Москву, фальсифицируя документы.

Как конвертик с символикой ФПА очутился в почтовом ящике Салофильева, по чьему заданию? Вопрос этот палата адресовала в краевую Адвокатскую палату, но прояснить что-либо не удалось. Пытаясь пролить свет на эти интриги, Общественная палата обратилась в ФПА с просьбой четко сказать, отправляли ли там письмо в Буденновск, даже выслали копию письма и конверта на имя Салофильева.

От прямого ответа ФПА ушла. Почему? Получается и тут сговор?!

Ничего не остается, как предположить: и конверт, и бланк письма с подписью и символикой ФПА в чистом виде были предоставлены лицу, заинтересованному в отписке Салофильеву, чтобы тот, уткнувшись в стену, перестал жаловаться «наверх». Эту версию подтверждает и то, что письмо из ФПА не содержит ни одного ответа на поставленные Общественной палатой вопросы.

 
Общественным контролем - по «пятой колонне»
 

Сегодня на рассмотрении Общественной палаты имеются несколько материалов, собранных по заявлениям граждан, важную информацию о которых уже пытались донести до губернатора края. Но губернатору явно не повезло, потому что в его окружении тоже занимаются фальсификациями.

С этим неприглядным обстоятельством Общественная палата столкнулась все по тому же «делу Салофильева», когда получила из Белого дома два разных ответа, но под одним и тем же исходящим номером и за одной и той же датой на бланке.

Отказом ответила на просьбу Общественной палаты помочь невиновному человеку депутат Госдумы РФ от Ставрополья, известная в крае журналистка О. Тимофеева. Она пояснила, что является сопредседателем Владимира Путина по Общероссийскому народному фронту, и вмешательство в дела «такого рода» может навредить ее соратникам.

А вот другой депутат, от Саратовской области, известный в стране журналист А. Хинштейн просто подключился к делу, заставив «проснуться» прокуратуру - краевую и Буденновскую межрайонную.

В ближайшее время Общественная палата, согласно принятому в июле закону «Об основах общественного контроля в РФ», даст экспертную оценку деятельности правоохранительных органов, причастных к «делу Салофильева». В состав комиссии войдут пенсионеры - бывшие сотрудники правоохранительных органов, имеющие большой стаж практической работы: прокурор, начальник милиции, начальник следственного отдела, судья, оперативный сотрудник. Итоги проверки будут опубликованы в прессе в январе. А чтобы узнать, кто тайно читает наши письма, разошлем эту статью в газете в ряд чиновных и правоохранительных ведомств и проверим их реакцию.

Таким образом, общественность Буденновска откликнется на призыв нашего президента ударить общественным контролем по  созданию в России «пятой колонны», порождающей в обществе протестные настроения.

Безнаказанность порождает беззаконие. Сегодня эту модель в социум внедряет ставропольская правоохранительная система, ряд сотрудников которой превратились в сутенеров и насильников закона. Их роль в нашей жизни обозначил генпрокурор Юрий Чайка при вступлении в должность в 2008 году, заявив, что тысячи людей в стране сидят в тюрьмах безвинно. С тех пор ничего не изменилось, кроме того, что тысячи приросли десятками и сотнями тысяч.

Пока наш президент с головой ушел во внешнюю политику, отражая западную агрессию, эту агрессию внутри страны осуществляют против населения правоохранители. На Ставрополье это обстоятельство наиболее очевидно и удручающе. Своими противоправными действиями люди в погонах резко снижают уровень доверия населения к власти, рекрутируя новых членов в недовольную режимом массу. Когда эта масса станет критической, будет поздно.

Мне, как бывшему сотруднику правоохранительных органов, прискорбно видеть в стране пародию на сыщиков, следователей, судей, которые, как жуки-короеды, подтачивают древо закона и истины.

 
Евгений ПЕРКУН,
заместитель председателя правления
Общественной палаты Будённовска и
Будённовского района
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

romario (не проверено)
Аватар пользователя  romario

Давно известно что президент палаты адвокатов Руденко в сговоре

Добавить комментарий