Поиск на сайте

 

 

Что грозит российским наёмникам, которые отправляются воевать на Ближний Восток за мифические лозунги «чистого ислама»

 
Ленинский районный суд Ставрополя вынес два приговора наемникам, участвовавшим в гражданской войне в Сирии. Один из них – 22-летний Курбан Джамалдинов, родом из Дербента, второй – 25-летний Алимхан Темиров из ногайского аула Тукуй-Мектеб.
Расследованием обоих уголовных дел занималось краевое управление ФСБ. После задержания молодых людей они активно сотрудничали со следствием, деятельно раскаялись, и потому были осуждены в особом порядке. Джамалдинов получил три года колонии общего режима, а Темиров – два года.
«Открытая» пыталась разобраться, что же толкнуло молодых людей в объятия ближневосточных радикалов.
 
 
Война всех против всех
 

В ноябре 2013 года Госдума дополнила Уголовный кодекс новой «террористической» статьей. Если раньше понятие «незаконные вооруженные формирования» распространялось только на территорию России, то теперь оно касалось и иностранных государств.

То есть если наемник воюет за границей не в интересах нашей страны, то его действия и попадают под действие новой статьи Уголовного кодекса. Санкция предусмотрена суровая – до десяти лет лишения свободы.

Госдума и не скрывала, что новый закон направлен против наемников, которые воюют на Ближнем Востоке. Под его действие попадали многочисленные повстанческие группировки, которые сражались на фронтах Сирии и Ирака. Самая «умеренная» среди них – это Сирийская повстанческая армия, которая появилась в 2011 году (ее поддерживают западные страны).

Но за четыре года, что идет гражданская война в Сирии и Ираке, здесь появилось еще множество группировок. Самые крупные и известные среди них – это «Фронт ан-Нусра» (подразделение знаменитой «Аль-Каиды»), «Фронт аль-Исламийя» и «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ).

Все они воюют не только с правительством Ирака и Сирии, но и друг с другом. А есть еще множество мелких банд, которые примыкают то к одним, то к другим. Конфликт охватил уже десяток стран – от Турции на севере (эпизодические столкновения с боевиками на границе) до Йемена на юге (гражданская война, как и в Сирии, по принципу «все против всех»).

Всего же, по оценкам разведок разных стран, сегодня на Ближнем Востоке воюет от 150 до 300 тысяч боевиков. Среди них, тоже по разным оценкам, от 15 до 25 тысяч наемников со всех концов света. Больше всего их, конечно, из арабских государств – Саудовской Аравии, Туниса, Марокко, Иордании...

Множество боевиков (особенно в рядах «Исламского государства») из стран Европы, Средней и Юго-Восточной Азии. Есть даже австралийцы, новозеландцы, японцы...

 
Игрушки в чужих руках
 

Пылающий уже пятый год ближневосточный костер требует все новых дров. Поэтому вербовщики «Аль-Каиды» и «Исламского государства» активно работают в разных странах, подыскивая неофитов и сманивая их обещаниями «легких» денег. Идет, конечно, и идейная обработка, но все же меркантильный интерес – главенствует.

Вербовщики – отличные психологи, они отыскивают морально слабых, неуверенных в себе молодых людей. Действуют они в вузах, молельных домах, мечетях (естественно, в основном в «исламских» регионах Поволжья и Северного Кавказа).

Взять хотя бы пример осужденного на два года за наемничество Алимхана Темирова. Родом он из Шелковского района, а до последнего времени жил в ауле Тукуй-Мектеб (Нефтекумский район).

Психика его сломалась во время военной службы (а попал он в пекло одной из локальных войн). Отслужив по контракту, вернулся на «гражданку» в родной Тукуй-Мектеб. Но что он умеет, кроме как воевать?! Психологи называют это «синдром Рэмбо» – неспособность профессиональных военных адаптироваться к обычной, мирной жизни.

Алимхан Темиров пытался найти отдохновение в религии, стал прихожанином местной мечети. Тут-то его и взяли в оборот сирийские вербовщики. Молодому человеку предложили отучиться в медресе в Египте – выучить арабский язык, основы исламского богословия.

Алимхан охотно покинул отчий дом и в августе 2012 года отправился в Каир. В медресе, как он рассказал затем на допросе, было множество ребят из разных российских регионов. И разговоры с ними вели вовсе не о мирной религии – предлагали уехать воевать за «чистый ислам» в Сирию.

На нелегальном судне из Александрии Алимхана еще с несколькими наемниками перевезли в Сирию, проводники провели их на территорию, контролируемую боевиками. Причем заплатил за это молодой ногаец $300, прошел он краткую боевую подготовку, а затем его определили в группировку «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар» («Армия наемников»).

Бойцов для этой «армии» поставляло в том числе египетское движение «Братья мусульмане», признанное в России экстремистским и запрещенным. Наемничество (а по сути, торговля «пушечным мясом») для исламистов – выгодный бизнес. И щупальца их опутали уже всю планету...

Многие командиры в армии – это бывшие подельники Шамиля Басаева, прошедшие первую и вторую чеченские войны. Одним из полевых командиров был Тархан Батирашвили по кличке Омар аш-Шишани, который дезертировал из грузинских вооруженных сил.

Именно он спровоцировал раскол в «Армии наемников», уведя с собой часть боевиков (примкнул к ним и Алимхан Темиров). И теперь аш-Шишани воюет со вчерашними союзниками уже под вывеской «Исламского государства»: для такого сорта людей нет ни идей, ни ценностей, ничего святого…

 
Планета опутана сетью
 

Алимхан, как он признался в ходе следствия, находился на территории Сирии четыре месяца – с ноября 2013-го по февраль 2014 года. За это время он участвовал, по его же словам, только в одном реальном боевом столкновении – за аэропорт Менах близ сирийско-турецкой границы...

Военная база ВВС, которую захватили исламисты, до последнего обороняли несколько десятков сирийских военных. Всех взятых в плен солдат исламисты в день взятия аэропорта казнили – обезглавили, сняв это на камеру (террористы выложили видео в YouTube для устрашения правительственных войск Сирии).

Алимхан Темиров говорил, что, мол, ничего о зверствах боевиков не знал. А когда понял, что его и других наемников используют как «пушечное мясо», поспешил сбежать из Сирии. Но страх быть убитым быстро сменился страхом быть разоблаченным на родине.

На нелегальном судне (чтобы не было штампа в загранпаспорте) отплыл в Египет, где ему заплатили за участие в боевых действиях $600. На эти деньги молодой человек купил билет в Санкт-Петербург, где живет его младший брат. Брат помог устроиться продавцом в магазин «Магнит»...

Уже в октябре за Алимханом Темировым пришли сотрудники спецслужб. Его этапировали в Ставрополь, где он до суда оставался под стражей.

Парень с первого дня стал сотрудничать со следствием: назвал все известные ему фамилии вербовщиков и других наемников, которые обучались в каирском медресе «Братьев мусульман», а затем воевали в «Бригаде аль-Таухид».

Как правило, российских ребят, приехавших на войну, сразу заставляют брать арабские имена, неохотно делятся они друг с другом деталями биографии. Но все равно и вербовка, и боевая подготовка строится по этническому принципу: есть джамааты, состоящие из албанцев и косоваров, из чеченцев, кабардинцев, представителей тюркских этносов (туркменов и ногайцев), башкир...

На территории Сирии против правительства сражаются даже «Сирийские туркменские бригады», которые состоят из этнических туркменов (на территории страны проживало их до 3 млн. человек).

 
Возмездие настигло
 

Алимхан Темиров сотрудничал со следствием и потому выбрал особый порядок судопроизводства – осужден  на два года колонии общего режима. Впрочем, подобное уголовное дело далеко не последнее.

Сейчас в разных регионах следственными органами возбуждено и расследуется не менее шести десятков уголовных дел в отношении сирийских наемников по статьям 205.1 («Содействие террористической деятельности»), 205.3 («Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности») и 208 («Участие в незаконном вооруженном формировании»).

Еще десятки молодых ребят, которые уже были готовы ехать в Сирию и Ирак, сотрудникам российских спецслужб удалось остановить. Есть и те, кто, повоевав на Ближнем Востоке несколько месяцев, сам решил вернуться обратно. В любом случае, им также грозит уголовное преследование.

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
Продолжение – в следующем номере.
 

Больше не террористов, а бандитов

 

Серьезной проблемой для Северного Кавказа остается организованная преступность, заявил начальник управления Генпрокуратуры по СКФО Иван Сыдорук на совещании в Нальчике. Он привел такую статистику. На долю преступлений, совершенных организованными группами, в СКФО приходится 33% криминальных проявлений, на втором месте – преступления, связанные с оборотом наркотиков (23%).

С начала 2014 года зарегистрировано 1633 преступления, совершенных организованными сообществами и группами (в том числе 379, связанных с наркобизнесом). В суды направлено более 320 уголовных дел в отношении лидеров и участников преступных группировок, 566 из них признаны виновными и осуждены.

Прокуратурой поставлено на учет 56 преступлений, отменено 70 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел этой категории, 53% вынесенных постановлений о приостановлении следствия и 16% - о прекращении уголовных дел.

 

 

 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий