Поиск на сайте

 

 

Откровенное надругательство над судопроизводством учинил федеральный судья Игорь Мелихов, претендующий на должность председателя Туркменского районного суда на новый срок.

 

Что случилось с Туркменским районным судом?  Не влезавший ранее ни в какие скандалы, весьма чуткий к мнению вышестоящих инстанций и местной прокуратуры, он вдруг ни с того ни с сего выкинул такой фортель своеволия, который иначе как надругательством над судопроизводством и назвать-то нельзя.
А именно: в одночасье - одним росчерком пера - заочным решением в отсутствие ответчика обезглавил крупнейшее в районе хозяйство - СПК племзавод «Путь Ленина». То есть с безоглядной лихостью сотворил то, что до него два года безуспешно пытались сделать рейдеры, - захватить прибыльное хозяйство. Суд приказал передать его в чужие руки немедленно.
Думаете, все это сотворил молодой судья, не осознающий всех последствий такой лихости? Вовсе нет! Закон через колено ломал глава Туркменского районного суда - федеральный судья Игорь Мелихов, дожидающийся переутверждения на должность председательствующего районного суда на новый срок. 
Вот уж, казалось, от кого нельзя было этого ожидать. Кто или что так нависло над головой бедного федерального судьи, что явно осознанно и безбоязненно (или от безысходности?) пошел в атаку на Закон, на  грубейшие нарушения процессуальных норм?! Ответ на этот вопрос содержит совсем немного версий. Какая из них особо очевидная, пусть рассудит читатель, познакомившись с предысторией вопроса.

 

Немного истории
Два года назад в результате ложного доноса председатель кооператива «Путь Ленина» Леонид Васильевич Геращенко  провел более двух недель в следственном изоляторе. По абсолютно сфальсифицированному делу, о чем в селе знали все.
А суть была такая. Геращенко обратился в милицию по факту растраты на бензоколонке колхоза, а материально ответственное лицо «в обратку» на него написала, что он якобы у нее землю вымогает за растраченный ею бензин. 
Уже тогда было понятно: приемчик с «обратным» обвинением председателя кооператива был задуман для того, чтобы  Геращенко оказался под стражей (к слову сказать, дело с растратой  до сих пор так и не расследовали - цель-то была другая!). 
 Ложный донос и быстрая изоляция руководителя хозяйства - причем за две недели до уборки урожая! - были звеньями одной цепи и имели одну цель: неизвестные рейдеры организовали мощную атаку по захвату успешного хозяйства, специально выбрав самое горячее время - сбор урожая.
Судя по всему, в этой рейдерской схеме свою роль сыграли и некоторые представители следственных органов, беззаконно «закрывших» руководителя в СИЗО. Расследованием этой аферы занималась и «Открытая» газета  (см. публикации «Двойная провокация», №27 от 9.07.08 г. и «По рейдерскому следу», №28 от 16.07.08 г.).
Мы писали и о том, что пока Леонид Васильевич томился за решеткой, отдельные личности ездили по его родному селу и агитировали за проведение новых выборов: мол, Геращенко упекли - и надолго. Среди них, народ припоминает,  мелькал и бывший член кооператива Николай Глушенок - фигура по-всему подставная и циничная.  
Но народ тогда не дрогнул, на провокацию не поддался, встал горой за председателя кооператива.
Именно решимость, активность селян, профессиональная работа юристов, занимавшихся этим делом, а также журналистское расследование «Открытой» разрушили хитроумную схему захватчиков: председателя вынуждены были выпустить, и колхоз продолжил жить своей обычной, стабильной жизнью. 
Через год, в марте 2009-го, срок полномочий председателя кооператива истекал. К выборам в хозяйстве подошли ответственно: собрали списки - зарегистрировали двух кандидатов, выдвинутых инициативными группами. Один список - за Леонида Геращенко, другой - за Николая Глушенка. Собрание проводилось открытым голосованием.
Вопросов было много. Но, конечно же, главный - выборы председателя. Итог был яркий и ожидаемый - за Леонида Васильевича Геращенко  проголосовало 170 человек. А за Николая Глушенка - всего пятеро. Такую убийственную оценку дали селяне, не простившие ему предательского поведения. Геращенко сидел в изоляторе, а Глушенок ездил по селу и агитировал за «чужого дядю», повторяя за ним, что председателя посадили надолго. 
Между тем отвергнутый людьми претендент на председательское кресло   обратился в Туркменский районный суд с требованием признать недействительным решение общего собрания.

 

Куда править, мужики?
Тогда, в 2009 году, Туркменский суд долго и кропотливо перебирал все документы, изучал доказательства и допрашивал свидетелей. В результате  было принято решение - отказать Николаю Глушенку в удовлетворении требований.  В кассации данное решение Туркменского суда оставили без изменения, а жалобу - без удовлетворения. 
Казалось бы, Николаю Глушенку больше ничего не светит - справедливость взяла верх. Но он обратился в надзор - и далее начал разыгрываться спектакль.
Надо сказать, что есть маленькая юридическая хитрость, о которой знает любой мало-мальски приближенный к суду юрист. Нет причин для отмены решения?  Проигнорируй судебное заседание, а после представь справку: мол, болел.
Глушенок поступил также. Итог - надзорной инстанцией решение отменено по процессуальному основанию - заявитель-де не присутствовал в судебном заседании кассационной инстанции по уважительной причине, его право на защиту нарушено.
И вот здесь-то начинается карусель. Качели полетели в другую сторону, надзорная инстанция отменяет решение кассационной инстанции по процессуальным основаниям. А кассация по тем же самым документам, которые она ранее исследовала и по которым она принимала решение об отказе в удовлетворении жалобы Глушенка,  принимает  новое, противоположное решение - удовлетворить жалобу Глушенка и отменить решение Туркменского районного суда.
Тем самым суд расписался под   горько-мудрой русской пословицей: закон - что дышло: куда повернул, туда и вышло. Жаль только,  что г-н Воротило лицо прячет.

 

На круги своя
И вот дело возвращается в марте 2010 года, откуда и пришло, в Туркменский районный суд с кассационным определением, в рамках которого районный суд должен устранить допущенные упущения при новом рассмотрении и принять законное решение. Но суд не торопится. С марта по сентябрь этого года дело практически не рассматривается.
Почему Туркменский районный суд так долго не мог разобраться в этом раздутом из ничего деле? Да потому что начала работать как раз та схема отъема чужой собственности, авторы которой - неизвестные пока поименно «заговорщики» с большими возможностями, не только финансовыми, но и административно-должностными.
Истец Глушенок  заболел - и надолго. Правда, это не мешало ему жить весело - кататься по селу и принимать гостей. И только в дни судебных заседаний, как нарочно, ему почему-то всегда неможилось. Да так сильно, что пришлось даже приостановить производство по делу до его выздоровления. 
Представители ответчика - СПК племзавод «Путь Ленина»  терпеливо ждали, исправно получая из суда повестки об отложении. Ответчика - кооператив, точнее его членов, не столько суд беспокоил, сколько жара нынешним летом, за урожай больше волновались. Надрывались, но урожай убрали, что смогли - сохранили.

 

Гром среди ясного неба
Пока убирали да радовались собранному урожаю, как гром среди ясного неба, весть пронеслась по селу: Туркменский суд отменил результаты выборов председателя и фактически назначил  руководителем кооператива бывшего члена СПК - опять-таки бывшего председателя наблюдательного совета, срок полномочий которого уж давно истек, Алексея Павловича Шершнева. 
Члены СПК в недоумении, по горячим следам едут в суд, где и узнают. Да, действительно, решение принято, выдать на руки - не выдадим, через три дня получите по почте. Такое впечатление сложилось, что кто-то специально полгода ждал, пока урожай соберут и закрома полны будут, чтоб одним махом все накрыть. Ну кому нужен пустой колхоз в начале года, когда надо сеять, пахать и занимать деньги на солярку под будущий урожай?

 

Вот так решение!
Добившись-таки через три дня решения суда, даже привыкшие  к судебному словоблудию юристы - и те ахнули! 
Втихую, но цинично Туркменский районный суд вынес заочное решение: «Признать недействительным решение общего собрания уполномоченных членов СПК племзавод «Путь Ленина» от 3 марта 2009 года в части избрания счетной комиссии общего собрания уполномоченных, избрания председателя СПК племзавод «Путь Ленина», избрания правления СПК племзавод «Путь Ленина», избрания наблюдательного совета СПК племзавод «Путь Ленина».
Более того, суд берет на себя ответственность и решает вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, а именно: восстанавливает в правах наблюдательный совет СПК племзавод «Путь Ленина», действовавший на основании решения общего собрания уполномоченных членов СПК от 24 февраля 2004 года под председательством Алексея Павловича Шершнева. Обязывает указанный наблюдательный совет до решения общего собрания членов СПК приостановить полномочия членов правления кооператива и принять на себя исполнение полномочий, в течение 30 дней созвать общее собрание. Само по себе это решение есть вопиющее нарушение закона. 
Во-первых, ни Алексей Шершнев, ни других два члена наблюдательного совета к участию в деле в качестве стороны или третьих лиц привлечены не были. 
Во-вторых, ни дееспособность указанных лиц, ни место их жительства,  работы судом не выяснялись, как не выяснялось их членство в кооперативе. А ведь это лица, на которых суд возложил обязанность руководить огромным предприятием, а значит, и всеми его финансовыми ресурсами. 
Кто эти люди, которым поручено столь ответственное дело?  
В-третьих, по закону и по уставу кооператива члены наблюдательного совета избираются общим собранием на определенный срок. В СПК  «Путь Ленина» уставом этот срок установлен в пять лет.  
Алексей Шершнев  и его члены были избраны в наблюдательный совет шесть лет назад. На момент проведения собрания, 3 марта прошлого года, результаты которого оспаривал Глушенок, Шершнев  сотоварищи уже не являлись членами наблюдательного совета, поскольку срок их полномочий истек, а на новый они переизбраны не были. 
Таким образом, поперек закона и устава кооператива, ждущий переутверждения на председательство федеральный судья Игорь Мелихов лично определяет состав наблюдательного совета, игнорируя тот непреложный факт, что выборы членов наблюдательного совета есть исключительная компетенция общего собрания членов кооператива, а вовсе не суда.
Забыл суд и о правах лиц, являющихся членами действующего наблюдательного совета. Просто проигнорировал, а ведь уточненные требования истца касались роспуска именно действующего наблюдательного совета. Та же ситуация и с членами правления. Все ж физические лица. И никто не привлечен.
Да что там наблюдательный совет! Действующий председатель кооператива Леонид Геращенко (как физическое лицо! - ведь с ним же заключался трудовой договор по итогам собрания) - и тот не был привлечен к участию в деле как самостоятельный ответчик! 
Один вопрос остался. Понятно, что не нравился истцу председатель кооператива (себя хотел видеть истец на этом месте), не нравилось правление кооператива, поддерживающее  позицию председателя (чужая команда, истцу своя нужна), не нравился наблюдательный совет, строго контролирующий деятельность кооператива. С последним все понятно - против этого и шел Глушенок  в суд.
Но зачем же нужно было требовать отмены состава счетной комиссии? Она что, неправильно считала? Так нет же, правильно, Глушенок и не отрицал это в суде.  Открыто же все голосовали, видно было,  сколько и за кого. Просто процедура избрания счетной комиссии его не устроила.
Логика «железная»: если счетная комиссия избрана неправильно, значит, и считать она не может, а значит, все, что она посчитала (даже если и правильно), тоже неправильное. Из всего судебного решения только это и понятно.  А то, что та же комиссия подсчитывала голоса и по другим вопросам, которые Николай Глушенок  не оспаривал, как-то ни его, ни суд не смутило.  Абсурд, да и только!

 

А был ли суд?
Трудно сказать, чем смог Глушенок убедить  федерального судью Мелихова принять такое решение. Решение-то было заочное, ответчик в зале суда не присутствовал, о ходе заседания, насколько смог, узнал из протокола судебного заседания. Правда, протокол этот не содержит убедительных доводов истца, достаточных для удовлетворения заявленных им требований.
Надо сказать, что заочное рассмотрение дела возможно только в случае неявки в судебное заседание ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, не сообщившего об уважительных причинах неявки и не просившего о рассмотрении дела в его отсутствие. Уважительных причин была уйма - на этот счет в деле есть не одно ходатайство. Суд проигнорировал их все без исключения. 
А одно из них, особо мешающее претворению задуманного, подверглось фальсификации: председатель кооператива Геращенко, находясь на больничном, отправил в суд в 9.45  просьбу об отложении заседания, назначенного на этот день, настаивая на личном участии в процессе.  Канцелярия суда регистрирует переданное по факсу ходатайство, поступившее якобы в 11.25 (это ж легко проверить: отметка времени отправки факса фиксируется в верхней части листа). Этот подлог, видно, был  необходим для суда, который неколебимо не заметил уважительных причин неявки.  
Согласно протоколу судебного заседания от 7 сентября с.г., суд даже удаляется в совещательную комнату для решения вопроса о рассмотрении дела в отсутствие ответчика в заочном производстве. И постановляет-таки рассмотреть! 
Наверно, после этого и появляется приписка времени поступления на  ходатайстве председателя кооператива в суд (мол, поступило уже после рассмотрения иска по существу). Кстати говоря, этим же протоколом фиксируется, что по выходе из совещательной комнаты оглашено определение по данному вопросу. 
Юристы кооператива несколько раз изучили материалы дела - и вдоль, и поперек. Ну нет там такого определения. Не подшито оно к делу или его вообще в природе  и не существовало?
Да и как оно могло существовать, если суд отмерил на рассмотрение  всего дела  25 минут (если следовать логике суда об опоздавшем факсе Геращенко). По протоколу судебное заседание началось в 11. 00. 
Судья начал рассмотрение дела, удалился в совещательную комнату, вынес определение  о возможности рассмотрения иска в заочном производстве, вышел - огласил определение,  огласил исковое заявление, выслушал доводы истца и его представителя, огласил и исследовал материалы дела в количестве 249(!) листов,  а также по ходатайству представителя истца - показания свидетелей  на 15(!) листах машинописного текста! 
И все это - не более чем за 25 минут. (Да уж, «достойный» рекорд для Книги рекордов Гиннесса, если это, конечно, не фикция.) И вынес заочное решение. Да еще к немедленному исполнению.  Почему? В решении суда имеется ссылка на то, что  Николай Глушенок обратился в суд с заявлением о немедленном исполнении решения, и суд его удовлетворил. 
И опять возглас недоумения! Ведь заявление о немедленном исполнении  разрешается в судебном заседании с обязательным уведомлением участников о рассмотрении такого заявления. Однако ж ответчика никто не уведомлял о том, что истец подал заявление о немедленном исполнении решения. 
Как убедились юристы кооператива, к материалам дела такое заявление истца не приобщено,  и ни одним протоколом судебного заседания, включая последний, оно не фиксируется. А заявлял ли его истец вообще? А может, и заседания судебного в натуре не было?  
И что же дальше? Все срослось - председатель на больничном, закрома полны, решение суда к немедленному исполнению получено истцом на руки вместе с исполнительным листом. В тот же день на устный(!) запрос руководителя межрайонной налоговой инспекции №2 по Ставропольскому краю Виктора Теребина судья Игорь Мелихов дает ответ: да, решение Туркменского районного суда Ставропольского края от 7 сентября 2010 года является основанием для признания записи государственной регистрации о председателе недействительной.
Заходи, властвуй! 

 

Народ не дремлет
Председатель кооператива хоть и болеет, да зато народ не спит. Весть о том, что суд отменил выборы, разлетелась по селу в мгновение ока. Народ собирается на сход. Вердикт свой, народный - чужаков не допустим, соберем новое собрание, внеочередное, будем переизбирать. Надо будет - и пикет соберем в знак протеста.
Глядя на печальный опыт других хозяйств, селяне подготовились к худшему - штурму здания правления кооператива силами приставов-исполнителей. Пронесло, приставы оказались не так смелы в интерпретации законов, как суд. 
А может, приставов смутила формулировка требований, отраженных в исполнительном листе. Она в корне отличалась от содержания самого судебного решения. Точнее, этих требований судебное решение вообще не содержало. Откуда они взялись в исполнительном листе, только федеральному судье Игорю Мелихову может быть известно.
Обязанности, почему-то возложенные на председателя кооператива Леонида  Геращенко (который вообще не привлекался к участию в деле как самостоятельный ответчик) по исполнительному листу, мягко говоря, вызвали удивление даже у лиц, не часто сталкивающихся с судебной системой. 
Исполнительный лист обязывал Леонида Геращенко передать Алексею Шершневу (также не являлся стороной по делу) все учредительные документы, в том числе: протоколы общих собраний, решения правления, списки членов СПК, приказы, личные дела работников, свидетельства о государственной регистрации в качестве юридического лица, свидетельства  о постановке на налоговый учет, печать, все бухгалтерские документы, в том числе содержащиеся в электронном виде в 1С бухгалтерии, а также бухгалтерскую и налоговую отчетность за весь период деятельности СПК, документы по всем гражданско-правовым сделкам, правоустанавливающие документы на движимое и недвижимое имущество СПК, иные документы, касающиеся  деятельности СПК. 
В соответствии с требованиями закона исполнительный лист должен  соответствовать резолютивной части решения суда, а уж если непонятно, как его исполнять,  взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд, принявший судебный акт, с заявлением о разъяснении исполнительного документа, способа и порядка его исполнения.
Это заявление рассматривается в судебном заседании в десятидневный срок со дня поступления в суд.
Однако с таким заявлением на тот момент никто не обращался, и заседания по данному вопросу суд не проводил. Вероятно, для федерального судьи Игоря Мелихова достаточно было чьей-то личной просьбы, в соответствии с которой решение суда о признании недействительным решения собрания уполномоченных членов кооператива, как по мановению волшебной палочки, преобразовалось в конкретную обязанность Леонида Геращенко передать Алексею Шершневу все указанные выше документы и печать кооператива.
Вот с таким-то требованием и явились приставы в правление колхоза.

 

Серая лошадка
А что же Алексей Шершнев? Что за фигура такая? Случайно попавший под раздачу? Жертва судебной ошибки, невольно оказавшийся в жерновах системы и теперь обязанный исполнять судебное решение не по своей воле? А может, он вообще не в курсе событий? Его же суд не привлекал к участию в деле в качестве стороны или третьего лица, да и решение не выдал?
Опять мимо. Что ни на есть, а один из активнейших участников дела. Исполнительного. В суде, правда, за иск не боролся и против него тоже. Скромно участвовал год назад в качестве свидетеля, давал подписку говорить правду и только правду, тихо исполнив гражданский долг, честно ответил на  вопросы суда. И вот на финишной прямой, по возбуждении исполнительного производства, серая лошадка вырывается вперед. Да не одна, а в связке с Николаем Глушенком. Теперь у Шершнева, как и у Глушенка, есть свой личный представитель, ставропольский адвокат, действующий по доверенности. 
И они вместе борются за право обиженного кандидата Глушенка быть председателем. И удивительно, как у них все хорошо и беспрепятственно получается: им даже вход в здание суда после окончания рабочего дня открыт, и у приставов они,  как у себя дома.  
А уж как им хотелось вместе с приставами зайти в правление и почувствовать вкус победы, звеня ключами от кабинета председателя кооператива!

 

И что же делать?
Приставы пришли, да немного опоздали.  Еще с раннего утра со всего села, и с соседних тоже,  подтянулись и члены кооператива, и родственники их, и все, кому «за державу обидно».
Человек 500, как не больше, собралось. Вопрос один. Выборы председателя. Раз суд законы не знает, народ их знает и соблюдать будет.
По уставу и по закону председателя кооператива уполномочено только общее собрание членов кооператива избирать. Вот и избрали. 
Внеочередным собранием членов кооператива 15 сентября 2010 года председателем кооператива вновь избран Леонид Геращенко: «за» - 308 человек, «против» - 14.  
В тот же день юристы кооператива обратились в службу судебных приставов с заявлением о прекращении исполнительного производства в связи с  тем, что требования, указанные в исполнительном листе, не соответствуют вынесенному судебному решению. 
Приставы,  в свою очередь, обратились в суд с заявлением об отмене исполнительного листа по тем же основаниям. 
Однако в ночь с 16 на 17 сентября родился новый исполнительный лист.  Не смогли судья и вкупе с ним Николай Глушенок  смириться с тем, что нет уже такого должника, как председатель кооператива, избранный в марте 2009 года. Есть другой председатель, избранный в сентябре 2010 года, полномочия которого еще никто не отменял.

 

Полина  МИХАЙЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий