Поиск на сайте

 

Строительство в защитной зоне кладбища абсолютно недопустимо. Этот запрет государство наложило постановлением главного санитарного врача еще десять лет назад. Но в крае завелись люди, поставившие интересы бизнеса выше безопасности горожан. Имена этих людей должны быть озвучены публично, а их действия,  мотивация и результаты – тщательно исследованы правоохранительными органами СКФО

 

В одном из недавних номеров «Открытой» мы опубликовали письмо о ситуации вокруг Успенского кладбища Ставрополя. Напомним, что вплотную к кладбищенскому забору, в санитарно-защитной зоне некрополя, предприниматель Александр Маныч (бывший руководитель коммерческого отдела завода «Нептун») строит бизнес-центр.
После этой публикации «Протестный комитет» атаковали СМИ из Ставрополя, Ростова и Москвы. Звонили, брали комментарии и интервью, сделал репортаж о застройке кладбища даже «Первый канал». Причем журналистов интересовал один принципиальный вопрос: приведет ли строительство к вспышке опасных инфекций?!
Заодно в прессе и по ТВ выступали сотрудники краевого управления Роспотребнадзора и даже директор краеведческого музея Николай Охонько, которые уверенно заявляли: мол, «чумных» могил на кладбище нет и потому, мол, строить безопасно.
А пресс-служба администрации Ставрополя сообщила, что на стройплощадку самолично выехал директор комитета градостроительства Владимир Еличев, чтобы убедиться: захоронений тут нет! Тем самым наш «Протестный комитет» журналисты представили в образе паникеров, которые раздувают на пустом месте скандал.
Между тем суть дела такова. Успенское кладбище было основано в 1832 году. В XIX веке в губернской столице постоянно происходили эпидемии холеры, тифа, оспы, скарлатины, дифтерии и других опасных инфекционных заболеваний. Любой горожанин может прочесть об этом, например, в книге выдающегося краеведа Германа Беликова «Ставрополь – врата Кавказа».
Поэтому с большой вероятностью можно говорить о том, что на старинном Успенском кладбище есть захоронения людей, умерших во время эпидемий. Сегодня со стопроцентной достоверностью подтвердить это уже невозможно. Да и необходимости нет! Постановлением главного санитарного врача РФ №24 от 2002 года территории кладбищ отнесены к объектам, имеющим особое эпидемиологическое значение: значит, в местах массового захоронения всегда есть опасность заражения почвы опасными микробами.
Недаром санитарные нормы предусматривают, что вокруг кладбищ неизменно должна быть санитарно-защитная зона – «барьер» для инфекции. Здесь вообще нельзя строить коммерческие объекты. Более того, сокращать защитную зону запрещено даже для закрытых кладбищ. Да и сокращать-то некуда. Например, расстояние от ограды Успенского кладбища до проезжей части улицы Гражданской составляет 15 метров, а по нормативам должно быть минимум 50!
Территория санитарно-защитных зон не только должна быть свободна от застройки, но также обязательно благоустроена и озеленена. Согласно принятым в прошлом году «Правилам землепользования и застройки Ставрополя», защитную зону Успенского кладбища должны засадить зеленью минимум наполовину. Вот же, видите, какую заботу о ставропольцах мэрия проявляет на бумаге.
В реальности – все с точностью до наоборот. Всю «дискуссию» в прессе чиновники свели исключительно к тому, будет ли в городе эпидемия сибирской язвы или нет. Юрист комитета градостроительства мэрии с телеэкранов заверял горожан: дескать, земельный участок предоставлен Манычу абсолютно законно. Раз нет опасности эпидемии, выходит, все законно…
Очень, кстати, похоже на «стиль» администрации – пытаться белое назвать черным. Например, наш «Протестный комитет» сейчас бьется против застройки сквера на проспекте Кулакова, где мэрия согласовала строительство бизнес-центра. «Все законно!» – также уверяют с телеэкранов юристы администрации: дескать, нет официальных границ сквера, а значит, строить можно.
Для чего же тогда вообще существуют местные нормативы, федеральные законы и санитарные правила, если мэрия Ставрополя их игнорирует?! Кстати, в январе Арбитражный суд Свердловской области вынес решение о запрете строительства капитальных гаражей в защитной зоне закрытого кладбища в поселке Верхняя Салда. Заметим особо, гараж – это строение, где люди в течение дня находятся крайне непродолжительно. А в Ставрополе строится бизнес-центр, где люди будут находиться сутками!
По поводу строительства на Успенском кладбище «Протестный комитет» обращался к прокурору края Ивану Полуэктову, прокурору Октябрьского района Ставрополя Игорю Никишину, руководителю краевого управления Роспотребнадзора Александру Ермакову, руководителю инспекции Госстройнадзора края Елене Лотовой, главе администрации Ставрополя Игорю Бестужему... Все в ответ отмолчались.  По какому праву?

 

Любовь ЧЕРНОВА,
председатель «Протестного
комитета Ставрополя»,
Татьяна НИКИТУШКИНА,
заместитель председателя



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий