Поиск на сайте

 

Александр ОЛДАК, начальник краевого ГУ МВД РФ, генерал-лейтенант: Кто мы - защитники правопорядка или негодяи и мздоимцы?!

Всех, кто замарал честь мундира, надо гнать поганой метлой!

 

След из прошлого

Учил подчинённых раскрывать «висяки», выбивая показания

Из статьи «Палачи и жертва» (№14 от 11. 04.12 г.).

...История такова. В июле 2011 года у студента медакадемии Романа Чекрыгина в общежитии вуза пропали 24 тысячи рублей, которые ему дал родитель - священник из села Дивного отец Георгий для оплаты обучения. Роман написал заявление о краже в Промышленный ОВД, куда его пригласили для разбирательства.

...За дело принялись лично начальник отдела по раскрытию квартирных краж Иван Карабут и его коллега, оперативник Александр Кобелев. Подполковник полиции Карабут, мужик средних лет с колючим взглядом и непомерными амбициями, демонстрировал подчиненным крутой нрав и крутые возможности «профессионала».

А именно: забегал в кабинет, где опрашивались свидетели, подозреваемые, что-то выхватывал из допроса и с бешеным лицом стремглав бросался в кабинет, где его коллега Кобелев беседовал с потерпевшим Чекрыгиным. И под отборную матерщину со всего размаха бил парня по голове, требуя признаться, что деньги он сам потратил на спиртное, наркотики, проституток... А если этого не сделает, то ему помогут «вспомнить», бросив в камеру к бомжам и «петухам».

Карабут и Кобелев не скрывали, что студент своим «висяком» (то есть нераскрытым преступлением) портит им статистику, в результате чего им не видать премий, поощрений, продвижения по службе...

Этот ад продолжался несколько часов. Сам Роман удерживался в здании Промышленного ОВД с четырех часов дня до восьми часов утра следующих суток. Роман не верил, что эти издевательства когда-нибудь закончатся, все происходило как в тумане: «Я все подпишу, что скажете», - в полуобморочном состоянии прошептал он. Довольно потирающий руки Карабут тут же повел студента оформлять «явку с повинной».

«Учитесь, как нужно «висяки» раскрывать, - назидательно бросил подчиненным подполковник Карабут. - Работайте дальше, а я пошел отдыхать».

...Вернувшегося утром из ОВД домой Романа тут же увезла «скорая» - его состояние было тяжелым, несколько раз терял сознание. Врачи поставили диагноз: контузия головного мозга, множественные кровоподтеки головы, ушибы тела.

...На недавно прошедшей расширенной коллегии краевой полиции начальник ГУ МВД РФ по Ставропольскому краю генерал-лейтенант Александр Олдак с ходу озадачил коллег: «Кто мы - защитники правопорядка или негодяи и мздоимцы?!»

Поводом для жесткого разговора с подчиненными явились такие факты: за три месяца с начала года в крае возбудили 27 уголовных дел в отношении полицейских; еще с полдесятка находится на изучении в краевом управлении Следственного комитета РФ.

Всем, кто не справляется с поставленными задачами, генерал предложил добровольно оставить должность, не дожидаясь, пока их выметут «поганой метлой».

Между тем уровень преступлений, совершаемых сотрудниками органов правопорядка в крае, намного выше, чем его отражают уголовные дела. Громкие разоблачения по-прежнему остаются уделом одних СМИ.

На местах оборотни в погонах чувствуют себя комфортно и уверенно, растут в чинах, забирая в свои руки все больше полномочий. Они проникают в самые влиятельные структуры власти и уже оттуда всей мощью данных им возможностей крышуют подельников, отмазывают от наказания.....

Разбудил своё лихо,  спавшее тихо

Коллизия

Спустя шесть лет после статьи в «Открытой» о том, как безвинного студента жестоко избивали в ОВД, подполковник полиции Иван Карабут предъявил редакции и её авторам иск «о защите чести, достоинства и деловой репутации» на 5 000 000 (пять миллионов!) рублей.

Почти в сто раз(!) меньшую сумму суд обязал его выплатить журналисту в возмещение расходов на адвоката, убедительно доказавшего: никакой чести - ни человеческой, ни профессиональной - у мастеров пыточных дел не может быть в принципе.

Готовившийся стать «миллионером» Карабут яростно бился против компенсации расходов редакции на адвоката из собственного кармана, ради чего даже впервые появился в суде…

 

Кто мы - защитники правопорядка или негодяи и мздоимцы?! Всех, кто замарал честь мундира, надо гнать поганой метлой!

Александр ОЛДАК, начальник краевого ГУ МВД РФ, генерал-лейтенант

Как следователь отмазывал садистов

К истории с истязанием несчастного студента-медика офицерами полиции Промышленного ОВД Иваном Карабутом и Александром Кобелевым редакция возвращалась не единожды: кроме вышеупомянутой статьи «Палачи и жертва», прошли публикации «Неприкасаемые» (№24, от 20.06.12 г.), «Губернатор идет напролом» (№37, от 19.09.12 г.),  «Осторожно, за рулем мажор» (№30, от 07.08. 13 г.).

Возвращались к теме потому, что свое тяжкое преступление полицейские превращали в уголовное дело против жертвы - 24-летнего Романа Чекрыгина, после пыток долго восстанавливавшего свое здоровье.

Полицейских стал отмазывать другой правозащитник с большими карьерными амбициями - следователь следственного отдела по Промышленному району Ставрополя лейтенант юстиции Сергей Демин, почти ровесник подвергшегося истязаниям студента.

Он изо всех сил волокитил проверку с тем, чтобы не возбуждать уголовного дела, не проводил судебно-медицинскую экспертизу причиненных Роману Чекрыгину телесных повреждений, никаких действий по закреплению очевидных фактов преступления не предпринимал.

И оказался бы главным «спасителем» садистов, если бы не действия адвоката Вадима Панкова, взявшегося защищать в судах студента и добиваться наказания преступников.

Краевая судья давила на семью жертвы

Именно Панков, давний друг и автор «Открытой», придал этой истории публичность, убедил журналистов в очередной раз встать на защиту невиновного человека, которого мерзавцы пытались надолго упечь за решетку, спасая собственные шкуры.

Специалист по расследованию уголовных дел и сам бывший оперативник, Панков шаг за шагом распутывал преступные схемы сплошь из провокаций и фальсификаций, которыми преступники в погонах и те, кто их отмазывал от наказания, обкладывали жертву. Адвокат Панков решительно и напористо вел линию защиты, изобличая преступников, которые, в конце концов, запаниковали и принялись искать выход, используя связи в суде.

Сначала к настоятелю храма Покрова Пресвятой Богородицы отцу Георгию - родителю студента - прибыла в село Дивное представительного вида дама, представившаяся судьей, которая очень просила за Кобелева: оставьте, мол, его в покое, а что будет с Карабутом - «нам неинтересно».

Позже выяснилось, что дама и вправду была судьей, да не простой - Елена Криволапова, на тот момент председатель судебного состава по гражданским делам краевого суда (как рассказывают, с Кобелевым ее связывали родственные отношения).

А значит, не на пустом месте обещала она отцу Георгию в награду решить судебное дело по любому человеку, за которого тот попросит.

Священник даме отказал - их души служили разным силам.

А вскоре в Дивном объявился сам Иван Карабут. Деланно перекрестившись на все четыре стороны, просил отца Георгия убедить адвоката Панкова прекратить писать жалобы на действия следователя, ведущего уголовное дело. Убеждал, что оно ничем не кончится, будет закрыто, поскольку, мол, со следователем этот вопрос они решат. Этот факт также зафиксирован в материалах дела.

Как действовали провокаторы в погонах

В материалах дела также зафиксирован факт особо гнусного замысла заговорщиков - полицейских садистов и следователя Демина, которые готовились сфальсифицировать в отношении Романа Чекрыгина «дело о наркотиках».

Действовали так. Кобелев привез друга Романа по общежитию в свой служебный кабинет и начал предлагать молодому человеку, проходившему свидетелем по делу о краже, изменить показания.

Парень должен был сообщить следователю, что в день пропажи денег Роман просил-де его временно спрятать у себя наркотики. При этом провокаторы сообщили парню, что следователь с нетерпением... «ждет этих показаний, с ним все обговорено».

Однако парень с негодованием отверг предложение Кобелева стать соучастником преступления. А Романа предупредил: менты замышляют провокацию…

Два с лишним года адвокат Панков с журналистами «Открытой» добивались возбуждения уголовного дела в отношении полицейских и передачи его в суд. Добивались отстранения следователя с иезуитскими наклонностями Демина, который хоронил следы тяжкого преступления. Добились того, чтобы начальник бесчестного следователя, руководитель следственного отдела Сергей Антоненко, руководством краевого следственного комитета был наказан.

Апелляция вчистую оправдала мерзавцев

С огромными усилиями дело по истязателям дошло наконец до суда: рассмотрев все железобетонные факты и доказательства обвинения, Промышленный райсуд (судья Алексей Последов) признал Карабута и Кобелева виновными и осудил на четыре года условно - наказание, конечно, весьма гуманное, но «уголовка» была навсегда вписана в биографии злодеев. Карабут был вынужден уйти в отставку.

Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но не тут-то было: апелляционная жалоба полицейских садистов попадает в руки судебного состава коллегии по уголовным делам, который обрушает решение первой инстанции и оправдывает истязателей студента по полной.

Что и говорить, защита студента, его семья и наши читатели были в шоке. Как же можно было признать невиновными садистов при фактах, доказанных и следствием, и судом, - избиения Романа Чекрыгина полицейскими, попыток фальсификации материалов дела, провокаций и шантажа, приезда к отцу студента для переговоров краевой судьи и самого Карабута с целью спустить дело о преступлении полицейских на тормозах?!

Чтение апелляционного приговора вызывает изумление не только юристов, но и любого здравомыслящего человека: факты, добытые следствием и судом, председательствующий состава опровергнуть ничем не мог, а потому... «подверг сомнению».

За руку не поймали, но в честность не поверили

Ходили упорные слухи, что «внутреннее убеждение» многоопытного апелляционного судьи, вылившееся в оправдательный приговор садистам, обошлось им в большую сумму, ее даже называли - пять миллионов рублей. Не отсюда ли и пятимиллионный иск требований к редакции Карабута? Надеялся таким образом компенсировать расходы?

Но за руку судью не поймали, сейчас он в почетной отставке, получает крутую пенсию. С насиженного места вряд ли бы ушел добровольно, если бы не трения с руководством краевого суда, впоследствии признававшего в узком кругу, что о деле с сыном священника председательствующий апелляционного состава его информировал ложно, повторяя мерзость о причастности студента к наркотикам, что, как мы знаем, было несостоявшейся следственно-полицейской провокацией.

К настоящему времени и судью Елену Криволапову руководство сместило с поста руководителя апелляционного состава по гражданским делам. Но работая просто членом коллегии, она продолжает участливо спасать негодяев от заслуженного наказания, о чем уже рассказывала «Открытая» на примере коллизии с избиением руководителя участка «Кочубеевского карьера» Н. Ткачука молодым мерзавцем. (В следующем номере мы продолжим рассказ об этой истории, где преступника отмазали, а его жертву оставили ни с чем.)

Почему беспредельщики остаются на своих местах?

Но если руководство краевого суда рано или поздно в конце концов правильно оценивает профессионально-этические характеристики судей, руливших процессами неправедно, и делает верные выводы, то в краевых ведомствах следствия и полиции сотрудники, засветившиеся в поступках,  равных преступлениям, чаще всего не несут никакого наказания.

Более того, у этих сотрудников, напротив, начинается карьерный рост. Как вы думаете, где сейчас обитает следователь А. Демин, которого после этой истории из следственного комитета надо было гнать «поганой метлой», как говорил главный краевой полицейский Александр Олдак?

Но вы не поверите, как высоко взлетел по карьерной лестнице этот молодой да ранний деятель! Демин, сознательно волокитивший дело студента, сегодня уже работает заместителем руководителя межрайонного следственного отдела Следственного комитета г. Ставрополя, да еще успел стать кандидатом юридических наук!

Сергей Антоненко, бывший сотрудник краевой прокуратуры, а ныне начальник следственного отдела по Промышленному району, зарекомендовал себя как стойкий противник исполнения законов и демонстративный неисполнитель судебных решений, о чем «Открытая» писала не раз и чему вскоре посвятит очередное расследование.

Страшно жить в мире, где с добропорядочными и законопослушными гражданами что угодно могут вытворять палачи и их пособники, вконец обнаглевшие от безнаказанности, да еще и получающие награды и повышения.

К кому взывать о помощи? К руководителям краевых ведомств? Ставропольцы взывали к ним тысячи раз, и кто помог им?!

Не был наказан, потому и вины не осознал

И вот, спустя шесть лет после статьи в «Открытой» о том, как безвинного студента жестоко избивал Карабут, последний  (теперь уже отставной подполковник полиции) предъявил редакции и ее авторам иск «о защите чести, достоинства и деловой репутации» на 5 000 000 (пять миллионов!) рублей.

Разумеется, нас это крайне удивило. С чего вдруг Карабут решил разбудить свое лихо, все эти годы дремавшее тихо? Ведь и сам он, и те, кто его отмазывал, используя должностные возможности, знают цену «оправдательного решения», вынесенного апелляционной коллегий суда.

Кто из окружения Карабута так неумно и рискованно подтолкнул его идти в атаку на газету? Идти в суд, положив в основу многомиллионного иска апелляционный приговор: я, мол, полностью оправдан, перенес немыслимые страдания из-за публикаций, теперь вот оплачивайте мою жизнь в интерьере миллионера.

Вероятно, юридическое образование Карабута, окончившего кроме юрфака еще и академию МВД России, мало чему его научило. По крайней мере, ни он, ни его правовые консультанты не понимали такого главного обстоятельства.

Газета и ее авторы не могут быть привлечены к ответственности, поскольку лишь описывали факты, не опровергнутые ни тогда, ни сегодня, поскольку они были задокументированы - и следствием, и Промышленным райсудом.

И потому апелляционный оправдательный приговор Карабут не мог поставить в «пику» газете и ее авторам. Тем более что все убойные доказательства вины полицейских, как уже говорилось, апелляция без разъяснения своей позиции лишь подвергла сомнению и на этом «внутреннем убеждении» спасла беспредельщиков.

Вышеприведенные доводы ответчики по иску, авторы публикаций в «Открытой», привели на первом же предварительном заседании Октябрьского райсуда (судья Н. Кузнецова).

Правовые нормы, на которые мы ссылались, были столь очевидными, что адвокат Карабута, слушавшая молча, без единого возражения, ушла с предварительного заседания, как нам показалось, в весьма удрученном состоянии.

И больше на процессе не появлялась - ей была ясна полная бесперспективность иска своего клиента.

Против компенсации расходов редакции бился как лев

Ни разу не появлялся на затеянном им же процессе и сам Карабут, хотя, готовясь разбогатеть, к обвинению редакции и журналистов подготовился масштабно, распечатав бумаг общим объемом в несколько сот листов.

В материале дела была вложена лингвистическая экспертиза, крайне непрофессионально выполненная еще в 2015 году(?!) в Пятигорском лингвистическом университете, указавшая, что «в статьях содержится негативная информация о Карабуте фактологического характера». Да, содержится! И какой вывод? А вот такой: мол, публикации могли повлиять на ухудшение его здоровья.

Господа пятигорские лингвисты, никчемно выполнив свое задание, вы решили помочь медэкспертам?!

Между тем заказанная Карабутом еще в 2014 году(?!) медкэпертиза в частном медцентре им. Д. Лунца вызвала у нас еще большее презрение своей алогичностью, указывающей на договорную заданность: «Психологические страдания Карабута находятся в прямой причинно-следственной связи с фактом публикации статей в «Открытой» газете».

Однако быстро выявилось, что описанные Карабутом психические и физические страдания (нестерпимые головные боли, потеря сознания, нервные срывы, тревожность, бессонница и еще многое чего из этого ряда) появились у полицейского вследствие минно-взрывной травмы, полученной им в 2011 году у ДК профсоюзов. С того времени и начались его частые походы по врачам.

В итоге Карабуту было отказано в полном объеме, решение вступило в законную силу. И главный редактор газеты Людмила Леонтьева, одна из авторов публикации, в соответствии с законом заявила ходатайство о возмещении судебных расходов, которые она оплатила из личных средств (в сумме трехмесячной пенсии), ибо у самой редакции нет денег ни на содержание юротдела, ни на услуги адвоката.

И вот тут Карабута заклинило. Готовившийся стать «миллионером» за счет редакции, он яростно бился против компенсации из собственного кармана, ради чего даже впервые появился в суде.

Бился с бешеным накалом, полным патетического гнева против… «несправедливости» («Леонтьева сама хорошо разбирается в законах и могла обойтись без адвоката»): мол, не нужны ей деньги на защитника, на его деньгах она с адвокатом хочет нажиться.

Однако платить Карабуту придется, но сумму почти в сто раз(!) меньшую той, что он надеялся урвать. Суд обязал его выплатить журналисту в возмещение расходов на адвоката, убедительно доказавших: никакой чести - ни человеческой, ни профессиональной - у мастеров пыточных дел не может быть в принципе.

На все вопросы один ответ: бьют, шантажируют, волокитят

Возможно, именно посттравматические отклонения в здоровье стали причиной в истории со студентом. А публикации в газете, которые, в конце концов, привели к тихому добровольно-приказному увольнению Карабута из органов, спасли от его кулаков и истязаний других ставропольцев, продолжай он работать в полиции.

Тем более что человек за эти минувшие годы ни в чем не раскаялся, ни о чем не пожалел, не переосмыслил. Наоборот, что называется, закостенел в своей убежденности, что все как сходило ему с рук, так и будет сходить. В убежденности, рожденной полной безнаказанностью за проступки и преступные деяния.

Эту публикацию мы готовили для того, чтобы адресовать несколько важных вопросов руководству краевого полицейского главка: почему сотрудника с таким диагнозом своевременно не комиссовали, оставив на службе?

Прошли годы с той поры, когда правильными словами главный краевой полицейский А. Олдак определил стратегию борьбы с мерзавцами в своем ведомстве - «гнать поганой метлой!». Что изменилось? Нам кажется, мало что изменилось.

Бьют ли и сегодня в отделах ставропольской полиции граждан, выбивая «явку с повинной»? Шантажируют угрозами «вбросить наркотики»? Волокитят ли дела следователи следственного комитета в отношении полицейских садистов? Уводят их от наказания в судах?

На все вопросы один ответ: да! Бьют, шантажируют, волокитят, уводят от ответственности! Только подобные преступления тщательно скрываются от общественности.

Редко прорывается об этом в свет информация, разве что стойкий адвокат, вроде Вадима Панкова, предаст огласке очередное чрезвычайное происшествие.

Именно о такой очередной жертве садистов в погонах, запытавших до полусмерти ставропольца Юрия Ефремова, мы рассказываем в этом номере, используя материалы его защитника Инны Денисовой, подполковника полиции в отставке, а ныне адвоката - человек мужественного и принципиального. Читайте!

Куда запропастилась «поганая метла»?

Олег ПАРФЁНОВ,
Людмила ЛЕОНТЬЕВА

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Анна (не проверено)
Аватар пользователя Анна

Старая истина: подобный беспредел провоцируется безнаказанностью и прикрывается отсутствием совести. Честь мундира, говорите? Да бросьте! Это - ОПГ (Оборзевшая в корень Полицейская Гнусь), где ворон ворону глаз не выклюет.
Стыдно, что по этим мразям судят обо всех "ментах"!

Ивашка (не проверено)
Аватар пользователя Ивашка

Это новая форма российской действительности, когда предводитель шайки заявляет, что все бандиты подлецы. Этакое ненаказуемое и чисто сердечное ( :)) признание.

Горожанин (не проверено)
Аватар пользователя Горожанин

Бандитское Ставрополье
А можно на "Доску почёта" разместить всех этих служителей порядка, страна может узнать своих героев, по принципу, открытого судебного заседания?

Анна (не проверено)
Аватар пользователя Анна

Не сможет! Такие заседания проходят в закрытом режиме. Пресловутая "честь (которой нет) мундира", понимаешь ли!

Михаилcw (не проверено)
Аватар пользователя Михаилcw

А толку? Денег сунут и продолжат старое.

Добавить комментарий