Поиск на сайте

 

 

удалось ставропольской семье, которая отсудила у краевой детской больницы 1,5 миллиона рублей за фатальную врачебную ошибку

 

Двухлетнему Егорке Глушкову 9 декабря 2004 года вдруг стало плохо, «скорая» отвезла его в краевую инфекционную больницу, а на следующий день ребенка перевели в краевую детскую больницу. Там поставили диагноз «острый аппендицит», вечером сделали операцию, во время которой малыш пережил клиническую смерть. В результате передозировки наркоза детский мозг умер.
4 февраля Егорку выписали из больницы, а спустя две недели ему была оформлена инвалидность до 2020 года. Мальчик, даже будучи в сознании, не может удержать голову, он не в состоянии сидеть и стоять и сам себя обслуживать. Все врачи, к которым обращались Глушковы, сходятся в одном трагическом выводе: поражения головного мозга у ребенка необратимы...
Несколько судмедэкспертиз установили, что Егорка стал инвалидом из-за ошибки, допущенной врачом-анестезиологом детской больницы Мариной Мироновой, которая неправильно определила дозу наркоза. Однако в отношении Мироновой не была проведена даже служебная проверка, она не понесла никакого дисциплинарного взыскания и продолжает трудиться в отделении реанимации.
Четыре года подряд Глушковы добивались, чтобы в отношении Мироновой было возбуждено уголовное дело. Но дознаватели Промышленного РОВД волокитили заявление – сознательно, беспардонно, кощунственно.
Например, оперуполномоченный Ищенко в постановлении от 3 сентября 2007 года пишет: «...опросить Миронову не представилось возможным... назначена судебно-медицинская экспертиза, однако до настоящего времени она не готова». Хотя сам Ищенко назначил эту экспертизу только на 11 декабря, и, естественно, не могла она быть готова в сентябре. Что это, как не издевательство над горем родителей?
В итоге в марте 2008 года дознаватель Бабенко отказала в возбуждении уголовного дела по двум основаниям: мол, необходимо изъять документы, подтверждающие, что Миронова является должностным лицом, и установить, кто входил в бригаду врачей, оперировавших Егорку. И чтобы получить две бумажки, девушка-дознаватель потратила целый год! В общем, так и не дождавшись этих документов, Бабенко сделала вывод: в действиях Мироновой отсутствует состав преступления.
Из-за этой волокиты следователей все процессуальные сроки вышли, и уже нет никакой возможности привлечь Миронову к уголовной ответственности. Тогда родители Егорки обратились в Промышленный районный суд с иском о взыскании с медучреждения и Минздрава края 10 млн. рублей в качестве компенсации морального вреда и расходов на лечение ребенка.
Естественно, чиновники иск не признавали и под разными предлогами затягивали судебный процесс. Причем цинизм юристов Минздрава не знал границ – в возражении на исковое заявление они писали: дескать, Глушковы представили в суд не все товарные чеки – и потому, мол, невозможно установить, какая именно сумма потрачена на лечение и уход за Егоркой.
Судебный процесс тянулся три года! Ответчики, демонстрируя полное неуважение к суду, месяцами не являлись на заседания. За время процесса четыре раза менялись судьи, и каждый начинал рассмотрение, по сути, «с нуля».
Слава богу, что у родителей Егора за столько лет не опустились руки. И в итоге они все же добились справедливости. В октябре прошлого года Промышленный суд Ставрополя удовлетворил их исковые требования, обязав краевую больницу выплатить 1,5 миллиона рублей – сумму по российским меркам просто небывалую. Это решение недавно оставил без изменений и краевой суд, подтвердив свою принципиальность. И уже несколько месяцев семья Глушковых получает выплаты по исполнительному листу.
Впрочем, дело даже не в деньгах. Руководители детской больницы, к которым родители Егорки все эти годы обращались с жалобами, лишь твердили сквозь зубы: дескать, Глушковы хотят нажиться на своем горе.
Но пусть эти эскулапы, которые также имеют детей, поставят себя на место несчастных родителей! Пусть на миг представят себе ребеночка, который даже не может сказать, что у него болит, не может позвать на помощь, но глаза которого ежеминутно напоминают матери о ее вине перед ним! И мать всегда будет чувствовать себя виноватой перед сыном за то, что доверила его жизнь и здоровье врачам именно этой больницы.
За семь лет никто из руководства больницы и краевого Минздрава не только не принес Глушковым извинений, но ни разу не побывал в семье, не посочувствовал, не пожалел. Или ставропольские врачи уже настолько очерствели, что подобные трагедии считают вполне допустимыми в своей работе?! Так грош цена такой медицине!

 

Антон ЧАБЛИН,
выпускник Ставропольской медакадемии



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий