Поиск на сайте

 

В минувший четверг в краевой библиотеке им. М.Ю. Лермонтова состоялась презентация двухтомника произведений Вадима Чернова «День мой - век мой». Сам писатель, ушедший из жизни в августе прошлого года, в своих руках успел подержать лишь первую книгу собственных избранных произведений.

 

Столько народа просторный библиотечный зал собирает далеко не по каждому поводу. Сюда пришли коллеги по перу Владислава Сергеевича, друзья, знакомые, филологи, почитатели его творчества, казаки, священники, студенты, дети из третьей городской школы, той самой, которую в начале 50-х годов окончил будущий писатель. Собравшимся показали документальный фильм, сделанный в середине 2000-х, когда Вадим Чернов прошел уже пик своей славы и остро переживал творческий кризис, невозможность вписаться в колею новой, постперестроечной  эпохи. 
Для любого писателя выход собственной книги всегда событие. Для Вадима Сергеевича встреча с первым томом задуманного «Избранного» растянулась на полтора десятилетия. В том, изданный к 75-летию автора, вошли наиболее известные произведения разных лет и жанров.
Вторая книга, также составленная самим писателем, включила в себя до этого не публиковавшийся, хотя и написанный около сорока лет назад, фантастический роман «Космические парадоксы»; документальную повесть «Люди жаждут чуда» о ясновидце Вольфе Мессинге, с которым автора связывали годы тесного знакомства; художественно-документальную повесть «Старая Русса Достоевского». Венчает издание литературоведческое исследование доктора филологических наук, профессора СГУ Людмилы Егоровой.
Обе книги появились на свет благодаря некоммерческому фонду «Слово и дело», фонду Михаила Горбачева, а также поддержке частных предприятий Ставрополья и Кубани (родом писатель из Армавира). 
Творческая судьба Вадима Чернова по нынешним временам уникальна. По стопам Горького он «ушел в люди» - трудился разнорабочим, грузчиком, приемщиком крабов на Дальнем Востоке и Камчатке, учеником слесаря на заводе, строил химкомбинат в Невинномысске.
А страсть к путешествиям перенял, видно, от прадеда Ивана Чернова, служившего конвойным казаком в экспедициях знаменитого исследователя Николая Пржевальского. Будучи уже известным писателем, побывал на всех флотах и морских базах страны: в Мурманске, Калининграде, Североморске, Новороссийске, Ленинграде, Севастополе, Одессе, Владивостоке, Петропавловске-Камчатском, Находке.
Любовь к походному рюкзаку и природе едва не обернулась карьерой геолога. Первым вузом Вадима Чернова стал Новочеркасский политех, геологоразведочный факультет. Но учебу пришлось бросить – не на что было жить. А уже через год энергичный юноша поступил на историко-филологический факультет Ставропольского пединститута, определенно для себя поняв: будет писателем.
Первая книга Чернова вышла в свет, когда ему едва стукнуло 25. Это были художественные очерки о ребятах - «В коммунистических бригадах мы к коммунизму держим путь». В 1963-м Вадима Чернова по рекомендации Семена Бабаевского принимают в Союз писателей СССР, что по тем временам было огромной редкостью - автору исполнилось всего 29 лет. Причиной свойского расположения к молодому прозаику со стороны мэтров явилась повесть Вадима Чернова «Сто пятая жизнь Акбара».
Сначала ее опубликовали в альманахе «Ставрополье», потом переиздали в Москве, а вскоре перевели на многие языки. Пытались даже экранизировать, почти готов был  сценарий, но что-то там не задалось, от идеи отказались.
В молодости Вадим Сергеевич испытал мощное влияние Эрнеста Хемингуэя. Этот волевой бородатый американец для многих его советских коллег был символом самостоятельности, независимости, пробивной энергии, образцом чистоты и прозрачности слога. Чернов даже в парикмахерскую брал с собой портрет Хемингуэя, чтобы «постригли точно так».
Любовь к своему кумиру Вадим Чернов, плоть от плоти шестидесятник, неисправимый романтик, сохранил навсегда, но именно любовь, а не слепое подражание. Однажды даже посоветовал одному ярому поклоннику Нобелевского лауреата скорее перестать заниматься «хемингуёвиной», а внимательнее прислушиваться к собственному внутреннему голосу.
Перу писателя принадлежит более двадцати книг, изданных двухмиллионным тиражом. Самые известные из них - «Сто пятая жизнь Акбара», «Возвращение к детству», «Оранжевый день», «Свирепый марсианский бог», «Королевский краб», «Золотой клевер на зеленом поле» - вошли в сборник избранного.
Человека красит дело. Главное дело писателя - это его книги, увидевшие свет. Вадим Чернов свято верил в литературу и продолжал писать даже тогда, когда его не публиковали. Это были рассказы, автобиографические заметки, эссе. Он верил в Творца, и вера его была не знанием, а верностью - шел по жизни своим путем, ошибался, спотыкался, но себе не изменил. Никогда не претендовал на властителя дум, просто писал.
Сказано было: и воздастся каждому по вере его. Свидетельство этому - двухтомник Вадима Чернова в типографской огранке.  

 

Олег ПАРФЁНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий