Поиск на сайте

 

 

Творческий отчет ставропольского художника-авангардиста Евгения Саврасова ценителям высокого искусства доставил истинное наслаждение

 

Человек нашего города
В минувшую пятницу в краевом музее изобразительных искусств открылась персональная выставка члена Союза художников России, заслуженного работника культуры РФ, неоднократного лауреата фестивалей живописи и современного искусства Евгения Владимировича Саврасова. 
Человека, которого Бог в равной степени наградил не только талантом, но еще способностью дружить, любить и, может быть, главным качеством - быть любимым.
Выставка получила название «Человек города», и в этом ее организаторы попали в цель. Хотя бы потому, что 46 лет назад Саврасов стал первым преподавателем городской детской художественной школы, не оставив педагогической деятельности и по сей день. Потому что подарил городу массу ярких, самобытных работ, ставших и фейерверком наслаждения, и, что важнее, «ключиком» к сопереживанию, осмыслению бытия.
Человек города, искусство которого знают и ценят далеко за его пределами.    
Глубоко личностное творчество художника в разное время вызывало нарекания и гневное недовольство властей, споры и противоречивые оценки коллег. Его обвиняли в формализме, примитивизме, в бесплодном подражании образцам разлагающегося искусства Запада и еще бог весть в каких грехах.
А он упрямо и твердо шел своей дорогой, неутомимо работая и совершенствуясь, расширяя границы личной свободы. Художника и сегодня не упросишь писать на заказ: «Все нутро протестует, какие бы золотые горы ни сулили». И в этом - неотъемлемая часть творчества Саврасова, не изменившего своему принципу писать только по велению души.
Не случайно первая персональная выставка художника состоялась лишь в 1996 году. К тому времени страна с головой уже окунулась в эпоху рыночных перемен, изрядно хлебнув вольностей демократии. Но даже тогда на самом верху, в Москве, нашлись люди, которые, узнав о готовящейся в Ставрополе выставке Саврасова, орали, топали ногами, грозили санкциями организаторам.   
Не поддавшись конъюнктурным соблазнам, не держа обиды на злопыхателей, и в свои 70 Саврасов сохранил чистоту, непосредственность восприятия мира, по-детски ранимо и трепетно чувствуя жизнь. Не стал диссидентом, не ушел в политику, а целиком остался верен и предан искусству.
Живопись, графика, дизайн, скульптура, инсталляция, керамика - в какой бы сфере ни работал мастер, он неизменно демонстрирует индивидуальность.

 

Формалист-стахановец
«Стать художником я решил лет в десять, никто меня к этому не понуждал, не советовал, желание шло изнутри, питаемое одной потребностью - рисовать».
Эта первая, единственная и с годами крепнущая страсть в выборе профессии для Саврасова сыграла главную роль. Сегодня такое признание звучит странно, даже нелепо. Но по тем временам - явление рядовое. Хотел рисовать - пошел в художники. Ну чего проще?!
После школы поступил в Ростовское художественное училище им. М.Б. Грекова. Питая неприятие к политическим лозунгам и манифестам, с головой, полной образов и красок, охваченный страстью созидать, Саврасов самозабвенно принялся конструировать на холсте собственную реальность.
Доверяешь глазу - пожалуйста, пиши в реалистических тонах. Иное дело - что кроется за самой натурой... Надо ли передавать на холсте те ощущения и эмоции, которые она вызывает?
На этот вопрос молодой художник для себя ответил утвердительно. Ибо вся глубина и накал картины, по Саврасову, как раз и кроются в осмыслении и обобщении подмеченного.
О формализме, которым с подачи Хрущева клеймили творческую элиту, позднее были написаны тома научных работ и мемуаров, по этой благодатной теме успешно защищали диссертации. А для начинающего Евгения Саврасова, если отбросить в сторону все теории и изыскания, формализм выражался в эксперименте, спонтанных поисках своего языка, стиля, самого себя.
Без демаршей и революций, но напряженно, с энергией бунтаря. И никакого отрицания академического стиля.
К творчеству своего однофамильца Алексея Кондратьевича Саврасова (1830-1897), русского художника-пейзажиста, одного из учредителей товарищества передвижников, Евгений Владимирович относится с огромным почитанием. В молодые годы даже подписывал свои картины так: «Саврасов из Ставрополя». И всерьез, и в шутку.
Летом запасался холстами, картоном, красками и гнал на моря. Возвращался с десятками готовых картин и этюдов. В межсезонье пропадал в окрестностях Ставрополя. Страстно любил музеи.  С особой силой вдохновляли художника вещи брутальные: испепеленный молнией вековой дуб, костюм шамана с колокольчиками и рыбьими хвостами, предметы деревенского антиквариата - прялки, светцы, подковы, коромысла, ушаты, медная утварь, глиняные горшки.
Трудился по-стахановки, без оглядки на признание коллег и товарищей из горкомов-крайкомов - жизнь и творчество в нем  слились воедино.
Воплощал  идеи в скульптуре, перетаскивая в квартиру тонны песчаника, даром доставшегося после сноса старых домов. Собирал металлолом, но не сдавал его, пополняя карман, а конструировал сварные образы, работал с керамикой.
К слову, увлечение металлом своеобразно отразилось в живописи и рисунках, придав позднему Саврасову характерный фирменный почерк.

 

Учись удивляться
В списке авторитетов мастера на первом месте стоят имена великих новаторов стиля и методов - основоположника кубизма Пикассо, родоначальника супрематизма Малевича, экспрессиониста и поборника эстетики механического искусства Фернана Леже.
Художников, которые не боялись преломлять традиционное восприятие мира, конструировали новые образы – такие же правдоподобные и трогательные, как и в полотнах реалистов.
Когда в советские годы появилась редчайшая возможность взглянуть на работы Кандинского и Малевича, Саврасов не раздумывал ни минуты. Оседлал мотоцикл и без копейки в кармане рванул за полтысячи верст в Краснодар, чтобы в живую, а не в журнале «Огонек» лицезреть спустившихся с чердаков запасников авангардистов. Ночевал на улице. Но это разве могло стать преградой? 
Саврасов владеет всеми жанрами и стилями изобразительного искусства, но стилизацию в работе отметает принципиально, выработав индивидуальный язык, по собственному определению,  романтического реализма. А если точнее, реализма без берегов, романтика, который и на свадьбах не забывает о смысле жизни.
Все 46 лет преподавательской деятельности Евгений Владимирович с чувством цитирует ученикам Эйнштейна, великого ученого, до последнего сумевшего сохранять поразительную свободу духа и непосредственность: «Тот, кому неведомо удивление, кто не умеет поражаться, тот, можно сказать, мертв, и глаза его потухли».
А потому художника по-настоящему трогает вот что: среди его учеников нет подражателей. Все - личности, отстаивающие собственную манеру письма.
Значит, удалось передать тот особый дух свободы и созидания, когда-то окрылявший поколение шестидесятников, к которому принадлежит сам Саврасов. Зажечь в детях огонек индивидуальности, в какой бы сфере они ни нашли себя, пусть и позабыв о технике рисунка и живописи.

 

Певец эпохи
Евгений Владимирович Саврасов является автором преподавательской методики «Элементы художественного конструирования», в 1994 году представленной в Москве и получившей высочайшую оценку экспертов в области дизайна, изобразительного искусства, скульптуры, архитектуры.
В основу методики легло давнее увлечение дизайном, которое однажды захотелось обобщить, а накопленным опытом поделиться с детьми. Привить ребятам чувство прекрасного, научить мыслить оригинально, не по шаблонам, в работах и по жизни идти своею дорогою.
Философия курса, по словам самого автора, проста. Мы живем в мире искусственного, и от того, как он устроен, а точнее, сконструирован, зависит, хорошо или плохо в нем чувствует себя человек. Так что все в наших руках, не так ли?     
К слову, с методикой как-то приключилась прямо-таки детективная история. Приехали к Саврасову ну очень заинтригованные новаторскими идеями товарищи из Петербурга, просили разъяснить, показать, научить. Разъяснил, научил. По доброте душевной на пару дней дал почитать материалы - тогда в единственном экземпляре. А «коллеги» тихонько развернулись и тю-тю - испарились! С тех пор Саврасов их не видел.
Конечно, расстроился, но в депрессию не впал. Потратил годы, восстановил по памяти все до последней мелочи.
…Большинство презентованных художником картин в музее  создано в промежутке трех последних доперестроечных десятилетий. Осознавал ли мастер в часы работы, что с необычайной точностью копирует время со всеми его достижениями, победами, изъянами, провалами?
В полотнах Саврасова есть все: одухотворенность, ответственность, любовь к родине, идеологическая зашоренность, сила и простота советского человека. Особенно ярко эти черты времени запечатлелись в лицах, которых наша эпоха не сохранила даже в самых глухих местах, не тронутых цивилизацией.
Короче, как ни старались Евгения Саврасова уличить в формализме, а современники - причислить к авангардистам, художник остается самым последовательным, махровым реалистом. Только очень непохожим на других.

 

Олег ПАРФЕНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий