Поиск на сайте

 

 

Как уничтожали российскую ветеринарию. Часть I

 
1 июля должно было вступить в силу постановление правительства №839, которым предусматривалась упрощенная процедура государственной регистрации на территории России генно-модифицированных организмов (ГМО).
Эксперты возмущаются: если в нашей стране будет разрешен посев растений с ГМО, то через несколько лет Россия окажется в полной зависимости от транснациональных корпораций – производителей генно-модифицированных семян (которые являются интеллектуальной собственностью этих иностранных компаний). А это создаст угрозу продовольственному суверенитету России.
Кроме того, использование в сельском хозяйстве генно-модифицированных культур приведет к появлению супервредителей и суперсорняков, уничтожить которые невозможно без баснословно дорогих гербицидов, выпускаемых все теми же транснациональными компаниями.
Критиков услышали. Постановлением правительства упрощенная регистрация ГМО в России, которая должна была начаться 1 июля, была отложена на три года. Но это лишь отсрочило гибель сельского хозяйства нашей страны, которая подступает неминуемо, если не предпримем радикальных мер.
 
Россия как бесправная колония
 

Недавно в Ставрополе состоялось совещание по вопросам развития сельского хозяйства под председательством Владимира Путина. Печать на это совещание отреагировала так: деревня умирает, а крестьянство в России оставлено на произвол судьбы. Ограбленное «реформаторами», оно все глубже падает в долговую яму, и ему выносят приговор как недееспособному на родной земле.

Производство сельхозпродукции в отечественном АПК растет, а вот рентабельность аграрного производства в целом по стране все равно низка. Задолженность сельхозпредприятий перед банками на 1 мая составила 2 трлн. рублей. Если бы пришлось отдать эти долги, то не хватило бы и денег от продажи всего собранного урожая и всей продукции животноводства. Остался бы еще долг на сумму 400 млрд. рублей.

При этом, по требованиям Всемирной торговой организации (ВТО), господдержка сельхозпредприятий будет ежегодно снижаться – с нынешних $9 млрд. до $4,4 млрд. к 2018 году. Вот в Германии в этом году все виды поддержки для АПК составят 45 млрд. евро, у нас же на всю Россию дадут чуть ли не в десять раз меньше!

Каков же итог? По сравнению с РСФСР количество крупного рогатого скота в России сократилось на две трети, свиней – вполовину, овец и коз также осталось немногим больше третьей части. К примеру, в этом году стало меньше, чем год назад, крупного рогатого скота более чем на 260 тысяч голов, овец и коз – на 250 тысяч.

Ни в одной стране мира, даже в самой бесправной колонии, не допускали такого небывалого погрома. Для чего же нужно такое небывалое уничтожение собственного животноводства?! Чтобы затем везти из-за океана «контрафактные», поддельные продукты питания: ежегодно в Россию ввозится 2 млн. тонн только мяса. И одна из причин такого плачевного положения дел – развал ветеринарной службы.

 
От императора до президента
 

Единая ветеринарная служба на государственном уровне в России появилась в середине XIX столетия в связи с массовым распространением болезней животных – чумы крупного рогатого скота и сибирской язвы. В 1860 году при министерстве внутренних дел был утвержден особый комитет об улучшении ветеринарной части в России.

Штатное расписание этого ведомства утверждал лично император, что свидетельствовало о значимости ветеринарной службы для страны. А для каждой губернии (с учетом географического, экономического, социального положения) министром внутренних дел утверждалось денежное содержание каждой штатной единицы. Таким образом, в России была создана гибкая структура управления ветеринарной службой – единый орган руководства и вертикаль управления.

После революции 1917 года ветеринарную службу из НКВД передали в Наркомзем; 1 декабря 1929 года был утвержден Ветеринарный устав РСФСР, установивший единый принцип организации государственной ветеринарной службы. К 1987 году ветслужба СССР насчитывала более 83 тысяч ветеринарных специалистов в колхозах и 91 тысячу в совхозах. Дополнительно были открыты ряд учебных ветеринарных факультетов, до десятка биофабрик, множество научно-исследовательских ветеринарных институтов.

Эти наработки не были забыты и после распада Советского Союза: в 1993 году был принят закон «О ветеринарии», сохранивший трехуровневую структуру управления с едиными органами на федеральном, региональном и районном уровне.

Однако в 2000 году Путин начал новую реформу. Начал с того, что федеральную собственность ветслужбы передали в собственность субъектов Федерации, а вместо единого департамента ветеринарии организовали три службы – Россельхознадзор, Управление ветеринарии и Федеральное агентство по сельскому хозяйству (вскоре ликвидированное).

 
Ветеринары остались в одиночестве
 

В Россельхознадзор вошли специалисты по агрономии: семеноводы, почвоведы, фитоспециалисты и ветеринарные специалисты. Сделано это было надуманно, с одной лишь целью – увеличения штатов.

Вот недавно и в нашем крае была создана межобластная лаборатория по делам ветеринарии, зоотехнии и агрономии. Но вышло из этой затеи, как говорится в басне, не дело – только мука. Ну разве это правильно, когда руководитель, агроном по специальности, отдает указания специалистам по ветеринарии или зоотехнии?!

И что прискорбно, о пагубном последствии этих реформ не слышно авторитетного слова ученых и практиков. Но разве может сегодня без современных лабораторий агроном использовать научные подходы: как решить вопросы чередования культур при посевах, как правильно определить зрелость кукурузы, провести сенокос и хранить сено или в условиях засухи и прочих аномальных явлений получить высокий урожай?! Агрономы вынуждены вслепую бороться с вредителями, грибками, бактериями и вирусами растений.

Ветеринарный департамент Минсельхоза РФ из-за непродуманного сокращения кадров также не в состоянии разрабатывать стратегию и законодательную базу для профилактики и ликвидации особо опасных болезней (в том числе и общих для человека и животных).

Из государственных документов исчезли упоминания о производственной ветеринарной службе, которая находится на сельхозпредприятиях. Сегодня подбором ее штатов занимаются лишь низовые руководители, которые мало подотчетны властям района и уж тем более субъекта. Кто контролирует и ведет переподготовку этих кадров, кто их проверяет на местах на предмет профпригодности?!

А ведь сегодня эти службы занимаются такими важнейшими вопросами, как воспроизводство, сохранность животных, их продуктивность, кормление, санитарное состояние, профилактические прививки от множества болезней, диагностика инфекционных и инвазионных заболеваний.

Занимаются, выходит, в одиночку и без контроля.

 
Бесконтрольность – бич страны
 

В бытность своего президентства Дмитрий Медведев дал установку проверяющим инстанциям посещать сельхозпредприятия один раз в три года. Для прокуратуры этот документ и ныне является руководством к действию.

Возможно, для проверки предприятий, выпускающих, скажем, гвозди, это нормально. Но для производства, являющегося биологическим объектом, требующего круглогодичного досмотра, это правило, как показывает многолетняя практика, неприемлемо.

Ведь отчего сегодня в России такие беды, как африканская чума, сибирская язва, туберкулез, бруцеллез, лейкоз, лептоспироз и множество других болезней животных?!

Да оттого, что на сельхозпредприятиях по существу идет сокрытие болезней животных: падеж скота выпал из учета, поскольку на местах считают его «издержками производства».

Дошло то того, что лечение животных для владельцев сельхозпредприятий перестало быть непреложным правилом, ибо проще и легче списать всё на «форсмажор», на «стихию», а потом как ни в чем не бывало получить страховку.

После проведенной Путиным реорганизации ветеринарной службы «выпали» такие вопросы, как лечебная работа, лабораторное дело, ветеринарная санитария воспроизводства и продуктивности. Бесконтролен сейчас убой животных, ибо исчезли массовые убойные площадки и пункты, закрылись крупные мясокомбинаты, где контроль по этим вопросам был строгим и безукоризненным.

Ветконтроль охватывал всё поголовье профилактическими прививками, вплоть до личных подсобных хозяйств. В последних сегодня насчитывается не меньше животных, чем было в советское время, да и хозяева не готовы оплачивать ветеринарные услуги. По той же причине была ликвидирована и сеть зооветснабов – служба обеспечения медикаментами, биопрепаратами и дезинфицирующими средствами.

 
 
 
 
Фёдор БАЗАЛЕЙ,
руководитель
ветеринарного отдела
краевого Управления сельского хозяйства
с 1974 по 1994 год
Окончание – в следующем номере.
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий