Поиск на сайте

 

 

Намного опаснее для российского села не европейские фермеры из ВТО, а свои дуроломные чиновники

 

В краевой Торгово-промышленной палате создан комитет по развитию АПК, первое его заседание прошло на днях. Возглавил комитет глава Труновского района, председатель колхоза им. Кирова Михаил Чернов, в него вошли руководители крупнейших аграрных предприятий Ставрополья. На первом заседании перед ними выступила специально прибывшая в край Надежда Школкина – зампред комитета Госдумы РФ по аграрным вопросам и член генсовета «Единой России».

 

Трактора царя Гороха
Речь Школкиной была совсем не под стать ее высокому статусу в партии власти. Говорила депутат больше не о том, что сделано, а о том, что развалено. И все чаще упоминала слово «борьба» применительно к правительству. Так что один из аграриев не выдержал и переспросил: а с кем боретесь-то, если премьер Дмитрий Медведев и министр сельского хозяйства страны Николай Федоров – единороссы?!
Школкина, судя по ее почти часовому докладу, в проблемах отрасли и впрямь разбирается. А проблем этих она перечислила множество, обильно снабжая их цифрами.
Во-первых, это техническая отсталость отрасли: в 80% хозяйств техника изношена и морально, и физически, а 56% тракторов вообще непригодны к эксплуатации. Скажем, если в Германии на тысячу гектаров приходится 28 зерноуборочных комбайнов, то в нашей стране – лишь четыре.
Вторая проблема, определила Школкина, – это диспаритет цен на аграрную и индустриальную продукцию. За последние десять лет стоимость сельхозпродукции в стране выросла в 3,8 раза, в то время как удобрения за тот же период подорожали в 6 раз, топливо – в 8 раз, а электроэнергия на производственные нужды – в 10 раз.
К безумному удорожанию электричества приводит полная бесконтрольность энергопредприятий: пройдя путь от электростанции до конечного потребителя, на Ставрополье киловатт дорожает в 15 раз.
Третья мощнейшая проблема, считает Школкина, – это социальная отсталость села. «Слово «модернизация» звучит чаще, чем «здравствуйте». Но мы живем в XXI веке, а деревня – в XIX», – считает депутат.
Она привела такие цифры: 46 тысяч сельских населенных пунктов в России не имеют подъездных дорог с твердым покрытием, 64 тысячи лишены регулярного автобусного сообщения, а уровень газификации села по стране составляет лишь 54%. И это при том, что Россия занимает первое место на планете по разведанным запасам газа!
Следующая проблема – это отсутствие оборотных средств. В целом по аграрной отрасли России ссудная задолженность составляет 1,9 трлн. рублей, в то время как долги всех региональных бюджетов – в пределах 1,4-1,7 трлн. При этом дебиторская задолженность в отрасли превышает кредиторскую в 4,4 раза, то есть на один ссудный рубль приходится четыре, не заплаченных аграрию покупателями его продукции.

 

Чиновники умерщвляют село
Наибольшую опасность для российского села представляют дурные чиновники и дрянные законы, коих Надежда Школкина вспомнила множество. Например, в прошлом году была принята очередная госпрограмма развития села, но если прежние разрабатывались на пять лет, то нынешняя – аж на восемь. «Минсельхоз пошел впереди планеты всей», – с сарказмом добавила депутат.
Если первоначальный вариант документа был рассчитан на расходы 2,5 млрд. рублей, то в окончательном сценарии правительство «отминусовало» 1 млрд. «Правительство приняло ее за три дня, не согласовав даже с экспертным сообществом», – развела руками Школкина.
С боем все же удалось согласовать некоторые опорные пункты: например, впервые в истории страны запланировано выделить 2,3 млрд. рублей на социальную поддержку села (в том числе еще 10 млрд. рублей может быть добавлено из денег, сэкономленных по итогам года). Еще 40 млрд. рублей пойдет на дополнительную капитализацию Россельхозбанка. Обещано, что их конвертируют в кредиты аграриям.
Новая госпрограмма предусматривает переход на «европейские» формы поддержки аграриев – погектарную и на единицу продукции (скажем, на 1 кг товарного молока). Правда, деньги запланировали смешные: скажем, если европейский фермер получает от государства 250 евро на каждый гектар, то в России – лишь 207 рублей. Ну а если на 1 рубль произведенной продукции приходится 6 копеек господдержки, в США – на уровне 16 копеек, в Евросоюзе – 36.

 

Не так страшна ВТО...
Школкина поведала, что каждый день к ней приходят тонны жалоб от аграриев со всей страны, и из этой переписки она «с удивлением узнает» о бредовых законах, бьющих по российскому селу. Например, депутат узнала, что субсидии на компенсацию затрат по засухе полностью облагаются налогом на доход.
А как вам существующий порядок «очищения» сельхозпредприятий, закрепленный в федеральном законе: если у компании за месяц накопились долги на сумму более 100 тысяч рублей, то она автоматически подлежит банкротству.
Учитывая сезонность урожаев, а с ними и прибылей, под действие закона в зимний период попадает до 85% аграрных предприятий страны.
Причем судебные приставы забирают сначала самое ликвидное – технику на ходу и скот, так что затем восстановить работу предприятия нереально. По словам Школкиной, сейчас она разрабатывает новый вариант закона, в котором «планка» предбанкротной задолженности поднята до 500 тысяч рублей (не платить их нужно не один месяц, а полгода).
Также она предлагает, чтобы сельхозпредприятие банкротилось как единый имущественный комплекс, то есть без «вывода» самых ликвидных активов.
Коснулась депутат и вопросов вступления в ВТО, без которых сегодня ни одна дискуссия аграриев не обходится. По словам Школкиной, больше всего пострадают «зерновики», которые надеются на увеличение экспорта, но уже сейчас столкнулись с инфраструктурными ограничениями – отсутствием зерновозов, низкой емкостью грузопортов, высокими железнодорожными тарифами.
У свиноводов совсем другие проблемы – рост импорта после снижения ввозных таможенных пошлин с 40 до 5%. Лучше всего, считает депутат, придется производителям «молочки», для которых основным конкурентом останется Беларусь, а не страны Европы.
По словам Школкиной, все существующие в России виды господдержки «укладываются» в реестр разрешенных ВТО. Осталось лишь найти в бюджете деньги. (Чтобы на равных конкурировать с Европой, нужно примерно $9 млрд.)
Плюс к тому требуются деньги на решение инфраструктурных проблем села – по орошению земель, созданию магистральных водопроводов, сохранению сетей потребительской кооперации. Еще 10 млрд. рублей Школкина «выбивает» на техническое перевооружение села: соответствующее ходатайство она уже направила на имя премьер-министра Дмитрия Медведева.

 

Земля как средство обогащения
Вступление в ВТО требует и пересмотра нормативной базы, например, принятия закона «О производстве органической продукции», который установит требования к качеству сельскохозяйственных продуктов.
Должен появиться закон о племенном животноводстве, который предусмотрит возрождение в стране племенных центров (иначе Россия скоро будет завалена дешевым импортным мясом и шерстью).
Пробивает Школкина и введение запрета на закупки импортных продуктов в госрезерв и для социального питания («цена» вопроса – около 6 трлн. рублей, которые можно будет направить российскому производителю).
Не обошла Школкина вниманием и недавно внесенное в Госдуму скандальное предложение по отмене такой категории земель, как «сельскохозяйственные». «За этим предложением стоят люди, которые воспринимают землю не как средство производства, а как средство обогащения», – считает депутат, имея в виду строительное лобби.
По мнению Школкиной, нужно запретить перевод сельхозземель в любую иную разрешенную категорию. Возможно такое лишь в редчайших случаях – для государственных нужд (скажем, под строительство дороги) и с соразмерной компенсацией.
Правда, чтобы аграрным лоббистам на равных бороться с застройщиками, нужно иметь полное представление о площадях сельскохозяйственных земель в стране. А таких данных сегодня ни у одного ведомства нет, «потерянными» числятся около 20 млн. гектаров.
Впрочем, Минфин страны обещал изыскать бюджетные средства, чтобы до 2016 года поставить на кадастровый учет абсолютно все сельскохозяйственные земли в России и даже подсчитать их плодородие.
Присутствовавшие на встрече ставропольские аграрии припомнили депутату еще массу проблем. Выяснилось, например, что наш регион из-за вялого Минсельхоза края вылетел из национальных программ «Начинающий фермер» и «Семейные животноводческие фермы».
Горящий вопрос – это непомерная арендная плата за землю, которая в сравнении с 2008 годом в крае выросла в семь раз. Последняя кадастровая оценка земель привела к их «удорожанию» сразу на 46%, причем круче всего – в восточных районах края, то есть в зоне рискованного земледелия.
Причем, если плата на Ставрополье составляет лишь 1,6% от кадастровой стоимости, то, скажем, в Краснодарском крае и Ростовской области – меньше полпроцента. Естественно, это сказывается на стоимости и конкурентоспособности «соседской» продукции.

 

«Черный» карман
Президент Торгово-промышленной палаты края, депутат Госдумы Андрей Мурга рассказал аграриям, что сейчас вплотную занимается земельной проблемой. По его словам, на фоне роста кадастровой стоимости земли на селе она соразмерно подешевела в городах.
Правда, реформа оказалась с коррупционным «душком»: теперь главы городов требуют бизнесменов оплачивать возникшую «разницу» в некие «фонды» развития (например, в Невинномысске). Депутат заверил, что к 15 марта все главы районов и городов Ставрополья будут обязаны отчитаться в правительстве края о том, насколько обоснованна принятая на их территориях новая кадастровая оценка.
Мурга призвал аграриев активнее высказывать свою позицию по поводу завышения арендной платы за землю. Он вспомнил, что недавно бизнес-сообщество края сумело добиться отмены скандального постановления правительства «О дополнительных ограничениях времени и мест розничной продажи алкогольной продукции».
После его появления закрылись многие торговые точки, а торговля алкоголем частично перешла в «теневой» сегмент. И вот спустя семь месяцев краевая прокуратура признала его незаконным.
Еще один документ, который ударил по всем ставропольцам, – это поправки к федеральному закону «О розничных рынках», обязывающие с 1 января все товарные (универсальные) рынки перевести в крытые помещения. На Ставрополье чиновники исполнять его принялись слишком рьяно, сгоняя людей с насиженных мест, что уже привело к массовым акциям протеста в Невинномысске и Курсавке.
Андрей Мурга вносил в Госдуму поправку, предлагая вступление в силу закона отложить до 2015 года. Ведь в регионах крытых рынков попросту нет, ну не озаботились вовремя чиновники и бизнесмены, не построили. Но законопроект был отклонен Госдумой.
«Закон не должен приниматься в таком виде. Есть села, где просто невозможно создать крытые рынки – ни универсальные, ни сельскохозяйственные... А на мой запрос комитет по пищепрому края отвечает, что у нас все хорошо и даже есть свободные места на открытых рынках, которые не востребованы. Значит, сидит чиновник, которому дали команду исполнять закон, он и изощряется, называет рынки ярмарками. А наверху создается впечатление, что в стране и правда все хорошо», – рассказал Мурга.

 

Забрали все – вернули крохи!
В один голос фермеры твердили федеральному депутату, что они вздохнуть не могут от огромных отчислений в Пенсионный фонд, которые в нынешнем году выросли почти вчетверо. Только на Ставрополье закрылись почти 10 тысяч индивидуальных предпринимателей, в том числе и фермерские хозяйства.
Школкина заверила аграриев, что сейчас бьется за то, чтобы для фермеров ставка пенсионных отчислений была снова снижена. Но ведь уже закрывших свой бизнес людей это на поля не вернет...
О том, что творится сегодня на селе, на примере своего СПК «Колхоз «Терновский» Труновского района рассказал депутат краевой думы Иван Богачев. За прошлый год его предприятие заплатило 53 млн. налогов и получило 6,5 млн. рублей субсидий. «Сначала забрали все, а затем дали крохи», – говорит Богачев.
По его мнению, нужно модернизировать банковскую систему в России, чтобы аграрии получали целевые кредиты без залога не под 15-18% годовых, как сейчас, а под 1-2%. Кстати, вступление страны в ВТО позволит прийти на наши финансовые рынки иностранным банкам, которые и способны предложить такие процентные ставки.
Поддержала заслуженного труженика и Школкина: мол, нужно отказаться от субсидирования из бюджета процентной ставки (мера эта популистская, считает депутат) и за счет этого снизить банковские проценты и повысить субсидии на единицу готовой продукции.
Заодно ввести квоты на отечественные продукты и наценки на социально важное питание (по словам Школкиной, по некоторым «социальным» сортам хлеба производители имеют убытки до 50%, в то время как торговые сети кладут себе в карман наценку от 7 до 30%).
Все эти предложения были оформлены в виде резолюции заседания, которую Торгово-промышленная палата отправила в правительство Ставрополья и в Госдуму РФ.

 

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий