Поиск на сайте

 

 

Судья краевого арбитража Надежда Гладских отмела вступившее ранее в законную силу решение суда общей юрисдикции, подтвердившее право людей на безопасную жизнь, и вынесла свой вердикт –  в пользу денежного лица, признав за ним «право» на разрушение чужих жилищ

 

Суд общей юрисдикции спасает многоэтажку от разрушения...
Два остросюжетных события на прошлой неделе необычайно взбудоражили жителей дома №299 по улице Ленина, о котором «Открытая» пишет уже больше года под рубрикой «Спаси свой дом».
Первое событие – чрезвычайно духоподъемное и воистину революционное, если понимать под этим победу простых горожан за свои права, которые в Ставрополе давно и безнаказанно попираются людьми, вылезшими из грязи в князи, – нуворишами с растопыренными пальцами.
Много месяцев рассматривалось дело по иску жителей к разрушителям их дома – ставропольскому нуворишу Ивану Тимошенко (а формально его дочери, унаследовавшей нежилые помещения) и ростовскому арендатору Бабаяну (ООО «Малый бизнес»).
Промышленный районный суд (судья О. Мороховец) требования жителей удовлетворил в полном объеме, признав их конституционное право на безопасность проживания. Суд возложил на жителей (по их же просьбе) обязанность по восстановлению капитальных конструкций дома, разрушенных приезжим ресторатором.
Наплевав на все запреты, этот разбитной парниша из Ростова-папы вырубил в старом жилом здании пространство для большого ресторана под вывеской «Пить кофе», изуродовав фасад огромной лестницей и причинив проживающим здесь много других неудобств.
Неделю назад жильцы, наняв специализированную фирму, эту лестницу снесли, радостно тем знаменуя приход справедливости, обеспеченной гражданам судом общей юрисдикции.
Но буквально следом другой суд – краевой арбитражный (судья Н. Гладских), в бешеной спешке опережая действия жильцов по возвращению ресторанного помещения в первоначальное состояние, принял прямо противоположное решение – именно по этому же помещению, удовлетворив требование Тимошенко к администрации и градостроительному комитету узаконить все самостройные переделки в нежилых помещениях, принадлежащих его семье.

 

...а арбитражный суд беззаконие безоглядно узаконивает
Вот это второе событие можно назвать омерзительной профанацией правосудия.
Это чистой воды контрреволюция против ставропольского населения с использованием государственного ресурса в интересах Тимошенко и двух его великовозрастных деток, ни кирпичика не положивших в фундамент благополучия края.
Обеспечивший своих наследников по самую макушку незаслуженным богатством, сам папаша, в роли Карабаса-Барабаса, застопорил рост краевого центра в силу того, что огромные массивы пригородной земли оказались в его собственности.
На мой взгляд, принятое экономическим судом решение – это дерзкая контрреволюция и в отношении отечественной судебной системы, которую таким образом расшатывают и безмерно дискредитируют в глазах россиян.
А как еще оценить беспрецедентную по правовой разнузданности коллизию?! Один суд напрочь отмел уже вступившее в законную силу решение другого суда, к исполнению которого уже приступили истцы!
Коллизию судья Гладских сотворила в высшей степени вызывающе по отношению к Закону, бросив его, как половую тряпку, к ногам единственного человека – г-на Тимошенко, обирающего много лет своих жертв – жителей многоэтажки.
У них он отнял не только общедолевую собственность, но и право на защиту своей жизни и здоровья.
С треском проиграв дело в суде общей юрисдикции, этот буравчик чужих карманов бросился в арбитраж – за узакониванием разрушительных реконструкций во всех нежилых помещениях многоквартирного дома, включая двухэтажный ресторан…
И арбитражный судья Надежда Гладских его желание исполнила, не страшась, что называется, ни бога ни черта.

 

«Экспертизу» рулеткой арбитраж признал безупречной. Стыдоба!
Судья удовлетворила иск нувориша на одном-единственном «основании» – выводах технико-строительной «экспертизы». Да какой! Исполнительница бегом пробежалась по нежилым помещениям дома с двумя «инструментами» – уровнем и рулеткой. А потом засела за описание своего «исследования» аж на четыре(!) месяца (вместо договорных двух недель).
Понять ее можно: высосать из пальца с подвешенными на нем рулеткой и отвесом даме было трудно. Специалисты, анализировавшие ее «труды», пребывали в шоке. Непрофессионализм, примитивизм «работы», отсутствие всяких инструментально-научных исследований были столь очевидны, что ошарашивали любого имевшего отношение к стройиндустрии.
Вот в таких выражениях звучали ее «экспертные» оценки (вы только послушайте!): «визуально(?) я определила, что ничего не нарушено...», «я осмотрела(?) конструкции и определила(?), что опасности разрушения они не представляют»...
Этот псевдотехнический бред Гладских слушала с умиротворенным выражением на лице, как оперу в театре: покачивая головой в знак полного согласия с «певицей», ни в чем не усомнившись, не задав ни единого вопроса...
Представители ТСЖ с самого начала возражали против назначения судебно-строительной экспертизы, поскольку она противоречит ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений».
Согласно этому закону любая проведенная строительно-техническая экспертиза будет противоречить базовым доказательствам (уже установленным нормативно-правовыми актами) сейсмической опасности многоэтажного дома №299 по улице Ленина.
Более того, согласно СНиП «Строительство в сейсмичных районах», форштадтский песок (рыхлый, «плывучий» грунт), на котором стоит дом и ряд прилегающих зданий, отнесен к высшей степени сложности. И его расчетная сейсмичность определена сегодня в 8 баллов.
Построенный 30 лет назад как экспериментальный (в силу плохо изученных тогда ненадежных грунтов), этот дом не выдержит восьмибалльного землетрясения, если не имеет специальных сейсмостойких (к слову, очень дорогих) усилений.
Более того, жилое здание может обрушиться даже при низкобалльных колебаниях почвы: всего два балла увеличивают сейсмическое воздействие в четыре раза.
Любые перепланировки-перестройки, разрушения капитальных конструкций для дома трагически опасны. Перестроечный-переделочный бандитизм арендаторов многократно увеличил опасность разрушения и гибели его жителей: по капитальным стенам пошли трещины.

 

Экономические судьи себя от опасности спасают, а на горожан плюют
Судейская беспринципность, нежелание Гладских вникнуть в существо этого дела, высокомерное, презрительное отношение к рядовым горожанам хорошо видны на таком примере.
Некоторое время назад опасные трещины пошли по капитальным стенам четырехэтажного здания самого арбитражного суда, возведенного также на неустойчивых грунтах. Руководство краевого арбитража крайне обеспокоилось рисками его обрушения.
Незамедлительно для проведения технико-геологической экспертизы был приглашен самый авторитетный на Юге России специалист по сейсмике – доктор геолого-минералогических наук Борис Федорович Галай. Дорогостоящая операция по исследованию грунта была проведена, после чего во исполнение рекомендаций ученого здание мощно укрепили.
У жителей городских многоэтажек столь больших денег для их укрепления и в помине нет. Поэтому они месяцами и годами бьются, чтобы безумцы из торгашеской среды, круша капитальные стены для расширения офисов и магазинов, не похоронили их под бетонными плитами обрушившегося дома. Как это случилось с рижским торговым центром «Максима» – исключительно по причине неустойчивого грунта, как считают ученые (читайте об этом на 11-й стр.).
 – А при чем здесь здание арбитражного суда, при чем здесь Галай и обрушение торгового центра в Риге? – багровея лицом, перебивала меня Гладских, которая до этого отмела все ходатайства стороны защиты пригласить на процесс в качестве эксперта или специалиста Бориса Галая. Тот полдня просидел перед дверью ее кабинета, где шел процесс, и ушел, похоже, расстроенный.
Ни с какими доводами достучаться до судьи, по всему уже принявшей решение до начала всех заседаний, было невозможно. Не убеждали ее ни факты, ни драмы, ни чужой опыт, ни мнения специалистов. Человеческий и профессиональный цинизм этой дамы был непробиваем!
На уровне «отвеса и рулетки» она решала судьбу сотен жителей дома, подвергая их жизнь смертельному испытанию.
Вот так краевой арбитраж создавал и создает «судебную практику», в которой прав тот, у кого больше бабла, связей и убежденности в том, что (вспомните Тимошенко) «в городе нет человека, который бы ему в чем-то отказал». Вот и суды не отказывают.

 

Для судьи Закон не писан? Тогда на что она смотрит, чем «руководствуется»?
Да если Гладских применила бы статьи только Жилищного кодекса, то и в этом случае принятый к рассмотрению иск Тимошенко лопнул бы как мыльный пузырь. По одному основанию: собственники общедолевой собственности категорически не давали своего согласия ни на какие перестройки помещений в своем доме, тем более на разрушение его капитальных конструкций.
Не считая того, что все строительные безобразия проводились без единого разрешительного документа мэрии и градостроительного комитета.
Эти основания и определили суть решения Промышленного райсуда (а ранее – и других судов), защитившего очевидные права граждан распоряжаться своим общедолевым имуществом, а также их конституционное право на безопасное проживание в доме, угрозу которому, как подчеркивалось в решении райсуда, создавали несанкционированные перестройки.

 

«Визитная карточка» краевого арбитража – агрессия и грубость
С первых же минут процесса беззастенчиво обозначив, на чьей она стороне, судья Гладских повела себя дерзко, агрессивно. Ежеминутно грубыми окриками обрывая жильцов дома, представлявших интересы ТСЖ «Надежда» в качестве третьих лиц.
С желчной усмешкой подчеркивая их правовую «безграмотность», она не давала закончить буквально ни одной фразы ни им, ни адвокату – просто не слушала, обрывала все попытки высказать доводы защиты.
О том, как судья Гладских психологически давила ненавистных ей участников процесса, создавая в зале атмосферу тюремной зоны, «Открытая» описала в статье «Снимай мантию – иди в продавцы» (№21 от 5 июня с.г.).
Агрессивное, беспардонное поведение судьи нарастало от процесса к процессу. Черная мантия, как символ правосудия, однако понуждала представителей законопослушного большинства безропотно сносить унижения и хамство. Но становилось все невыносимее для человеческого достоинства участников судилища. Ведь за исключением единственной бабушки-пенсионерки Раисы Мироновны Карюкиной (заботливой старшей дома), все представители ТСЖ имели университетское образование и хорошо понимали, насколько далеко зашла за грань приличий.
Представители ТСЖ «Надежда» четырежды подавали ходатайство об отводе судьи. Но председательствующий состав арбитражного суда, куда госпожа Гладских в свое время тоже входила, традиционно в таких ходатайствах отказывал. Умудрялись обойти даже упоминание о судейской этике, словно давая понять: в нашем учреждении все вы – безответные бараны без права блеять; как за быдло держали, так и впредь держать будем.
Круговую оборону от бунтующих граждан руководящий состав суда держит крепко, лишь подтверждая: ворон ворону глаз не выклюет. А потому не ограниченное в самом сообществе безобразное поведение коллег стало поведенческой нормой в краевом арбитраже.

 

Наказала честных, вложив карающий меч в руки бесчестных
О чередную историю царящего здесь безраздельного хамства журналист «Открытой» Олег Парфёнов описал в другой публикации – «С такой Фемидой ворью раздолье» (№40 от 16 октября с.г.). – о судье Е. Гинтовт, «бессовестно разрулившей ситуацию в интересах коммунальных аферистов».
Такой вывод сделал журналист, видевший собственными глазами безуспешные попытки другого ТСЖ (дом 16/3 на ул. 50 лет ВЛКСМ) устранить множественные нарушения, допущенные на ремонте дома коммунальными чиновными структурами.
Воровскую схему разоблачила и основательно задокументировала старшая дома, экономист по образованию, Алла Горшкова, о чем «Открытая» и написала.
Коммунальные аферисты с помощью судьи решили разоблачителям рот заткнуть и наказать рублем – подали иск «о защите деловой репутации» к редакции и 74-летней пенсионерке Горшковой, положившей все здоровье на защиту жителей своего дома. Совершенно дохлый номер, если бы иск попал в руки судей, не марающих собственной репутации обелением очевидного мошенничества.
Но дело оказалось в руках Елены Гинтовт, которая «в отношении ответчиков и представителя «Открытой» изначально позволяла себе вещи непозволительные не то что для служителя закона, но даже для придорожной буфетчицы», писал ошеломленный ее грубостью и агрессивным поведением журналист «Открытой».
«Глушившая криком ответчиков», судья чудным образом умиротворялась при речах фирмачей, изначально знавших, что сатисфакцию (то есть месть жильцам) госпожа судья им обеспечит.
И она ожидаемо ее обеспечила – по-стахановски, в рамках одного заседания, использовав «полный арсенал судейского произвола. Это когда у человека в мантии крышу сносит – от вседозволенности и неограниченной власти. Захочу – засужу, растопчу и заживо зарою, – рассказывал журналист, очевидец безобразного судейского действа. – Да и чтоб не работать так: в уютном кабинете, в мягком кресле за весьма и весьма приличную зарплату вершить правосудие. На самом же деле, уничтожая на корню, не давая людям поверить в свою страну, в честность чиновников, в справедливость, в объективность их решений. А еще отнимая драгоценные часы жизни и нервы у тех, кто не желает мириться с подлостью и гнусностью беспредельщиков при власти и деньгах, понуждая их смотреть пошлый судебный спектакль с предрешенным финалом».
«Вообще, надо особо отметить, – заключает автор вышеприведенной публикации, – грубость, чванство, хамство отдельных господ в мантиях становятся визитной карточкой арбитражного суда».
Представляем, как завизжат после этой главы блюстители «права на неприкасаемость»: ах-ах, унижается репутация судейского сообщества… Нет, господа, не прикрывайтесь коллегами, сохранившими незыблемой профессиональную безупречность, их немало в нашем крае, и мы их знаем. Они служат Праву, а вы – порокам, своим и чужим.
Это вы подрываете институт судебной власти в стране, попирая справедливость решениями, содержащими все коррупционные признаки. Это вы создаете огромное социальное напряжение в обществе, формируете у людей негативный образ судебной власти, недоверие к которой – по всем опросам – стремительно нарастает повсеместно. Ставрополье – в лидерах.

 

Что за этим – пороки воспитания, расшатанные нервы или что-то другое?
Наблюдая за процессами, в которых простые горожане месяцами безуспешно бьются за свои элементарные права – за безопасность жилья, за нормальную среду обитания, которая год от года скукоживается как шагреневая кожа, мы, кажется, уже знаем точный ответ на вопрос, задаваемый не однажды. Что стоит за базарной грубостью, беспредельным хамством части служителей краевого арбитража – невоспитанность, расшатанные нервы или что-то другое?
Полагаем: что-то другое, не имеющее к вопросам права никакого отношения. Но всегда каким-то случайным образом, относящимся к процессам, где одна сторона оч-чень богата, другая (жители убитых многоэтажек) – безнадежно бедна.
Причем, как не раз убеждались, абы кому в руки такие дела не попадают. А попадают (по большой, видать, опять случайности) именно к тем судьям, которые выразительно демонстрируют беспредельную лояльность и симпатию исключительно к состоятельным лицам в процессе. А потому и ведут себя, и действуют по единому поведенческому стандарту.
И вот тут по-особому, вторым контекстом, начинаешь воспринимать и неформальное именование Арбитража – «экономический суд». Запах больших денег в процессах ощутим с ходу. Как только вырисовывается этот лакмусовый признак, в процессе начинает твориться черт знает что – судьи теряют над собой всяческий контроль, как в вышеописанных случаях.
Богатую сторону слушают с замечательным пиететом, качая ухоженными головками в знак заранее безоговорочного согласия, а на другую сторону вызверяются так, словно люди в клетке с хищниками побывали.
Эта часть состава краевого арбитража не признает принципов и норм международного права, принятых и регламентированных внушительным рядом российских документов.
Но хуже того у кривосудных господ стойкое пренебрежение федеральными законами, что выражается и в намеренно одностороннем толковании законодательства в пользу определенной стороны. И лишением других участников их процессуальных прав – на равные возможности в состязательности и защите своих интересов. Судья Гладских демонстрировала это исключительно вызывающе и в масштабах безмерных.
Своей искусственной истерикой, затыканием рта представителям ТСЖ, я уверена, она преследовала «тактическую и стратегическую» цель своего специфического судейства – завуалировать наличие законных оснований жителей дома, требовавших приведения в первоначальное состояние порушенного дома, замордовать их до полного онемения.
Ясно, что Тимошенко не побежал бы протоптанной дорожкой в арбитраж, не будучи уверенным в том, что, благодаря своему «ресурсу», он пошлет на три буквы не только пенсионеров многострадального дома, но и суд общей юрисдикции, вынесший решение о беззаконности его действий.
А потому попробуем на эту тему поразмышлять – на примере «возможностей» конкретных пацанов, которые обильно писают на все законы, обрушая многоэтажку.

 

Чем больше бабла и наглости, тем безопаснее в судах
Главный пацан из них, конечно, Тимошенко, известный ставропольский нувориш (какой, однако, выразительный корень у этого иностранного словечка, переводимого примерно как «новый богатей» – Авт.).
«В городе нет ни одного человека, который бы мне в чем-то отказал», – кочевряжился Тимошенко над стариками дома, наивно пытавшимися остановить его потоками жалоб в мэрию. Бедные, наивные люди – куда жаловались?! В мэрию, где Тимошенко, до 2002 года поработав главой администрации всего несколько месяцев, успел здорово поработать на свой карман. И вышел из власти жирным котом с огромным состоянием в виде пригородных земель и городской недвижимости – плодами трудов нескольких поколений ставропольцев.
Из кармана людей этих поколений, а также из тощего кошелька стариков дома №299 обеспечиваются долгие израильские каникулы новоявленного нувориша и безбедная жизнь его наследников – проживающего в Лондоне сынка и московской дочки.
Неправедно нажитое бабло позволяет изворотливому шустряку и сегодня открывать ногой двери в кабинеты мэрии. По всему не только там прописана его обслуга. Опасаюсь, что есть она и в правоохранительных органах, доказательства чему я приводила в ряде публикаций этого года.
А что наши суды, не из того же теста?! И они воруют, утверждает даже премьер Дмитрий Медведев, юрист по образованию. Уж он-то знает, что говорит, хотя свечку не держал. Я с ним согласна в отношении ставропольских судов, исходя из черт личности Тимошенко (не зря бахвалящегося, что за бабло в Ставрополе ему никто ни в чем не откажет). Его подельник (по разрушению) – ростовский ресторатор Бабаян тоже настойчиво пытался купить молчание автора этих строк, дабы я не мешала вести ему «перспективный бизнес» на головах горожан.
И что, попыток подкупа конкретный пацан из Ростова и его арендодатель Тимошенко не могли предпринять в судебном присутствии? Например, в арбитражном суде? В этом подозрении исхожу из редакционной подборки ряда арбитражных решений, которые несут явные признаки коррупционной направленности – по убеждению известных ставропольских и московских юристов, к которым наша редакция обращается постоянно за правовой экспертизой подобных дел.
С этой папкой материалов я пришла месяца два назад к председателю Ставропольского арбитражного суда Александру Ивановичу Кичко.

 

Встреча с председателем арбитражного суда
С доводами о коррупционно-мотивированных решениях судей его ведомства Александр Иванович, конечно, категорически не согласился. Хотя ряд их вердиктов можно считать просто «экзотическими», то есть откровенно притянутыми за уши, потому и были отменены в высших инстанциях. А сколько их не отменяется в других случаях!
Александр Иванович, подчеркивая чрезвычайную опытность коллег, особо похвально отозвался об одном из них, а в моей пухлой папке неожиданно, как рояль в кустах, обнаружились материалы именно об этом судье, не раз попадавшем в поле зрения журналистов, исследовавших арбитражные дела с явным коррупционным привкусом.
Вот ведь какая картина получается: мы имеем на руках материалы, в неприглядном свете рисующие профессиональную или этическую несостоятельность конкретного человека, а у его начальника накрепко сложилось совершенно иное мнение.
Такое бывало не раз, но чаще всего правы оказывались все-таки журналисты, работающие, как опытные следователи, с фактами, перепроверенными не единожды. А потому пусть «спорный» экономический судья для своей же безопасности свое поведение всерьез пересмотрит в назидание другим, о которых речь идет и в материалах заветной папочки. Журналисты дремать не будут.
Надо заметить, инициатива встречи исходила не от меня. Просто однажды, соединившись со мной через своего секретаря по телефону, Александр Иванович высказал мнение по выводам статьи, в которой я писала, что арбитражные суды полностью игнорируют нормы Жилищного кодекса. Узаконивают наглые самострои и губительные реконструкции нежилых помещений в многоэтажных домах, несмотря на протесты собственников жилья (к тому времени интригу своего беспрецедентного решения судья Гладских еще только разыгрывала).
Между тем Жилищный кодекс – важнейший (после Конституции!) основополагающий, системообразующий документ, правоприменительный приоритет которого относительно других законодательных норм (если они вступают в противоречие с его статьями) прописан его создателями со всей определенностью.
Принятый в 2006 году ЖК своими положениями теоретически разрушает коррупционные схемы в жилищно-коммунальной сфере, безмерно обогатившиеся на ней воровские кланы с их колоссальными теневыми доходами, действовавшие в тесной связке с бизнесом, чиновничеством и судами. Но кто усомнится в том, что на практике криминальная связка в полной мере действует и поныне? Участвовавшие в процессах судей Гинтовт и Гладских представители разных ТСЖ в такой возможности не сомневаются.
Абсолютно незаконна, по мнению экспертов в сфере ЖКХ, практика краевого арбитража, в массовом порядке штампующего репрессивные вердикты по искам ресурсоснабжающих организаций к ТСЖ, с жидких счетов которых затем снимаются все деньги за коммунальные неплатежи жителей этих домов.
Точно в такие же незаконные клещи арбитраж взял и многострадальных жильцов все того же дома №299 по улице Ленина, опустошив счет его ТСЖ на 300 тысяч рублей по иску городских электросетей.
Подобные решения категорическим образом противоречат положениям Жилищного кодекса, в котором ясно указано: ТСЖ не несут материальной ответственности за долги потребителей, поскольку не являются ни покупателями, ни продавцами коммунальных ресурсов, а лишь обслуживают проводящие их общедомовые сети.
Являясь некоммерческой организацией, созданной лишь для деятельности по управлению домом, ТСЖ имеет счет, на который через СГРЦ поступают средства из единственного источника – из перечислений на обеспечение общедомовых нужд.
Ставропольский арбитраж буквально уничтожает в крае товарищества собственников жилья понуждением платить за чужие долги, после чего налаживать даже элементарное обслуживание дома становится невозможным.
– Это ли не подрыв и без того слабой экономической базы населения и социального равновесия в крае?! – вопрошала я председателя суда, приводя в пример решение арбитража, возложившего на ТСЖ дома №299 по улице Ленина обязанность выплаты долгов по электричеству. Между тем как эта энергоснабжающая организация, безбожно мухлюя вместе с СГРЦ, об этом огромном долге сообщила жильцам... только через год. Но до сей поры так и не представила расчета «долга», взятого с потолка, ни списка самих должников.
Александр Иванович сказал, что в письменном ответе он докажет, что судьи действуют в строгом соответствии с Законом. И вскоре за своей подписью дал ответ, проанализировав который по компьютерной базе «Гаранта и Консультанта», наши эксперты пришли в немалое изумление: председатель суда, обосновывая «соответствие», ссылался на уже отмененные законодателем нормы права.
Ясно, что подставили председателя его помощники, попросту списавшие устаревшие нормы из определения апелляционного суда в Ессентуках, который оставил в силе решение ставропольских коллег о выплате долгов по электричеству некоммерческой организацией (ТСЖ «Надежда»), бездумно «подкрепив» свой вердикт как раз ссылками именно на эти устаревшие нормы.
Увы, и вот так, по причине элементарной ошибки, неправедно решаются судьбы организаций, людей и их денег… Последствия ошибок всегда тяжелые, с неизменными потерями.

 

Встреча с главой градостроительного комитета мэрии
С недавно назначенным главой самого хлебного направления мэрии Андреем Уваровым я вела разговор о подлой практике его предшественников, умело проигрывавших все суды, в которых сталкивались интересы бизнеса и населения. Юристы мэрии, следуя коррупционным установкам, фарисействуют в роли защитников горожан, предавая их безбожно.
Ясно, что бизнес сытно кормит чиновничью братию, которая его крышует и спасает от народного гнева, когда те корчуют деревья, чтоб воткнуть сотый торговый центр, лезут с самостроями на красную линию, обрекая город на вечный транспортный коллапс, в тесных дворах громоздят новостройки…
Ставрополь давно напоминает общагу, в которой горожане задыхаются от тесноты, от невозможности организовать нормальное для семейного проживания пространство… Но люди, определяющие градостроительную политику, руководившие этим комитетом, уворачивались от уголовных дел и уходили отсюда миллионерами…
Встречаясь с ними сразу после их назначения, с надеждой думала: авось хоть этот окажется патриотом города. Но под грузом фактов быстро понимала: здесь снова сидит подлец конченый.
И вот теперь Уварову я в подробностях описала, как намеренно инертно, безгласно, бессловесно ведут себя в судах юристы комитета, не стесняясь признавать, что выполняют установку Савченко.
Я просила Уварова «отменить» преступное распоряжение предшественника, крышевавшего г-на Тимошенко, и сменить на процессе юриста, выражавшего «позицию» комитета одной фразой: «на усмотрение суда».
Уваров изобразил заинтересованность, обещал прочесть иски, решить вопрос с юристом и встретиться снова через пару дней для анализа вопроса. Но наврал по всем пунктам – не прочел, не решил, не встретился… Проигнорировал и повторное напоминание члена городского Общественного совета, и главного редактора самого читаемого населением СМИ.
Да что же такое творится с назначенцами на жирный пост, бронзовеющими тут же, едва опустят зад в пригретое кресло?! Какими критериями, в конце концов, руководствуется сити-менеджер, отдавая в руки очередному трепачу покореженный город?!
Какую градостроительную политику будет проводить человек, не отвечающий за свои слова?! И чем он отличается от своего предшественника, больше озабоченного личным благополучием и неблагими делами, по поводу чего «Открытая» задалась вопросом, вынесенным в заголовок статьи «Кто вы есть на самом деле, г-н Савченко?» (№15 от 24 апреля с.г.). Может, и в предстоящем анализе градостроительной проблематики уместно будет повторить тот же заголовок, поменяв лишь фамилию.
Так кого поздравлять с ценным кадровым приобретением, с кого спрашивать за него городской общественности?

 

Встреча с губернатором края
Поставив в предыдущем абзаце еще не оконченной статьи точку, засобиралась я в наш Белый дом – в здание правительства, куда в минувшую субботу пригласил к себе на неформальную беседу главных редакторов районных и краевых газет губернатор Ставрополья Владимир Владимиров. Разговор состоялся на редкость доверительный, откровенный и продолжался два с половиной часа.
Журналистов подкупила простота общения молодого губернатора, внимательно слушавшего каждого выступающего, делившегося проблемами журналистики вообще и собственных изданий в частности. Ни одного гостя губернатор не оставил без ответа, выхватывая главное и живо его комментируя.
С улыбкой просил «наполнять содержанием» просьбы, которых звучало немало, то есть давать конкретные предложения по разрешению означаемых проблем, будь то недовольство работой почты или претензии к чиновникам всех уровней, взявших себе право не отвечать на критические публикации в газетах, что можно расценивать как пренебрежение к общественному мнению и надменную уверенность в своей безнаказанности.
Говорили о фактах преследования журналистов госведомствами, заведомо ищущими любые причины для придирок, отбиваться от которых, как заметили акулы пера, приходится долго, утомительно и накладно. Правильно подчеркнули: личное отношение губернатора к прессе определит вектор ее популярности и значимости в крае.
Немало толковых мыслей высказали коллеги по перу, обозначая место прессы в информационном пространстве края, которому уже довольно долго не везет на хорошие новости российского масштаба.
А вот плохие новости, даже не особо значительные по своему содержанию, словно кем-то искусственно раздуваются, вмиг обрастая глупейшими, неправдоподобными деталями, которые тут же начинают обсасывать федеральные телеканалы. По этому поводу Владимиров корректно предостерег журналистов от распространения и поддержки непроверенных, дутых сенсаций, от которых потом долго трясет весь край.
Поднимать имиджевый рейтинг нашего Ставрополья должны и мы с вами, заметил губернатор, это принесет краю, его населению заметный экономический, политический и социальный эффект.
Ну а я свое выступление начала с констатации острого дефицита справедливости, человеческого отношения чиновников к простым людям. В одиночку и в силу безденежья без правовой защиты жители многоэтажек воюют с самостройным хулиганством, с известными поименно мошенниками в сфере ЖКХ, пытаются отстоять свои элементарные права в судах. Но почти всегда безрезультатно – и не случайно: даже в случаях полной очевидности проигрывать процессы жертвам произвола успешно помогают юристы администрации, получившие эту задачу от своих начальников, тесно повязанных с богатыми беззаконниками.
Схема преступного сговора, стократ описанная в прессе, действует давно и приносит заговорщикам хорошее бабло. Для иллюстрации я обратила внимание губернатора на события, происходящие опять же вокруг самого большого в городе жилого комплекса по улице Ленина.
Здесь гуще всего сконцентрированы язвы городского бытия, все виды строительного беззакония, опекаемого чиновниками в сговоре с пацанским – по понятиям – бизнесом и коммунальными аферистами, обирающими горожан по полной.
Со всей этой мутью можно справиться довольно просто: специалисты из общественных движений предлагают эффективные способы. Сто раз я презентовала их в служебных кабинетах – никакой реакции, что и понятно: разрушилась бы схема перекатывания бабла.
«Но жители жаждут победы, очень надеются на новую власть и собирают сотни подписей под обращением к вам», – предупредила я губернатора, слушавшего внимательно и доброжелательно. Он разом поднял настроение обещанием, что безучастным к этой истории не останется. Он, оказалось, знает некоторых ее звучных фигурантов и разделяет мнение о них жителей.
Здорово возбудила новость – нет, скорее размышления вслух о том, что коррупционные схемы и преступные связи градостроительной вольницы, опутавшие города края, могут быть разом оборваны, если все разрешительные права перейдут под личный контроль губернатора. Считаю это просто блестящей идеей, которая, как никакая другая, может изменить общественные настроения в крае, повысить социальный оптимизм ставропольцев, которые смогут наконец поверить: твердая власть на Ставрополье есть, и она не позволит хвосту крутить собакой.

 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный редактор «Открытой», член Общественного совета
при администрации Ставрополя, лауреат премии
«Гражданская инициатива»

 

Игорь19 декабря 2013, 10:26

вы знакомы с тем, что закон действует с момента его принятия! При рассмотрении дел применяется закон, действовавший на дату принятия соответствующего решения! говорить о том, что арбитражный судья ругался, и это положено в основу решения, нельзя, поскольку единственный суд, в котором можно добиться разбирательства по закону - это арбитраж!!!!!!!!! и мне плевать на ваши выходки и высказывания относительно арбитража! хочу вам сообщить другую ситуацию, сложившуюся в РСО Алания. если ваша газета распространяет свой тираж по соседним республикам, то вас это точно заинтересует! 3,6 тыс. руб. долг в реестр (банкротство), 2 000.0 тыс руб. текущий. девять шесть два 45 два 5 пять пятьдесят 9.

сергей19 декабря 2013, 10:23

Вот она демократия! Ау госп. Леонтьева что за выборочность при фильтрации комментов на Вашем сайте. Своя рука владыка?????????

Raven09 декабря 2013, 13:10

А пока что собакосбиватель, убийца Калугин торжествует. Год прошел - и хоть бы что. Непотомляемая субстанция. Та, что не тонет...

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий