Поиск на сайте

 

 

Собственность государства – Кисловодский лечебный курортный парк - беспрестанно штурмуют прихватизаторы. На их стороне активно действуют ставропольские чиновники

 

Кто позволил стройку?
Последние месяцы Кисловодск стоит на ушах. В двух местных изданиях - «Огни Кавминвод» и «На водах» - что ни номер, то разгромная статья о жутких безобразиях, творящихся в Курортном парке. Почитаешь – волосы дыбом встают: территория погребена под грудой шприцов и окурков, отдыхающие и оставшаяся живность одуревают от грохота музыки и шашлычного угара, исторические места сменили профиль, превратившись в шалманы для проституток, с горных троп гроздьями сыплются в ущелья туристы...
Развязный, истерический тон заметок выдает опытную руку сценаристов акции, направленной против конкретного управленца – директора санатория им. Орджоникидзе и кавминводского филиала Федерального медицинского центра Росимущества (в ведении которого и находится парк) Ильи Вишневского. 
Нос у памятника Пушкину отбили? Виноват Вишневский! Крапива разрослась? Вишневского к ответу! Хулиганы изрисовали беседку похабными надписями, жгли костры, беспредельничали? Долой Вишневского! Не стесняясь в выражениях, критики мочат директора оголтело и по-хамски. 
Но самая веская претензия к Вишневскому в том, что в лечебном парке буйным цветом расцвели питейные заведения. И в этом правдоискатели проявили особую изобретательность. В одном из номеров «На водах» появился позитивный материал о том, как хороша, приветлива и заботлива шашлычная «Долина роз». Автор статьи: И. Вишневский.
То есть, конечно, не директор санатория им. Орджоникидзе – такой, мол, у автора псевдоним. Но кто будет допытываться, какой смысл деловому занятому человеку сочинять хвалебные оды кафешкам? Провокация, как торпеда, ушла в народные массы: вот он каков, Вишневский – говорит, что борется с самостроем, а сам харчевни холит и лелеет! Да и чего, мол, ждать от «чужака», «москвича»?!
Подогревая толпу, архитекторы черной пиар-кампании устроили незаконный «референдум» через бесплатные газетные купоны за отставку Вишневского, надеясь на мгновенный результат: уволить несговорчивого государственного наместника, устроить хаос в управлении парком, а там, под шумок, оформить незаконные постройки. Ну а если повезет, то и переподчинить весь парк своим людям.
Вишневского нужно незамедлительно уволить, возбудить в отношении его уголовное дело, обязать из своего кармана выплатить в городскую казну 3,5 млн. рублей – таковы требования таинственного состава «общественности», ставшие результатом «скрупулезного» расчета материального ущерба от загрязнения парка стихийными свалками.
Этот состав еще успевает заваливать контролирующие органы жалобами о творящихся безобразиях. Только с начала года в парке с проверкой побывало больше двух десятков разных комиссий, которые дотошно прочесали лечебную территорию, переворошили и изучили документы, но «вопиющих» нарушений, на которые указали жалобщики, не нашли. Их попросту нет. А вот те, что на самом деле есть и на которые обращал внимание Вишневский, остались незамеченными. 
Для уникальной природной лечебницы, всемирно известной своим целебным воздухом и благотворной тишиной, настоящим бедствием стали точки общепита. Однако если признать это, тут же возникнет вопрос: на каком основании власти города визировали строительство кафе и ресторанов в лечебном оазисе?

 

Нежная забота о десяти миллиардах 
В курортном Кисловодске идет тихая война, в которой атакующая сторона своего личика не открыла, действуя от имени и по поручению широкой общественности. Цель: дискредитировать деятельность Росимущества, взявшего на себя обязательства по сохранению и воссозданию парка, но якобы с ними не справившегося, и добиться передачи курортного объекта местным властям. О том, что город и без этой дополнительной нагрузки захлебнулся в хронических проблемах,  ура-патриоты технично помалкивают.
Как, впрочем, замалчивают и тот факт, что тотальное разорение парка началось задолго до пришествия «москалей», страшилки о которых имеют у части населения определенный успех. Зарубки в парке ставились руками тех, кто должны были выступать его защитниками: бывшими городскими и краевыми чиновниками, лидерами ФНПР. 
А новая команда мэрии еще не сумела проявить себя в качестве дальновидных хозяев,  организующей и направляющей силы. Зато, похоже, мечтает заполучить парк в собственность. И этому есть подтверждение. 
В статусе и.о. главы города Наталья Луценко делилась, бывало, с избирателями  планами на будущее: мол, в случае победы на выборах буду добиваться перевода парка из-под юрисдикции Росимущества в ведение городского хозяйства. Действительно, создать очередное МУП вроде «Кисловодского курортного парка» - дело пяти минут. Но для начала федеральную землю надо выделить в самостоятельный хозяйствующий объект.
А эту заботу на себя взял губернатор Валерий Гаевский, в мае этого года обратившийся к министру экономического развития РФ Эльвире Набиуллиной с просьбой рассмотреть возможность такого выделения: поскольку деньги, поступающие в санаторий им. Орджоникидзе по статье содержание парка, значительны, «важно обеспечить их эффективное и целевое использование, а также организовать действенный контроль за ходом ведения восстановительных работ».
С чего бы вдруг такая трогательная забота о парке, когда своих хлопот невпроворот? Да и странно как-то, что региональная власть так настойчиво пытается принять не свойственную для себя функцию проверять и контролировать федеральную структуру - для этого существуют установленные законом нормы проверок уполномоченными службами.
Ответ лежит на поверхности. Инвестиционная привлекательность парка по скромным оценкам составляет более десяти миллиардов долларов.

 

Куда исчезли «золотые» гектары?
В 1998 году мэр Кисловодска Виктор Бекетов подготовил постановление, которым признал территорию парка равной 1046 гектарам – это на три с лишним сотни гектаров меньше, чем по документам советского времени. Куда исчез огромный кусок уникальной территории, история умалчивает, хотя шумели по этому поводу до хрипоты – в газетах, на митингах, на факт пропажи земли компетентным органам указывали депутаты краевой и федеральной думы. И что? Да ничего!
Более того, натиск на госсобственность даже усилился: из закрепленных за парком 1046 гектаров в ведение ФНПР перешло лишь 948. Остальные мэрия прибрала к рукам, одним махом сдав их в аренду.
В демонстрации коммерческих талантов не отставали и профсоюзы, за бесценок продавая переданное им в управление государственное имущество, в том числе и на территории парка. Тогда прокуратура края инициировала несколько десятков исков к ставропольскому профобъединению, требуя признать продажу госсобственности незаконной. Краевой суд оказался в неловкой ситуации: с одной стороны, очевидны нарушения закона, но с другой – как тут накажешь богатых и влиятельных профсоюзных начальников?
И тогда в арбитражном суде нашли дипломатический выход: премьер-министру РФ Михаилу Касьянову направили письмо с просьбой «сообщить мнение правительства», кому же принадлежит недвижимость.
В феврале 2002-го премьер утвердил список имущества, которое надо считать профсоюзной собственностью (в него попали переданные ФНПР санатории Кавминвод), а Кисловодский парк перешел в ведение Российской Федерации.
Однако к этому вопросу в правительстве подошли весьма креативно. Например, «адрес» объекта обозначили так: «Кисловодск. Курортный парк» – без указания границ и перечня построек на его территории. Такое решение, вроде классического «на деревню дедушке», давало свободу рук чиновникам мэрии и профсоюзов. Мнение общественности в таком стратегическом вопросе большой дележки, дабы не волновать, привычно не спросили.
Так по вине допущенных к разделу госсобственности чиновников возникла абсурдная ситуация - у парка появилось сразу несколько хозяев: госучреждение «Федеральный медицинский центр» Росимущества, которому было доверено оперативное управление парком с деревьями и достопримечательностями, а также муниципалитет и ФНПР – в их распоряжении оказались десятки гектаров земли и постройки. 
Сегодня эти муниципальные и профсоюзные вкрапления в парковую территорию напоминают небольшие, но очень уж самостоятельные княжества: что хотим, то и строим, надо будет – лес вырубим, землицы прирежем, рестораны возведем. 
Показательная деталь: регистрацией права собственности на парк в 2002 и 2003 годах занимался комитет по управлению муниципальным имуществом мэрии Кисловодска под руководством Леонида Филимонова. Хотя по закону, действовавшему на тот период, это являлось  прямой обязанностью краевого Минимущества.
С чего бы это краевые чиновники перепоручили наиважнейшим для Ставрополья объектом заниматься местным властям, которых всегда держали на расстоянии вытянутой руки? Не потому ли, что побоялись засвечиваться в криминальных схемах, самими же изобретенных?

 

Разграничение права налево
Первым директором кавминводского филиала ФМЦ Росимущества был назначен бывший главврач санатория им. Орджоникидзе Александр Луценко, супруг нынешнего мэра Натальи Луценко.
Местные газеты с придыханием в один голос запели: «Парк - в надежных руках!» Уже через полгода Луценко, освоив приличные федеральные средства, отрапортовал о произведенных покосах, санитарной рубке, удалении сухостоя, ямочно-латочном ремонте асфальтового покрытия, подсыпке терренкуров. На эти же деньги был осуществлен капремонт Нарзанной галереи, фонтана «Лягушка», оформлены Цветочные часы, высажены тысячи кустов ценных сортов роз… И тут Луценко неожиданно сняли.
За что, ведь он так заботился о сохранении и приумножении народного достояния? Но, как выяснилось позже, повод для отставки все же  был. Например, «родной» санаторий им. Орджоникидзе, входящий в структуру ФМЦ, стараниями Луценко лишился нескольких корпусов, в том числе самого элитного строения, расположенного посреди паркового леса, - «Дачи космонавтов».
На смену Луценко руководителем филиала ФМЦ в 2005 году был назначен Илья Вишневский, медик и экономист по образованию, много лет проработавший в Москве на руководящих должностях. Человек принципиальный, с твердым характером у местной элиты провинциального городка, крепко опутанного родственными и клановыми связями, сразу же вызвал неудовольствие. Еще бы: Вишневский решился покончить с многолетней вольницей. 
Первым делом он провел масштабную ревизию доставшегося ему санаторно-курортного комплекса. Тут-то и схватился за голову: единый земельный массив, переданный парку, оказался со всех сторон усечен чужими владениями. Более того, сердцевина этого массива пестрела частными участками, а некоторые из них раскинулись на многие гектары.
Размеренной жизни прихватизаторов неожиданно пришел конец. Вишневский одновременно инициировал десятки судебных исков: по возмещению вреда за самовольно снесенные зеленые насаждения, по сносу самовольных построек, отмене судебных решений и постановлений городской администрации о выделении земельных участков под застройку.
Новая политика, нацеленная на возврат государственного имущества, вызвала панику среди тех, кто возомнил себя безраздельным хозяином природной лечебницы, привыкнув  выжимать из нее копеечку. В прессе стартовала кампания травли директора, готовые уличить «москвича» в нечистоплотности намерений проверяющие инстанции прямо-таки в очередь записывались (только органы охраны памятников за два последних месяца провели четыре проверки).
И что же обнаружили? На дверях в туалете отсутствуют шпингалеты, на Лермонтовской лестнице нет таблички, сухостой не вывозится, что-то еще. Но самого главного проверяющие замечать не хотят: как коммерсанты самозахватом отрезают от парка по живому всё новые участки под кафе, истребляя копотью мангалов лечебные фитонциды.
«Кто заинтересован в дискредитации филиала и меня лично – непосредственного распорядителя в парке? – переспрашивает Вишневский. – Прежде всего, чиновники, которые стремятся получить в распоряжение драгоценную землю. Если они на самом деле защищают интересы кисловодчан, то почему под документами, разрешающими строительство в парке, стоят подписи многих из них?!»

 

А я гуляю, а я хмелею!
В кабинете Вишневского висит карта парковой территории, где отмечены участки,  оказавшиеся в натруженных руках предпринимателей, приближенных к местной администрации. Тут кафешка, там пансионат, здесь магазинчик... Всего таких объектов в парке около сорока. Санитарное состояние большинства из них далеко от идеального, некоторые сливают помои и сваливают мусор тут же, в лесок. 
В сопровождении директора мы отправляемся на экскурсию по парку. У самого входа, прямо у лечебной тропы, прочно обосновалась шашлычная. История ее появления типичная для большинства подобных заведений.
Когда-то тут ютился крохотный ларек, где торговали минералкой и пирожками. Но потом рентабельное местечко оказалось в поле зрения некоего частника, которому мэр Демиденко и выделил  участок под застройку. 
Бизнесмен развернулся полномасштабно. Рядом с ларьком выросло просторное кафе «Малое седло»: два безобразных пластиковых короба, летняя площадка и чадящий мангал. Ради питейно-съестных радостей пошли под топор несколько сосенок, еще несколько варварски остригли. Недавно владелец кафе, набравшись наглости, на голубом глазу даже попросил у руководства санатория прирезать ему еще сотню «квадратов» – под расширение бизнеса. 
В давние годы кафе «Чайная роза», «Ветерок» и «Старый парк» представляли собой скромные буфетики для прогуливающихся курортников. Потом благодаря стараниям мэра Бекетова тут загремела музыка, вокруг разнеслись клубы дыма. 
И это впритык к санаторию для детей-астматиков «Сосновая роща». Иной раз в номерах даже окошки не распахнешь – вместо целебных ионов палату наполняют гастрономические запахи.
Только перечисление земельных участков, которых лишился парк за последние десять лет, занимает страниц пять убористого текста.
...Гражданин Расулов получил 1000 «квадратов» под коттеджное строительство в районе проспекта Ленина. По соседству с ним тоже на 1000 «квадратах» частный пансионат решили возвести некто Хачков и Моргунов.
Под строительство коттеджного поселка 6 гектаров отхватил «Центр специальных и спортивных программ», полгектара – ООО «Байсад» под кафе в районе станции канатной дороги. ООО «Янус» возле Колоннады самовольно возвело фотопавильон, прихватив кусок территории и фонтан. ООО «Мсиза» намеревается освоить землю под памятником истории регионального значения Красное Солнышко. Даже музей-усадьба им. Ярошенко  приобрел  сквер «Английский парк», видно, тоже собираясь построить очередной ресторанчик.

 

Е2 - Е4 для новых русских
Есть, впрочем, примеры и посерьезнее, как Шахматный павильон, расположенный в самом центре курортной зоны, где пожилые люди коротали жаркие летние дни. Небольшая деревянная беседка вмещала всех любителей интеллектуального времяпровождения.
На момент заключения сделки павильон находился в долевой собственности ФНПР (85%) и крайсовпрофа (15%). В 2001 году зампредседателя ФНПР Виктор Пугиев и председатель Ставропольской федерации профсоюзов Владимир Брыкалов, выступившие в роли продавцов, заключили с гендиректором ООО «Сосновый бор» г-жой Елизаровой договор о реализации строения Шахматный павильон. 
Стоимость сделки умиляет «бескорыстностью» профбоссов – десять соток драгоценной земли в полмиллиона долларов отдали всего за... полмиллиона рублей. Потом участок еще раз резко подешевел, и уже за 200 тысяч рублей перекочевал в руки некоей г-жи Акопян. И тут беседка скоропостижно сгорела  якобы в результате неосторожного обращения с огнем неизвестных лиц. Но это драматическое обстоятельство, похоже, Акопян ничуть не расстроило. Напротив, помогло еще крепче стать на ноги.
Не прошло и полгода, как директор городского рынка Валерий Папикян заключил договор с администрацией Кисловодска об аренде земельного участка в Курортном парке с целью реконструкции уничтоженного огнем павильона. Сейчас на месте скромного шахматного домика высится громадный, в три этажа, замок с башенками и витражами, предлагающий  крутому заезжему гостю стандартный набор услуг – ресторан, «нумера» люкс, спортбар, бильярд.
По документам павильон занимает десять соток. По мнению экспертов, намного больше. Сколько деревьев было уничтожено под это помпезное здание? Да и как в первой зоне горно-санитарной охраны, где формируется нарзан, мог вырасти отель-ресторан? 
Едва стоило нам приблизиться к воротам «Шахматного домика», как навстречу выбежали двое дюжих  угрюмых ребят в темных очках, которые то и дело, видимо, для острастки, поправляли на поясе кобуру. Хочешь развлечься – заходи, плати, расслабляйся. А гуляешь, наслаждаешься природой – ступай мимо подобру-поздорову.
История преображения Шахматного павильона, надо сказать, оригинальностью не блещет. С таким же размахом подошли и новые владельцы некогда скромного кафе «Храм воздуха». В 2003 году к нему присоединили полгектара земли, и закипела стройка. Легонькая беседка уступила место пятиэтажному ресторану. Правда, со сдачей в эксплуатацию вышла небольшая заминка: говорят, помешал кризис. Но это разве помеха? 
Трудно представить, что состоятельные клиенты будут выгружать из крутых авто свои ухоженные тела в изысканных костюмах и роскошных вечерних платьях еще перед входом в парк. А потом, из уважения к отдыхающим, топать пешком. Выходит, рестораторы потребуют разрешение для проезда по территории парка. И, скорее всего, его получат.
«Многие кафе уже добились разрешения на беспрепятственный проезд по территории парка – то дровишки подвезти, то продукты, – рассказывает Илья Вишневский. – Но  отказать мы были не вправе - пока нет решения суда о том, что строения возведены незаконно. Представьте теперь, что будет здесь твориться, если въезд откроют для всех желающих!»

 

Влиятельное шашлычное лобби
К моменту перевода Вишневского на работу в Кисловодск практически все земельные участки под строениями уже были прикрыты прошедшими регистрацию договорами аренды. Первым делом новый директор написал в прокуратуру края подробнейшую записку, где изложил факты самозахвата земель и стихийной торговли в парке с четкой подоплекой происходящего, а также с настоятельной просьбой дать им правовую оценку. Правоохранители отмалчиваются до сих пор.
Дирекция парка пытается по крохам отвоевать принадлежащую ей по праву землю. У предприятия «Малое седло» за срубленные деревья отсудили сто тысяч рублей, еще миллион – у ООО «Байсад» за незаконную прокладку кабеля и вырубку деревьев. Одновременно в арбитражном суде ведется около двух десятков процессов по незаконным постройкам. Последняя победа - отвоеванные 4,3 гектара земли у фирмы «Инфокристалл», которая пыталась присоединить их к ранее приобретенному бассейну.
Но в одиночку справиться с оравой напирающих рейдеров санаторию едва ли по силам. Скользкий, полукриминальный бизнес, похоже, имеет надежных крышевателей во властных структурах.
Оппоненты Вишневского возражают: чем, мол, занимался ФМЦ с 2003 года, если до сих пор не проведено межевание? Предыдущий глава Кисловодска Бирюков (ныне проходит обвиняемым по уголовной статье о превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий) не раз жаловался на нежелание руководства ФМЦ вести диалог с властями города. Если верить экс-мэру, работы по уточнению границ территории парка закончены еще в середине 2006 года, но все попытки согласовать их со смежниками и структурами, имеющими на территории парка объекты недвижимости и системы инженерной инфраструктуры, не нашли-де понимания со стороны московского руководства.
По словам Вишневского, ФМЦ действительно отказался от дальнейшего согласования границ, поскольку город настаивал на межевании земель явно не в пользу парка. Но и при новой власти конфликт, возникший при оформлении межевого дела, так и не погашен. И тому есть свои  основания.
Границы парка были очерчены еще в 1999 году, тогда же муниципальные власти и заложили бомбу замедленного действия, прибрав к рукам внутри федеральной территории(!) под кафе, рестораны, объекты ЖКХ около 12 гектаров. Часть земель раздали в частные руки, часть сдали в аренду. А более 80 гектаров на границе парка вообще оказались оформленными вроде «нейтральной полосы».
Если посмотреть на карту, видно, что парк образует своеобразный клин, который входит в центр Кисловодска и граничит с различными собственниками, но в основном с муниципалитетом. Так вот, горадминистрация имеет вокруг парка некую зону вроде буфера, и эта опоясывающая полоска земли, по замыслу чиновников, должна отойти городу. Площадь «ничейной» территории как раз и составляет те самые... 80 гектаров.
Не правда ли, лихо обставлено? Сначала при определении границ городские власти как бы случайно потеряли лучшие 80 гектаров, расположенные на равнинной части, а теперь считают их своими. 
Если стоимость гектара земли в курортной зоне доходит до $5 млн., то 80 «потерянных» гектаров без особого труда можно загнать за $400 млн. За эти деньги и побороться не грех. К тому же парк - единственная крупная госсобственность в Кисловодске, от которой, если постараться, можно откусить очень жирный кусок.
«В уведомительном порядке мы направили в администрацию Кисловодска требование согласовать границы в соответствии с законом, однако ответа так и не дождались, – поясняет Вишневский. – Вместе с тем нам стало известно, что крупные бизнес-структуры ведут переговоры с администрацией о реализации инвестиционных проектов на территории парковых земель».
При таких делах лечебная территория очень скоро превратится в шумный городской квартал с торговцами, ресторанами, караоке, а Кисловодск потеряет драгоценное право называться курортом.
 

Егор  ВЕСЕЛОВСКИЙ
Продолжение читайте в ближайших номерах.

 

Аэроионы нынче не в моде?

 

Парк, превращенный нашими современниками в объект наживы, историю свою отсчитывает с 1823 года, когда по приказу генерала Ермолова по обеим склонам Джинальского хребта на высоте от 800 до 1360 метров над уровнем моря высадили первые деревья. 
Саженцы везли со всех концов света – больше тысячи видов, среди которых такие редкие, как глициния китайская, софора японская, пробковое дерево, вечнозеленая магнолия. Уже широко разросшимся увидел парк в 1837 году Лермонтов и описал его в повести «Княжна Мери»: «... здесь все дышит уединением, здесь все таинственно...» 
В 1885 году немецкий профессор медицины Эртель предложил оригинальный метод лечения сердечно-сосудистых заболеваний – терренкур. Это лечебная ходьба, дозированная по времени, темпу, протяженности и крутизне маршрута. Новый метод внедрили в Кисловодске, благо местный ландшафт и рельеф позволяли организовать сразу несколько терренкуров, а вскоре он стал невероятно популярен по всей Европе. 
Парк получил статус лечебного – уникальные растения источают в воздух целебные фитонциды, чистый горный воздух насыщен благотворными ионами, бьют нарзанные ключи. В районе Храма Воздуха содержание отрицательных аэроионов («витаминов», которые и превращают кислород в лекарство) превышает 6000 на кубический сантиметр, в то время как в современном мегаполисе их не наберется и сотни.
Неоднократный победитель международных конкурсов садово-паркового искусства, обладатель высших призов за неповторимую ландшафтную архитектуру, парк стал редким сочетанием лечебных факторов с красотами, подаренными природой. Синие и Серые Камни, Красные Грибы, Большое и Малое Седло, гора Кольцо – всё это причудливо складывалось на протяжении веков. И каждое название таит в себе загадку.
Парк полон исторических мест, подчеркивающих единение человека с природой: Нарзанная галерея (глубина легендарного источника составляет всего 6,5 метра, что является уникальным для всего курортного региона), Колоннада, Каскадная лестница, Лермонтовская лестница, павильон «Стеклянная струя»... В советское время парк ежегодно принимал более трех миллионов курортников, приезжающих на лечение и отдых в Кисловодск. 
С приходом разбойничьих 90-х госсобственность в массовом порядке стала переходить в частные руки. Весьма активно на ниве обогащения потрудились некоторые профбоссы, прибрав к рукам из реестра госсобственности часть знаменитых здравниц Кавминвод, а также более 400 гектаров Кисловодского парка.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий