Поиск на сайте

 

В прошлом номере «Открытая» рассказала про концерт легендарного рок-музыканта Артура Беркута в ставропольском ночном клубе «Мажор». Бывший вокалист «Автографа» и «Арии» спел под гитару два десятка самых известных лиричных хитов обеих групп, а затем в «электрическом» варианте (с местной группой Trust X) – пять тяжелых «арийских» песен: «Воля и разум», «Тореро», «Улица роз», «Дай жару» и «Колизей».
Вообще, недавнее расставание с «Арией» явно пошло на пользу его форме. Беркут ярко засветился сразу в нескольких музыкальных проектах, в частности, записал альбом «Право дано», трек «Рожденный дышать свободно» с уникальным гитаристом и композитором Андреем Смирновым, а также два дуэта: песню «Улица роз» с группой «Слот» и сингл «Погасшее солнце» со ставропольской командой Trust X (он, кстати, прозвучал и на концерте).
Беркут успел даже сняться в «армейском» реалити-шоу «Специальное задание» на «Первом канале». Сейчас же вместе с новой группой он активно колесит по стране с новой сольной программой «Право дано». Обо всем этом Беркута долго и пытал в преддверии концерта в гримерке журналист «Открытой».

 

– Артур, который уже раз вы в Ставрополе?
– Шестой или седьмой. Мы много раз приезжали сюда с «Автографом» еще в советские годы, с «Арией» был здесь с программами «Крещение огнем» и «Армагеддон».
Я очень рад выступать в Ставрополе. Здесь любят и понимают рок-музыку, это видно по зрителям – всегда прекрасный, горячий прием. Есть города, где принимают не так бурно. Например, весь концерт сидят, слушают, а после выступления подходят: вау! Ну, так у них принято. А на юге, в Ставрополе, Краснодаре, зритель очень активный. Правда, в этот раз город посмотреть не успел: прилетел в три часа, сразу в клуб готовиться к выступлению. Завтра утром – в Ростов.
– График жесткий. Сами на концерты часто ходите?
– Не так часто, как хотелось бы. Вот за последнее время был в Москве на Royal hunt, на Iron maiden в «Олимпийском», на Motley crew.
– А молодые провинциальные группы слушаете?
– В рок-музыке не может быть групп провинциальных или столичных. Ты просто или играешь рок, или нет. Да, молодежь иногда музыку приносит послушать, многое мне нравится. Например, вот ребята из Trust X, очень талантливые, мы с ними прекрасный трек записали.
– Но почему-то этой молодежи, рокеров, на телевидении нет.
– Там все монополизировано пугачевско-киркоровским кланом. Нет, я не против Пугачевой. Но против того, чтобы из этого делался культ, против того, чтобы в музыке «вырубались» родные корни.
В Америке ни одна группа не уходит от своих корней – кантри, а мы забываем родное, начинаем делать какую-то «снимальческую» музыку. Когда «снимаешь» чужое, ничего плохого в этом нет, я и сам в молодости пел Nazareth, Judas priest, Led zeppellin. Но только затем, чтобы научиться и сделать лучше. А у нас многие музыканты останавливаются на уровне копирования чужого.
– Еще в 1983 году Гребенщиков спел, что рок-н-ролл мертв. Воскрешение уже произошло?
– Рок-н-ролл никогда не будет мертв! Это для кого-то он кажется умершим. Иногда еще говорят: вот, мол, рок потерял социальную остроту, не то что в 80-е. Но каждый делает то, что ему нравится. Нравится Юрию Шевчуку быть в той нише, которую он занял, – и хорошо, пусть он в ней будет. У кого-то другой выбор, это нормально. Но в целом рок-музыка России прогрессирует.
– Как вам новый альбом «Арии»?
– «Феникс»? Я его, верите ли, еще целиком даже не слушал, только отдельные фрагменты. Мне объективно оценить сложно, потому что я сам уже почти все треки пропел на подготовке к записи альбома.
– А ваш новый макси-сингл «Право дано» записывали, пока еще были в «Арии»?
– Нет, всё было уже после «Арии». Одну из песен, «Орел», я предлагал спеть «арийцам», но тащилась она туда со скрипом. Если бы не Серега Попов (гитарист «Арии» – Ред.), то к ней бы вообще не притронулись!
А свою группу начал собирать, когда уже знал, что ухожу из «Арии», пригласил туда Алексея Страйка и Игоря Моравского из «Пилигрима» и Олег Ховрина из группы «Мастер». Главное, что мы сегодня делаем то, что нам самим по душе, не оглядываясь на конъюнктуру.
– Критики, кстати, очень тепло восприняли ваш альбом.
– Самые взыскательные критики – это мои слушатели. Мы презентовали альбом 17 сентября на автограф-сессии на выставке «Музыка Москвы». И я был приятно удивлен, как люди живо его разбирают. Не ожидал, что «Орел» и «Семь морей» так быстро станут и радиохитами.
– Я, признаюсь, альбом с торрента скачал. Кстати, как сами относитесь к тем, кто качает?
– Плохо, конечно, хотелось бы все же получать за свой труд авторские отчисления. Но если времени совсем нет, и сам кое-что могу из Интернета скачать. Хотя понимаю, что Россия – не Запад, и изжить здесь пиратство навсегда просто невозможно.
– Вы сейчас в активном гастрольном туре по России. Зрители – в основном слушатели «Арии»?
– Не скажу, что тур очень активный. Концертная презентация альбома была 25 сентября в Житомире, мы собрали зал на полторы тысячи человек. Потом выступали и с группой, и я сольно с акустической программой в разных клубах, в Москве, в регионах. Вот 11 ноября в клубе «Пипл» состоится большой концерт.
Да, сейчас приходится на концертах играть многое из «Арии», из «Автографа» – так проще найти слушателя: к нам на концерты ходит молодежь - как раз та, которая впервые услышала «Арию» с моим вокалом. Есть люди и постарше, которые помнят еще «Автограф».
Времени совсем не было на раскрутку, и где-то через год, когда «наработаем» своего преданного слушателя, сможем отказаться от чужого материала. На концертах будет только музыка нашей группы, тогда и полноценный альбом появится. Может быть, оставим пару старых песен – «Колизей» и «Там высоко».
– Не жалеете об уходе из «Арии»?
– Я уже много сказал об этом в других интервью. Что произошло, то произошло. После ухода из «Арии» я как будто вышел из тесной комнатки, узнал, что есть какая-то другая жизнь, тусовки, другие радости в жизни! Иначе все эти бесконечные стадионные концерты могли бы продолжаться до седых волос.
– Кстати, ваш последний концерт «Эхо судного дня» в СДК МАИ, наверное, один из лучших за десять лет в «Арии».
– А он на диске вышел? Правда? Вот видите, а я даже и не знал, что такой альбом есть. Ну раз вам нравится, значит, все-таки не зря трудились столько лет в «Арии» вместе. Многие молодые ребята как раз и начали слушать группу, когда там был мой вокал. «Крещенье огнем» и «Армагеддон», думаю, очень неплохие альбомы. Конечно, мне сложно сравнивать свой материал с тем, который записывался с Валерой Кипеловым (вместе с ним «Ария» выпустила девять альбомов с 1985 по 2001 год – Ред.), он просто гениальный певец!
– Как вы думаете, с чем связан коммерческий успех «Арии»? Правда ведь говорят, что за 25 лет в России на «тяжелой» сцене больше не появилось ничего подобного?
– Ну как же, а «Кипелов»?!
– Выходец из «Арии»…
– Сейчас он все больше отдаляется в своей музыке от «арийских» стандартов, у него уже свой слушатель. Что касается «Арии», то главный залог ее успеха – это грамотно построенные мелодии, куплет, припев… Рок должен быть музыкой для широкого потребителя, чтобы ты смог сыграть песню на гитаре. Мне доводилось участвовать в таких вот проектах, где была классная, очень сложная музыка, но только для самих музыкантов, а не для широкой публики.
– Выходит, вы сейчас с «Арией» конкурируете?
– Делить с ними нам нечего. Рок-сцена в России огромная и почти неосвоенная, еще для многих групп есть место. Проблема в том, что сами организаторы требуют, чтобы был узнаваемый бренд, новые группы они брать не хотят. Поэтому многие интересные молодые исполнители так и не получают возможность раскрутиться всерьез. Монополизация – это всегда плохо, нужно давать дорогу молодым!
– Недавно «Кипелов» записал песню «Я здесь» вместе с финской оперной дивой Tarja. А вы на такие смелые эксперименты готовы?
– Мы пока с нашей группой только на ноги становимся. Но если позовут в какой-нибудь проект, я всегда готов участвовать – музыкант должен быть готов на эксперименты. Например, сейчас я готовлю вот новый проект с гитаристом Андреем Смирновым: что это будет, пока сложно сказать, может быть, альбом или макси-сингл.
– Вы считаете себя коммерческим музыкантом?
– Известность – это уже и есть коммерческий успех. Но музыкант всегда должен уметь балансировать между тем, что «тащит» лично его, и тем, что «тащит» зал. Мы, мне кажется, этот баланс умеем соблюдать.
– И много таких музыкантов?
– Например, Гриша Лепс. Очень интересный, разноплановый артист с прекрасным роковым вокалом. И он ведь в попсу не скатывается. Или еще Александр Маршал, который делает сложную, серьезную музыку, но при этом он тоже очень популярен.
– В конце 1980-х «Автограф» вместе с Gorky park пытался завоевать Америку. Им удалось, вам нет. Почему?
– Мы приехали в Америку немного раньше. К нам сразу пришел американский продюсер и сказал: музыка только на английском языке, спета без акцента. Плюс к тому нужно переделать весь наш материал под те требования, к чему привык западный слушатель.  Нам это не удалось, а вот Gorky park смог в струю попасть.
Жаль, конечно, что они единственные рокеры, кто добился на Западе коммерческого успеха. Были потом еще отдельные проекты, например, у гитариста Виктора Смольского, но не для широкой публики.
– Как вы думаете, почему? Не любят на Западе русских, что ли?
– Тут, наверное, множество факторов. Просто продвижением наших музыкантов никто не занимается. Хотя у нас есть музыка вполне европейского уровня. И не только хард-рок (который в Америке, кстати, уже и не так популярен). Есть очень самобытные проекты, которые были бы точно интересны на Западе своей оригинальностью: например, группа «Пелагея» – это такой классный, добротный рок с этнической составляющей.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий