Поиск на сайте

 

 

 

Поиск «стрелочников» и кадровая чехарда стали привычным форматом работы краевого правительства

  

Опять оргвыводы
На днях в Белом доме состоялось заседание оргкомитета по проведению президентских выборов. Рядовое, казалось бы, мероприятие поначалу не предвещало никакого сюрприза, пока слово не взял губернатор. Глава региона начал с темы, от выборов далекой, однако «имеющей в последнее время особый резонанс», - тарифной политики.
А кульминацией стало заявление об отставке министра промышленности, энергетики и транспорта края Андрея Штефана - в связи с «ошибками и просчетами», повлекшими «системный сбой» в сфере тарифообразования. «Оргвыводы по сложившейся ситуации еще будут продолжены», - строго подытожил Черногоров, породив тем самым у присутствующих массу вопросов и домыслов.
Однако всё по порядку. Как известно, тарифы на электроэнергию с 1 января выросли по всей стране, но больнее всего задели они предприятия малого и среднего бизнеса Ставрополья - цена за свет для многих из них подскочила в два, а то и в три раза. Один лишь пример: троллейбусному парку Ставрополя за январь пришел счет на 3,8 млн. рублей, тогда как в прошлом году предприятие за свет платило в среднем 1,2 млн. в месяц.
Поводом для краевого «тарифного взрыва» явилось решение Региональной тарифной комиссии (РТК) ввести для юридических лиц новый дифференцированный (вместо единого) порядок расчета за электроэнергию. Подход этот не явился для края чем-то вроде ноу-хау – его давно практикуют во многих других регионах страны. Однако ни в одном из них новая тарифная политика не обернулась столь мощным прессингом для предпринимательства, как это произошло на Ставрополье, где схема расчета за электричество оказалась весьма сложной и запутанной.
О том, что с нового года в крае начнут действовать дифференцированные тарифы, энергосбытовые организации и власти знали еще в ноябре, когда только началась кампания по заключению договоров на нынешний год. И хотя времени для разъяснения потребителям смысла и сути новой тарифной политики было предостаточно, и те и другие предпочли отмолчаться.
А в январе – бабахнуло: потребители взвыли от астрономических счетов за электричество, сбытовые компании обвинили их в неумении считать, а краевые власти, в свою очередь, обрушились на энергетиков с критикой – они, мол, устроили «погоню за легкой прибылью».
После долгих разбирательств и несмотря на категоричное заявление зампреда правительства, курирующего промышленный блок, Марата Арсланова о том, что «тарифы в крае пересматриваться не будут», Белый дом все же «отыграл» ситуацию назад. Основная категория потребителей вновь вернулась к единому тарифу – повышение для них составило от 14 до 47%, что, конечно, неприятно, но уже не катастрофично. Конфликт, вроде, был исчерпан.
 
Больничный продлевается
Однако неожиданное продолжение тема тарифов получила во время визита на Ставрополье южного полпреда Григория Рапоты. Встреча первых лиц края с высоким ростовским чиновником проходила за закрытыми дверями. Но даже после короткого брифинга для прессы Рапота не сумел скрыть недовольства просчетами краевых властей: «Резкое и существенное повышение тарифов для бизнеса может ударить по населению повышением цен. Это недопустимо в преддверии выборов!.. Будет проведен детальный разбор случившегося».
А на следующий день губернатор подписал постановление об отставке Штефана. Правда, в чем конкретно заключалась вина министра, из выступления Черногорова понять едва ли было возможно: «Одна группа лиц (имею в виду сектор тарифного администрирования) не провела должной разъяснительной работы с потребителями… Другая (энергопоставщики) беззастенчиво воспользовалась лазейками договорных отношений и выкатила непомерные счета».
Одним словом, олицетворением обеих плохих «групп лиц» явился лишь министр промышленности, энергетики и транспорта. И ни слова о просчетах зампреда правительства (кстати, непосредственного начальника Штефана) Марата Арсланова или руководителя краевой РТК Георгия Колягина – основных действующих лиц тарифной истерии. Да и регулировать тарифы для малого и среднего бизнеса - это прерогатива министерства экономики края.
Как пояснил наш собеседник в краевом правительстве: «Узнав, что ставропольский бизнес встал на уши от «тарифных новаций» накануне выборов, Рапота устроил Черногорову разнос. Тот, в свою очередь, назначил «стрелочника» – выбор пал на Штефана, как на самую мелкую жертву».
По источникам «Открытой» в Белом доме, Штефан в должности министра оказался вовсе не благодаря своей высокой учености и деловым качествам. До назначения он трудился в Москве, в нефтегазовой корпорации «Итера», с которой у нашего края некогда были очень тесные связи (компания разрабатывала три крупных проекта: Малкинский песчано-гравийный карьер, Журавское нефтегазовое и Бешпагирское титан-циркониевое месторождения – но потом продала их другим инвесторам).
Назначение Штефана летом прошлого года прошло поразительно тихо, ничем особенным на министерском посту он себя не зарекомендовал. Не исключено, что в краевом Белом доме Штефан появился благодаря усилиям все того же Марата Арсланова, минувшей весной перебравшегося в правительство края с поста зампреда правления все той же влиятельной московской корпорации «Итера».
Между тем Арсланову крепко досталось на минувшем заседании краевой Думы – депутаты упрекнули вице-премьера в незнании специфики региона, предложив губернатору отправить его в отставку. Ко всему прочему парламентарии решили создать рабочую группу, которая должна разработать план действий по выходу из «энергетического кризиса». Однако, кроме того, как пожаловаться «на жизнь» президенту и российскому премьеру, ничего более внятного думцы пока не придумали.
 
С больной головы на хворую
На удивление место Штефана пустовало недолго - его занял 57-летний Виктор Бекетов. Имеет два высших образования - техническое и юридическое, доктор экономических наук, заслуженный работник транспорта РФ. В активе Бекетова депутатство в краевой Думе первого созыва, работа на посту мэра Кисловодска, первого замглавы администрации КМВ, руководителя краевого представительства МИД РФ, вице-президента ОАО «Ставропольинтур» и даже вице-президента Академии информационных технологий в образовании, науке и курортологии.
Неплохой послужной список. Однако чтобы возглавлять промышленный и энергетический комплекс региона, явно маловат. Смущают к тому же и управленческие качества нового министра.
Преемник Бекетова на посту мэра Кисловодска Сергей Демиденко рассказал «Открытой», как он принимал после него дела: «В первый рабочий день на новой должности, едва отгремели фанфары, сотрудники преподнесли мне исполнительный лист от службы судебных приставов: остаток задолженности в пользу ЗАО «Айгуф» в сумме 58,9 млн. рублей. В городском бюджете план собственных доходов тогда не достигал и 180 млн. рублей, а долгов накопилось почти 400 млн., что означало финансовую несостоятельность Кисловодска. Некоторые кредиторы, используя «серые» схемы, кормились и жирели исключительно за счет города, а юристы мэрии зачастую даже не появлялись на заседаниях судов - и решения по удовлетворению исков в десятки миллионов рублей выносились без их участия».
 
Цунами не утихают
Последнее кадровое цунами пронеслось в Белом доме всего пару месяцев назад - в отставку подал первый зампред правительства Анатолий Воропаев, а вместе с ним еще несколько чиновников, занимавших ключевые посты. На большой предновогодней встрече с журналистами губернатор признался: «С уходом Воропаева мы закрыли длительный больничный лист, теперь правительство входит в привычный ритм, который отработан уже в течение десяти лет».
Но, похоже, именно открытый больничный лист стал привычным форматом работы Белого дома. Еще три года назад в интервью «Открытой» по этому поводу депутат краевой Думы Евгений Письменный заявил: «Черногорова сильно подводит команда, не способная идти впереди краевых проблем, а плетущаяся за ними, решающая задачи лишь тогда, когда они грозят осложнениями, социальными потрясениями». Что-то вроде пожарных, которые приезжают на место, когда дом уже сгорел. Если вообще приезжают...
В середине 90-х губернатор шел во власть, подбирая людей в команду по принципу личной преданности – сегодня же от былой армии соратников практически никого не осталось. Одни увольнялись сами, от других губернатор избавлялся по личной инициативе (не всегда, признаться, справедливо). В конце концов, верных союзников Черногоров растерял, команду профессионалов не сколотил, а кадровая чехарда и поиск «стрелочников» стали главной традицией в работе краевого правительства.
 
Предвыборный киловатт
Между тем в кадрово-тарифной истории есть еще один весьма интересный нюанс. После решения Федеральной тарифной службы поднять расценки на электроэнергию большинство регионов примерно в равной степени увеличили ставки как для населения, так и для юрлиц. На Ставрополье же, как всегда, пошли особым путем: народ не обидеть, а бизнес наклонить – ничего, мол, стерпит. В итоге бизнес (в основном малый и средний) вынужден оплачивать за население 44% от реальной стоимости тарифа. Для сравнения: в Краснодарском крае – лишь 16%.
По сути, власти Ставрополья за счет предпринимателей искусственно притормозили рост тарифов для населения – нужно было понизить градус социального недовольства, связанного с неуклонным ростом цен в последние месяцы прошлого года. То, что тарифы для населения окоротили искусственно, по сути, не скрывает и сам губернатор: «Жители края оказались в более выгодных условиях по сравнению с соседями… и это очень важно ввиду стоящих предвыборных задач».
Однако ничего доброго от подобных предвыборных заигрываний с электоратом ждать не приходится.
Руководитель краевого управления Федеральной антимонопольной службы Владимир Рохмистров высказал общие для ставропольских экономистов опасения: «Властям края все равно придется поднимать тариф для населения – к этому их обяжет общий по стране рост цен на электроэнергию. Только вместо плавного повышения людям придется испытать шок от резкого тарифного скачка – скорее всего, уже в будущем году».

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий