Поиск на сайте

 

 

Выпускница Ставропольского госуниверситета вспоминает встречу с поэтом эпохи

 
Когда Ольге Кравцовой предложили в качестве темы диссертационного исследования творчество Евгения Евтушенко, она, признаться, немного о нем знала, поскольку творчеством поэта никогда толком не интересовалась. Поэтому у нее вырвалось: «Мне не нравится Евтушенко».
– А вам? – поинтересовалась соискательница у профессора.
– Очень! – ответил он.
На следующий день на работе, в детской библиотеке имени Александра Екимцева, Ольга достала с полки трехтомник Евтушенко и уже через полчаса знала, что будет писать диссертацию только о нем. Первые стихи, от которых она не могла оторваться, были о молодом поколении, о живом сердце, готовом любить, созидать, творить…
 
Я шатаюсь в толкучке столичной
над веселой апрельской водой,
возмутительно нелогичный,
непростительно молодой…
 
Молодость, оптимизм, беспредельная уверенность в себе и огромная влюбленность в жизнь – вот чем покорили молодую исследовательницу ранние стихи поэта. С них и начался ее «роман» с Евтушенко, о котором она рассказывает сегодня читателям «Открытой».
 

Так получилось, что с момента выбора темы до дня, когда я получила диплом кандидата наук, прошло почти 10 лет. Казалось, мой герой должен был утомить меня донельзя, но я лишь глубже «врастала» в его поэзию, понимая: о чем бы ни писал Евтушенко – о стройке на целине, футболе, любимой женщине или политическом лидере Кубы, – он говорит о главном, о том, ради чего человек приходит на землю, – доброте и человечности.

В 2009-м состоялась защита, а год спустя судьба сделала мне подарок: Евгений Александрович приехал в Ставрополь с поэтическим вечером. Билет на тот концерт в филармонию я храню до сих пор.

Был аншлаг. Я поднялась на сцену с цветами и авторефератом диссертации, протянула их маэстро. «Не уходите, мы должны об этом поговорить», – сказал Евтушенко, взглянув на брошюру. Поэт раздавал автографы поклонникам, а когда толпа схлынула, произнес: «Прошу вас!»

«О, да вы балерина? Как нет? Не отпирайтесь! Вы стоите, как у балетного станка», – весело заявил Евтушенко. Я опустила глаза - действительно, пятки вместе, носки врозь. Удивленная тем, что он обратил внимание на такую мелочь, я принялась открещиваться от причастности к высокому хореографическому искусству. Мы разом рассмеялись, и мое волнение как рукой сняло.

Говорили мы, конечно, о поэзии. Евгений Александрович рассказывал о Борисе Пастернаке, с которым познакомился в 1959 году, за год до его смерти. Это было во время  травли писателя, получившей в народе название «Не читал, но осуждаю!». В газетах, на комсомольских собраниях и заводских митингах Пастернака поливали грязью, а коллеги по цеху единогласно проголосовали за исключение поэта из Союза писателей СССР через четыре дня после присуждения ему Нобелевской премии... 

Знакомство Евтушенко с Пастернаком состоялось на даче опального писателя, куда молодой автор привел итальянского журналиста. Пастернак в это время работал в саду, поднял голову, увидел гостей и сказал: «А я вас знаю, вы – Евтушенко». 

Тот вечер Евгений Александрович вспоминал с большой теплотой: с автором «Доктора Живаго» они сидели до самого утра – читали стихи, беседовали о литературе. Пастернак подписал молодому поэту автограф: «Вы сегодня весь вечер радовали меня своим талантом»…

Рассказывал поэт о своей супруге Марии Владимировне, в которую влюблен беззаветно. Невозможно сказать, сколько раз прозвучало ее имя в нашем разговоре, – Евтушенко буквально боготворит жену. 

Как он признался, это была любовь с первого взгляда: поэт выступал на вечере в Карелии, и к нему за автографом подошла красивая голубоглазая девушка... С тех пор они вместе – вот уже четверть века. 

На следующий день мы с Евгением Александровичем побывали в краевом музее изобразительных искусств. Там Евтушенко очень понравилась картина «Марухский ледник». В тихих залах сперва не сообразили, что за гость к ним пожаловал, потом переполошились, окружили его, стали фотографировать.

Заходили мы в аптеку Байгера, галерею Гречишкина, в винный магазинчик на Льва Толстого...

Внимание на Евтушенко обращали только из-за пестрой рубашки и яркой кепки, столь необычных для пожилого человека. Сам Евгений Александрович со всеми держался очень вежливо, спокойно и доброжелательно.

Вы спрашиваете, актуальна ли сегодня поэзия Евтушенко? Прочитайте, к примеру, стихотворение «Охотнорядец».

 
Он гоготал, что не разиня,
что цепь висит во весь живот,
что столько нажил на России
и еще больше наживет.
Доволен был, что так расселся, 
что может он под юбку лезть.
Уже Россией он объелся, 
а все хотел ее доесть...
 

Эти строки написаны в 1957 году, а кажется, что сегодня, не правда ли?!

Но не только гражданская лирика поэта задевает современника за живое. Пусть жизнь «советской эпохи», воплощенная в его стихах, утрачена, и «советского» человека, впитавшего в себя все закономерности этой жизни, больше не существует. Пусть поменялось многое – быт, мода, даже ценностные ориентиры (в почете все больше материальные блага), но чувства человеческие, человеческая душа, глубокие, искренние переживания сердца неподвластны времени.

И читателя, взявшего в руки сборник Евтушенко, не оставит равнодушным творчество певца поколения 60-х, для которого, как писал критик Анатолий Макаров, «не опыт, не практика, а просто молодость стала основным критерием революционности, гуманизма, совестливости и вообще всех человеческих добродетелей. Достаточно было сказать: «Мы молодые!» – как это становилось лучшей аттестацией».

Стихи Евтушенко потрясают уникальным чувством родства и любви, стремлением к братству, к гармонии природы, мира и совести.

И будет мир, где нет калек на паперти,
политиков и нравственных калек,
а в нем одна-единственная партия.
Ее простое имя – Человек.
 
Записала Марина БЕКЕТОВА
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий