Поиск на сайте

 

 

Наследники российского престола школярскую лямку тянули наравне со своими сверстниками. Правда, звёзд при этом с неба не хватали…

 
Ну вот как-то не запечатлелись случаи, чтобы кто-то из преподавателей, выслушав ответ юного цесаревича, пришел в умиление. Да и к слову сказать, в учителях у Романовых состояли не какие-нибудь заштатные профессора, а самые что ни на есть знаменитости.
В разное время своим наукам и искусствам наследников обучали историки Сергей Соловьев и Василий Ключевский, физик Эмилий Ленц, тот самый, который в паре с английским ученым Джеймсом Джоулем стал автором известного закона о сохранении энергии, литераторы Василий Жуков и Иван Гончаров.
Премудрости экономической науки излагали министры финансов Егор Канкрин и Сергей Витте. А как управлять государством, опираясь на законы, - сам Михаил Сперанский, блестящий реформатор в царствование Александра I.
Так что получить пусть и «трояк» у таких сведущих людей ничего зазорного, наверное, не представляло. Да и как писал Екатерине II наставник ее внука Александра, будущего императора, одержавшего верх над Наполеоном, Фредерик Лагарп: «Будущий правитель не должен быть ни физиком, ни натуралистом, ни математиком, ни географом, ни филологом, ни юристом и т.д. Но он должен быть честным человеком и просвещенным гражданином и знать преподаваемые ему предметы настолько, чтобы понимать их настоящую цену и иметь ясное сознание обязанностей, лежащих на монархе, в руках которого счастье и несчастье многих миллионов…»
Любой наставник юного наследника из Романовых, какого ни возьми, отличался возвышенностью в своих суждениях и стремился привить своему воспитаннику человеколюбие и представление о справедливом правлении.
Что из этого получалось? Ответ следует искать в истории…
 
 
Императоры - «неучи»…
 

Но просматривается одна любопытная деталь. Романов, который изначально на царство не смотрелся, поскольку был младшим в семье, попав на трон по случаю (смерть старшего брата или его отказ от престола), оказывался правителем исключительно консервативным, а то и вовсе реакционным.

Яркие примеры - Николай I и Александр III. Не потому ли они оказались чужды прогрессивному, новому, что не получили достаточного образования, поскольку в государи их не готовили?

Как признавался Николай, воспитывали его «в духе будущего бригадного генерала». И наставником к нему был приставлен генерал Матвей Ламсдорф, которому предписывалось быть строгим. «Только не делайте из моих сыновей таких повес, как немецкие принцы», - требовал император Павел.

И дядька-генерал усердствовал. В своем дневнике Николай писал: «В учении видел я одно принуждение и учился без охоты. Меня часто, и я думаю не без причины, обвиняли в лености и рассеянности, и нередко гр. Ламсдорф меня наказывал тростником весьма больно среди самых уроков».

 А вот военным штудиям Николай отдавался со страстью. И стремился стать участником любых парадов и маневров. Неудивительно, что при таких наклонностях для него совершенно неведомым оставался «Дух законов» Шарля Монтескье, как и сочинения других известных авторов, рассуждавших о мудром устройстве общества и способах управлять им.

Итог известен: царствование Николая, при котором как чумы боялись всего либерального, закончилось катастрофой - поражением в Крымской войне.

Александр III во многом походил на деда. К наукам не тяготел, дарованиями не блистал. А когда из-за неожиданной смерти старшего брата оказался наследником российского престола, был уже совершеннолетним. И «подкручивал» его уже вдогонку, на подступах к трону, знаменитый обер-прокурор Синода Константин Победоносцев, в лекциях которого главным было: парламентаризм - абсолютное зло…

Потому не случайно Александр III на многих начинаниях отца-реформатора поставил крест.

 
"Николай I в детстве". Художник А.Рокштуль
 
 
Что нам готовит просвещенья дух…
 

Александр I если не был баловнем судьбы, то баловнем своей бабки Екатерины II был однозначно. Она в нем души не чаяла. И его воспитание сразу взяла в свои руки. Сама придумала для него азбуку и сочиняла сказки. «За учение не бранить, но если учится хорошо - похвалить», - наставляла она. По ее же распоряжению внук должен был спать «не мягко, а на тюфяке, ложиться и вставать рано».

В воспитании внука Екатерина была столь либеральна, что согласилась взять в наставники будущему императору тридцатитрехлетнего швейцарского адвоката Фредерика Лагарпа, который был, как принято считать, республиканцем, гуманистом, человеком высоких нравственных качеств.

Республиканские воззрения «якобинца» из Швейцарии запали наследнику глубоко в душу. И своему ближайшему другу молодости, князю Адаму Чарторыйскому, Александр признавался: «Наследственность престола была несправедливым и бессмысленным установлением, что передача верховной власти должна зависеть не от случайностей рождения, а от голосования народа, который сумеет выбрать наиболее способного правителя». Услышь Екатерина II эту крамолу из уст внука, она бы упала в обморок…

Взойдя на престол, Александр помышлял о больших преобразованиях. Но вышло из всего не так много. Взваленная было ноша оказалась ему не по плечу.

Что не удалось совершить Александру I, совершил его племянник Александр II, царь-Освободитель. А вот у него школярская жизнь была, которой не позавидуешь. Его и впрямь могли «свести с ума римляне и греки…».

Василий Жуковский, назначенный цесаревичу в наставники, прежде чем составить двенадцатилетний план обучения, проштудировал труды Песталоцци. По составленному им расписанию занятия шли 43 часа в неделю. И начинались в шесть утра.

Николай I, отец наследника, хотел, под стать себе, акцент сделать на военных знаниях. Но Жуковcкий возразил: «Когда же будут у нас законодатели? Когда будут смотреть с уважением на истинные нужды народа, на законы, просвещение, нравственность? Страсть к военному ремеслу стеснит его душу; он привыкнет видеть в народе только полк, в отечестве - казарму».

Цесаревичу не полагались никакие поблажки. А через каждые шесть месяцев - экзамен. Причем отец присутствовал не только на каждом из них, но и был самым занудным экзаменатором.

Обучение наследника завершилось курсом лекций по управлению государством, которые прочитал Михаил Сперанский.

Потом иностранцы находили, что Александр II своей подготовкой напоминал соискателей докторской степени в лучших европейских университетах.

 
«Чем абсурднее, тем больше верю…»
 
Последний из российских императоров Николай II, как и положено наследнику, провел за партой положенный срок. Но учителей своими познаниями не поражал. Василий Ключевский, преподававший наследнику историю, когда его спрашивали об успехах царских детей, сощурив хитрые глаза, отвечал: «Николай - послушный мальчик, а Михаил - умный!» Михаил - младший брат Николая.
 
"Юный Александр II". Картина неизвестного художника
 

Даже отец Николая, император Александр III, отметил в 1892 году, когда наследнику было уже 24 года: «Он совсем мальчик, у него совсем детские суждения».

В детстве воспитывал наследника англичанин Карл Осипович Хис. Ему Николай обязан не только превосходным знанием английского, но и своим увлечением спортом. Именно англичанин учил его теннису и гребле на байдарке. Благодаря постоянным тренировкам Николай физически был очень развит.

Впрочем, и очень корректен. «Я редко встречал так хорошо воспитанного молодого человека, как Николай II», - записал в воспоминаниях Сергей Витте.

Касаясь образования Николая, обязательно нужно упомянуть уже известного Константина Победоносцева. Он читал наследнику курс права. И главная мысль, которую он стремился донести до него, что «нет власти аще от бога», что «самодержец российский есть помазанник божий, коему каждый подданный беспрекословно повиноваться должен». И, надо признать, старался не зря. Николай уверовал в это всей душой. На свою беду.

Последним наследником престола в российской истории был Алексей, единственный сын Николая II.

 
Цесаревич Алексей в форме ефрейтора-пехотинца. Фото того времени
 

Судьба отнеслась к нему не очень благосклонно - от рождения он был болен гемофилией. Болезнь постоянно вызывала кровоизлияния в суставы, и они нестерпимо болели. Были даже случаи, когда Алексей не мог ходить, и тогда его носил на руках присланный «дядька», матрос из Гвардейского экипажа.

Тем не менее его готовили к занятию престола. Как описывал его воспитатель Пьер Жильяр, уроки с наследником начинались в 9 часов с перерывом между 11 часами и полуднем. В перерыве совершались прогулки на карете, санях или автомобиле. Затем занятия возобновлялись до часу дня.

Воспитывался Алексей в довольно простой обстановке, без каких-либо излишеств. Когда он подрос, то одевался, как правило, в сшитую для него военную форму. Не ставили ему на стол и изысканных яств. Вместо этого ежедневно приносили на пробу щи и кашу из солдатской кухни Сводного полка. Алексей все съедал и, облизывая ложку, говорил: «Вот это вкусно, не то что наш обед».

Цесаревичу было 14 лет, когда его расстреляли вместе с семьей.

 
Виктор СПАССКИЙ,
историк
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Елена (не проверено)
Аватар пользователя Елена

Когда-то в студенческие годы моя подруга и однокурсница Елена Половцева отправилась на практику в Ленинград, в Государственный исторический архив. Там она работала с семейным фондом одного из воспитателей царской семьи. К сожалению, фамилию его я так и не запомнила, нерусская фамилия. Но семья не одно поколение жила при дворе и не одно поколение воспитывала царских детей. Я хорошо помню, как моя однокурсница рассказывала, как у нее затряслись руки, когда в одной из архивных папок она увидела детский рисунок Николая II. На рисунке - сражение , солдатики с одной стороны, стреляют пушки и солдатики с другой. И подпись "Николка рисовал". Я помню, как призадумалась: "Какие бы у меня чувства вызвал бы царский рисунок?". Я проходила практику в Центральном архиве литературы и искусства (ЦГАЛИ), работала с письмами Александра Блока своей жене -Любови Дмитриевне Менделеевой-Блок... У меня руки не дрожали.... Хотя, равнодушной я тоже не осталась...

Добавить комментарий