Поиск на сайте

 

 

 
Включаю как-то вечернюю программу «Время» на «Первом канале»: все до единой новости посвящены событиям на Украине – в юго-восточных районах и в Киеве.
Словно бы в самой России вдруг перестало происходить всё, хоть сколько-нибудь интересующее население. А между тем российское общество сегодня переживает изменения, ничуть не менее значимые, нежели украинское.
О том, что это за изменения, ведущие отечественные эксперты говорили на недавно прошедшем в Подмосковье семинаре Московской школы гражданского просвещения (МШГП). Выпускником школы является и автор этих строк, также приглашенный на семинар.
 
Инерция и рецессия
 
По итогам первого квартала 2014 года экономика в России не росла, а тормозилась. Такой же прогноз Минэкономики дает и на второй квартал. Как пишут в учебниках, это рецессия – смысл слова большинство россиян хорошо выучили еще во времена глобального экономического кризиса 2008-2009 годов.
Тогда официальная пропаганда убеждала общество, что наша страна стала «островом стабильности», который миновала вся жуть, творившаяся на Западе: безработица, инфляция, банкротства банков, разорение заводов...
Правда, когда кризис на Западе миновал, там начался устойчивый экономический рост, в России всё происходило с точностью до наоборот. Российский рынок акций (его состояние демонстрирует уверенность инвесторов в перспективах экономики страны) оказался на 40% ниже, чем в докризисный период. В то время как в большинстве развитых и развивающих стран акции «отросли» дороже, чем было до кризиса.
После окончания кризиса, все экономические показатели России снижались, таковы официальные данные Росстата. Прирост инвестиций в основной капитал (направляемых на развитие производства) четыре года назад составлял 10,8%, а в прошлом оказался ниже нуля – минус 0,2%.
Индекс промышленного производства с 2010 по 2013 год снизился с 7,3% до 0,4% (то есть сейчас рост прекратился). Индекс обрабатывающих производств (а это основа импортозамещающей экономики, которую мечтает построить Москва) в 2010 году составлял 10,6%, а в прошлом – 0,5%. Ну и, наконец, темпы роста ВВП за четыре посткризисных года снизились втрое – с 4,5% до 1,3%.
 
Урожай погиб, но надо снова сеять
 
На семинаре выступил один из лучших экономистов страны, бывший ректор Российской экономической школы (РЭШ) Сергей Гуриев, который под давлением властей был вынужден эмигрировать в Париж.
Взгляд в будущее у него пессимистичный: по словам Гуриева, исчерпаны все внутренние ресурсы, которые обеспечивали быстрый рост экономики, – это дешевизна рабочей силы и энергоресурсов (нефти и газа) и недозагруженность производственных мощностей.
И ведь только за счет этих факторов в «нулевые» годы экономика России ежегодно подрастала на 7% (это выше, чем даже при сталинской индустриализации). Хотя она лишь количественно росла, никак не развиваясь.
А сегодня сила «инерции» закончилась, и чтобы дальше обеспечивать такие же темпы, нужны коренные реформы судебной системы, МВД и следкома, полноценная демонополизация, приватизация госимущества, борьба с коррупцией...
Но эти реформы невозможны для нашей политической элиты, ибо тогда ей придется пожирать саму себя (об этом убежденно говорил не только Сергей Гуриев, но и другие выступавшие на семинаре эксперты).
 
Пушки вместо масла
 
Ведь обязательства, которые берут на себя власти, постоянно растут: только проведение чемпионата мира по футболу в 2018 году обойдется в 160 млрд. рублей, а федеральная целевая программа «Развитие Крыма» до 2020 года – еще в 1 триллион. 
Исполнение майских указов президента (они гарантируют постоянный рост зарплат региональных бюджетников) в ближайшие полтора года потребует 2 трлн. рублей. 
Однако с учетом того, что уже в прошлом году экономика России замерла, рухнула и собираемость налогов. А вместе с тем и наполнение региональных бюджетов, из которых финансируются майские указы: по данным Минфина, объем госдолга всех регионов России за прошлый год вырос почти на 29%, приблизившись к 2 трлн. рублей.
Так что экономический рост в современной России – это не просто журналистский штамп, а залог выживания страны, залог социального консенсуса (негласного договора между народом и властью). Президент Дмитрий Медведев обозначил его как «колбаса в обмен на свободу» – то есть бытовые свободы в обмен на политические.
Профессор Высшей школы экономики (ВШЭ) Николай Петров рисует такую картину. Поскольку сегодня уже стало очевидно, что бюджетной «колбасы» на всех не хватает,  Москва придумывает новый общественный «договор», который основывается на идеях «особого пути» России, ее величия и, в том числе, военной мощи.
Не случайно доля расходов на «оборонку» в ближайшие три года должна вырасти на 61%, в то время как расходы на образование и здравоохранение – лишь на 22-23%. На этот счет экономист Евсей Гурвич напоминает афоризм из немецких учебников экономики: «пушки вместо масла» – то есть если страна форсированно вооружается, то у нее просто не остается ресурсов, чтобы обеспечивать достойную жизнь гражданам.
 
Китайский дракон
 
Когда критики говорят, что в России не хватает денег на инвестиции, они лукавят. Денег в стране предостаточно, но они «утекают»: только за первый квартал 2014 года из страны было вывезено $50 млрд. (в то время как за весь прошлый год – $63 млрд.). Причина, как разъяснил Сергей Гуриев, проста: люди опасаются вкладываться в отечественную экономику, боясь коррупции и конкуренции со стороны «политических» бизнесменов (тех, которые делают бизнес не рыночными методами, а используя силовые связи). 
Тут еще и угроза внешнеэкономических санкций со стороны Запада подоспела. Не потому ли и Москва все чаще обращает внимание в сторону Китая: профессор Николай Петров напоминает, что наш азиатский сосед куда менее щепетилен, нежели США и Европа в вопросах прав человека.
А ведь, помнится, еще в 2005 году в послании к Федеральному Собранию Владимир Путин говорил: «Россия была, есть и, конечно, будет крупнейшей европейской нацией. Выстраданные и завоеванные европейской культурой идеалы свободы, прав человека, справедливости и демократии в течение многих веков являлись для нашего общества определяющим ценностным ориентиром».
Сегодня же все отобразилось, словно в зеркале. Отсюда и скандальный лозунг «Россия – не Европа», который общественность с возмущением обнаружила в проекте «Основ государственной культурной политики», разработанном Минкультуры.
Минэкономики создает Национальную платежную систему (что может обернуться запретом на работу в России Visa и MasterCard), обсуждают даже ограничение свободного хождения валюты. И россияне (среди которых треть уже имеют загранпаспорта) в целом это одобряют.
 
Пустите Дуньку в Европу!
 
На протяжении четверти века социологический «Левада-Центр» ведет мониторинг общественных настроений в стране, результаты которого озвучил на семинаре директор центра Лев Гудков.
В частности, людям ежегодно задают один вопрос: «Есть ли у России враги?» В 1989 году, когда в СМИ все еще царила советская пропаганда, положительно ответили на этот вопрос 15% опрошенных, в 1994 году их стало 41%, с тех пор это число неуклонно росло, достигнув к прошлому году 78% (более свежих замеров не было).
Вот еще несколько цифр, которые говорят о росте антизападных настроений в обществе (которые, напомнил Лев Гудков, начались задолго и до Евромайдана, и до санкций Евросоюза).
23% опрошенных считают, что ценности России и Запада противоречат друг другу (правда, не уточняя, в чем именно). 61% россиян плохо относятся к США, 53% – к Евросоюзу, еще 11% уверены, что Россию враги окружают со всех сторон.
А ведь подобное восприятие стран-соседей – точно такая ксенофобия, как и та, против которой борются МВД и прокуратура (с нападениями на мигрантов и экстремистскими граффити). К слову, в прошлом году в России было зафиксировано «рекордное» количество межэтнических конфликтов с кровопролитием – почти четыреста.
Лев Гудков объясняет рост ксенофобии (обращенной как внутрь страны, так и на другие государства) тем, что в стране сужается пространство для политических дискуссий и гражданского самовыражения. Раздражение в обществе продолжает накапливаться, и выход оно может найти лишь в ксенофобии – ненависти ко всему «инаковому».
Ведь для обывателя это проще простого – объяснять любой негатив в стране лишь наличием «внешних врагов», национал-предателей, «пятой колонны»... Именно такую риторику предлагает абсолютное большинство из 77 новоявленных политических партий, среди которых лишь пара-тройка позволяет себе конструктивную критику власти.
Бездействует, как считает политолог Николай Петров, даже правительство, переставшее быть органом стратегического управления страной.
Скажем, функции Минэнерго плавно перешли президентской Комиссии по вопросам развития топливно-энергетического комплекса, которую возглавляет Игорь Сечин (в правительстве уже никаких постов не занимающий).
 
За какие заслуги перед Отечеством?
 
Все выступавшие на семинаре вспоминали свежие примеры «завинчивания гаек»: каждый день приходят новости о давлении на отдельные СМИ и известных блогеров, истинная журналистика плавно подменяется пропагандой (что заметнее всего в новостях «Первого канала», с которого мы начали рассказ).
Еще в декабре было создано государственное информагентство «Россия сегодня», во главе которого стал яростный телепропагандист имперских ценностей Дмитрий Киселев (на днях он получил из рук президента орден «За заслуги перед Отечеством»).
Ширятся полномочия силовиков. Например, все активнее внедряется институт «особого» судопроизводства (обвинительный приговор выносится лишь на основе признания обвиняемым вины, которое, как известно, часто просто «выбивается»). ФМС даны новые полномочия, фактически превращающие ее во вторую полицию. ФСО будет тотально контролировать интернет...
Отныне даже запрещены дискуссии о Второй мировой войне (под видом запрета «реабилитации нацизма»). На этот счет высказалась приглашенная на семинар американский ученый-кремленолог Тоби Гати. Она, как истинный либерал-американец, сторонник не запретов, а максимально широкой дискуссии даже на такую болезненную тему, как война. Иначе как же общество поймет, кто мы и куда идем, если не знаем собственную историю?
«Наверное, через двадцать лет наши потомки сделают новые выводы о том, что мы делаем сегодня. И уже наши дети будут смотреть на нас и спрашивать: а как это было возможно, мама?!» – говорит Тоби Гати. Слова эти касаются всего того, что творится нынче в мире. Неужели не будет стыдно перед своими детьми и западным, и российским политикам и пропагандистам за те глупости, которые они твердят о чужих странах?!
 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель
«Открытой»


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Елена (не проверено)
Аватар пользователя Елена

"Президент Дмитрий Медведев обозначил его как «колбаса в обмен на свободу» – то есть бытовые свободы в обмен на политические". - ??? Президент Дмитрий Медведев? Антон, позавчерашним днем живете, товарисч!!!

Добавить комментарий