Поиск на сайте

 

 

Баронесса Юлия Вревская отдала жизнь за освобождение Болгарии от турецкого ига

 

В Ставропольском крае есть небольшой хутор Вревский, и только его название напоминает о судьбах двух замечательных людей - героя Кавказской войны Ипполита Вревского и его супруги Юлии Петровны, добровольной участницы русско-турецкой войны 1870-х годов. 
А в болгарском городе Бяла, в военно-историческом музее, посвященном русским воинам, павшим за свободу Болгарии, висит портрет красивой женщины. Под ним слова французского писателя Виктора Гюго: «Русская роза сорвана на болгарской земле сыпным тифом». У скромного памятника «русской розе» - сестре милосердия Юлии Вревской - всегда лежат живые цветы...

 

Юная вдова
170 лет назад, 25 января 1841 года, в семье участника Бородинского сражения генерал-лейтенанта Петра Варпаховского родилась дочь Юлия. Ей исполнилось десять, когда родители переехали в Ставрополь. А в семнадцать выпускница Смольного института благородных девиц Варпаховская познакомилась с будущим супругом - генерал-лейтенантом Ипполитом Вревским, одним из образованнейших и умнейших людей своего времени, как писал о нем декабрист Беляев.
Барон Вревский был однокашником Лермонтова - они вместе учились в Пажеском корпусе - самом элитном учебном заведении императорской России. Михаил Лермонтов, его близкие друзья Лев Пушкин, Алексей Столыпин-Монго, Сергей Трубецкой не раз бывали в доме барона в Ставрополе на Воробьевской улице (ныне верхняя часть улицы Дзержинского).
К моменту знакомства с Юлией Ипполит Вревский был 43-летним вдовцом, отцом троих детей, старший из которых приходился невесте почти ровесником. Ипполит писал брату Борису: «Я еще не известил вас о моем очень скором браке с Юлией Варпаховской. Жюли будет восемнадцать. Она блондинка, выше среднего роста, со свежим цветом лица, блестящими умными глазами, добра бесконечно». 
Их брак продлился недолго. Вревский, талантливый военачальник, командовал войсками на Лезгинской кордонной линии. Очередная экспедиция на Кавказ летом 1958-го оказалась последней в его жизни. Барон был смертельно ранен и скончался в городе Телаве Тифлисской губернии на руках своей юной супруги. 
В том же году Юлия переехала в Петербург. Там 18-летнюю вдову прославленного генерала назначили фрейлиной ко двору императрицы Марии Александровны.

 

Сердце дрогнуло
За десять лет придворной жизни баронесса Вревская побывала с императрицей во Франции, Италии, Африке, Иерусалиме. Граф Владимир Соллогуб писал о ней: «Ведя светский образ жизни, Юлия Петровна никогда не сказала ни о ком ничего дурного и у себя не позволяла никому злословить, а, напротив, всегда в каждом старалась выдвинуть его хорошие стороны.
Многие мужчины за ней ухаживали, много женщин ей завидовало, но молва никогда не дерзнула укорить ее в чем-нибудь, и самые злонамеренные люди склоняли перед ней головы. Всю жизнь она жертвовала собой для родных, для чужих, для всех. Юлия Петровна многим напоминала тип женщин александровского времени, этой высшей школы вкуса, - утонченностью, вежливостью и приветливостью». 
Многие годы Вревская была одной из самых блистательных дам высшего света. Но после трагического инцидента, случившегося в ее семье (приемный сын баронессы, супруг ее младшей сестры, из-за ревности покончил с собой, бросившись с городского моста в воду), императрица удалила от себя фрейлину. 
Юлия тяжело переносила опалу. Она уехала в свое имение, в деревню в Орловской губернии. Там познакомилась с Иваном Тургеневым, гостила у него в имении. После ее отъезда Тургенев писал: «В моей жизни с нынешнего дня одним существом больше, к которому я искренне привязался, дружбой которого я всегда буду интересоваться».
В свою очередь Вревская была счастлива познакомиться с автором своего любимого произведения «Накануне». Еще в юности этот роман глубоко взволновал ее. Судьба Елены, последовавшей за человеком, который сражался за освобождение Болгарии, стала для Юлии идеалом.
Храня верность погибшему мужу, красавица-баронесса не отвечала на бесчисленные комплименты и ухаживания светских кавалеров. Но в глубине души знала, что если ей встретится такой человек, как Инсаров, ее сердце дрогнет. 
И такая встреча произошла. В повести «Верность за верность» болгарский писатель Георгий Карастоянов пишет, что Юлия познакомилась со Стефаном Грозевым, болгарином, как и Инсаров, готовым отдать жизнь за свободу Болгарии. Эта встреча решила дальнейшую судьбу Вревской.

 

Душа надрывалась
Когда в апреле 1877 года Россия объявила войну Турции, чтобы защитить болгарский народ, баронесса добилась разрешения организовать на собственные средства санитарный отряд из 22 сестер и врачей для оказания помощи раненым. Для этого она продала свое любимое орловское имение. 
Когда Тургенев узнал о намерении Вревской ехать в воюющую Болгарию, он писал ей: «Мое самое искреннее сочувствие будет сопровождать Вас в Вашем странствовании. Желаю от души, чтобы взятый Вами на себя подвиг не оказался непосильным... С великой нежностью целую Ваши милые руки, которым предстоит сделать много добрых дел».
Вместе с сестрами милосердия Свято-Троицкой общины Юлия прибыла во фронтовой город Яссы. После неудачной осады Плевны в госпиталь, где работали сестры, прибывало по два поезда с ранеными в сутки. Юлия писала сестре в Ставрополь: «Раненых у нас много умирает, офицеров пропасть под Плевной выбыло из строя. Стоны, страдания, просто душа надрывалась».
«Сентябрь, мы сильно утомились, дела было гибель: до трех тысяч больных в день, и мы иные дни перевязывали до 5 часов утра, не покладая рук».
В письме Тургеневу Юлия признавалась, что учится ухаживать за больными и утешает себя мыслью, что исполняет благородную миссию.
Она жаждет поскорее приступить к делу и уезжает в прифронтовое село Бяла. Весь персонал работает до изнеможения. Вревская целиком отдается заботам о раненых, выполняя самую тяжелую и грязную работу, и даже отказывается от предложенного ей трехмесячного отпуска, который планировала провести в Петербурге и на Кавказе. 
«Наконец-то, похоже, моя беспокойная голова нашла пристанище: я в Болгарии, в передовом отряде сестер», - писала она Ивану Тургеневу. 
Ничто не может сломить ее дух: «Несмотря на то, что испытываю здесь большие лишения, живу чуть ли не в шалаше, пол земляной, потолок на 10 сантиметров выше головы, окна без стекол, холодно, сплю на носилках для раненых, на сене, у меня нет ни стула, ни стола, пишу на чемодане, ем на ящиках, без ложек и чашек, питание плохое - эта жизнь мне по душе и нравится».

 

Капли воды в черепке
Вскоре в армии началась эпидемия тифа. Сестра Юлия была первой среди тех, кто ухаживал за больными. В госпитале она заразилась брюшным тифом и умерла за день до своего 37-летия. Два пакета с письмами и фотографиями Юлии сжег, исполняя ее предсмертную просьбу, военный врач Павлов.
Через несколько дней петербургская газета «Новое время» сообщила: «В г. Бяле в Болгарии 24 января скончалась после тяжкой болезни, вследствие неусыпных трудов по уходу за ранеными и больными воинами, сестра Красного Креста, прикомандированная к Свято-Троицкой общине, баронесса Юлия Петровна Вревская». 
Прочитав в газете о кончине Вревской, Тургенев писал: «На грязи, на вонючей соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращенного в походный военный госпиталь, в разоренной болгарской деревушке с лишком две недели умирала она от тифа.
Она была в беспамятстве - и ни один врач даже не взглянул на нее: больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока еще держалась на ногах, поочередно поднимались со своих зараженных логовищ, чтобы поднести к ее запекшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка. 
Нежное, кроткое сердце и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи... Она не ведала другого счастья, не ведала - и не изведала, пылая огнем неугасимой веры, отдалась на служение ближним...»
Солдаты, для которых она не жалела сил, выкопали ей могилу и несли ее гроб на руках до самой могилы, не доверив никому. 
Ей посвятили стихи Яков Полонский и Виктор Гюго. Ее подвиг увековечен в Болгарии. В городе Бяла перед поликлиникой им. Ю.П. Вревской установлен памятник «русской розе». Ее именем названы улицы в Софии, Плевне и Бяле.

 

Людмила СЫПИНА, 
член Союза журналистов России

 

Юлия15 марта 2013, 21:29

 
 
 
 

Своими исследованиями я доказала, что Юлия Петровна Вревская родилась 25 января 1838 г. (мною найдена соответствующая запись в церковной книге)

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий