Поиск на сайте

 

Несколько жирных штрихов к вопросу о практике подбора судей в Ставропольском краевом суде
 
Древние римляне завещали миру: dura lex sed lex – «закон суров, но это закон»! В современной же России эту вселенскую непреложность сумели извратить до неузнаваемости. Люди, которые должны по долгу службы защищать граждан, сами прикрываются законом и должностным статусом, чтобы уйти от наказания.
Так поступили ставропольский адвокат, он же бывший судья Шпаковского райсуда, Владимир Ананьев и пенсионер-«силовик», бывший начальник уголовного розыска одного из райотделов милиции Калмыкии Василий Старков. Именно эта «парочка», не избавившаяся от надменных амбиций своих прежних постов, позволила себе вытворить такое, на что способен не каждый маргинал. 
…В апреле 2003 года крепко подвыпившие «рыбаки» Ананьев и Старков на берегу озера Маныч, что на границе Калмыкии и Ставрополья, под ничтожным предлогом жестоко избили подростка Сашу Година, угрожая его утопить. Спасаясь от преследователей, парнишка запрыгнул в студеную озерную воду, где мучители продержали его долгое время.
На крики сына подоспел рыбачивший неподалеку его отец Николай, которого озверевшие «законники» также избили. В итоге мужчина получил тяжелую травму головы, а Саша в результате длительного переохлаждения фактически стал инвалидом.
Больница, куда обратились пострадавшие Годины, сообщила о криминальном случае в милицию. Милицейские следователи провели проверку – и по ее материалам прокурор Приютненского района Калмыкии возбудил против Старкова и Ананьева уголовное дело о причинении тяжких телесных повреждений (соответствующая статья УК РФ предусматривает наказание до 12 лет лишения свободы).
Причем, как того требует закон, прокуратура предварительно получила заключение суда о наличии в действиях ставрополь-ского адвоката состава тяжкого преступления.
Но Ананьев, спасая шкуру, проделал ловкий фокус: направил в Верховный суд Калмыкии кассационную жалобу, в которой утверждал, что он-де уже прекратил адвокатскую практику и является судьей в отставке. И потому, мол, привлечь его к ответственности вправе лишь Генеральный прокурор РФ с согласия коллегии Верховного суда Калмыкии.
Сразу скажем, что Ананьев врал внаглую. Действительно, он почти двадцать лет был судьей в Шпаковском районе края, а выйдя в отставку в 2000 году, сразу же устроился на работу в адвокатскую консультацию №2 Ленинского района Ставрополя, не уведомив об этом судейское сообщество.
Между тем, по закону, судья в отставке вправе заниматься лишь творческой, научной и педагогической деятельностью – в противном случае он обязан приостановить статус судьи с потерей преимуществ, даваемых этим статусом.
А дальше начались странности уже в республиканском надзорном органе Калмыкии. Вместо того, чтобы направить представление на Ананьева в Генпрокуратуру РФ, все материалы проверки вернули в прокуратуру Приютненского района «для доследования».
Прозрачный «сигнал сверху» был отлично понят – и районный следователь Дарбаков с ходу отказал в возбуждении уголовного дела; причем не только в отношении экс-судьи Ананьева, но и в отношении его подельника Старкова (для привлечения которого никаких особых процедур вообще не требовалось).
Вскоре после этого Ананьев вернулся на судейскую работу в Шпаковский район края.
Какие же люди развернули эту криминальную ситуацию на 180°? По всему, у нашего «кулачного бойца» нашлись крутые опекуны и в калмыцкой прокуратуре, и в краевом суде. Кто они – можно лишь догадываться. Но в этих размышлениях трудно отмахнуться от следующих деталей.
Так, первый зам прокурора Калмыкии Юрий Воронков (с подачи которого и было отказано в возбуждении дела против Ананьева) долгое время работал вместе с нынешним председателем крайсуда Сергеем Коровинских в прокуратуре Ставрополя, а ныне сам является судьей краевого суда, то есть прямым подчиненным Сергея Петровича. Кроме того, жена тогдашнего прокурора Калмыкии Хлопушина в описываемый период являлась судьей все того же Ставропольского краевого суда.
Увы, у нас в стране «связи решают все», и экс-судья Ананьев, когда его порядком «припекло», быстренько привел эти связи в действие. Иначе как объяснить, что вдруг, ни с того ни с сего, Сергей Коровинских вернул «адвоката» Ананьева в Шпаковский районный суд на должность судьи, а затем дал добро на занятие им должности председателя райсуда. С чего бы столь внезапно и необъяснимо в главном законнике края проснулось такое сочувствие к крупно проштрафившемуся экс-коллеге?
По закону, привлекая судью, находящегося в отставке, к исполнению вакантной судейской должности, Коровинских был обязан изучить все документы по его биографии: справки о судимостях, информацию из МВД, прокуратуры и ФСБ, характеристики с места работы и жительства и так далее. Так что председатель крайсуда не мог не знать о том, что против Ананьева возбуждалось уголовное дело – да еще и по «тяжкой» статье. Знал – и пошел вопреки.
Между тем, как отмечал сам Коровинских, предыдущая отставка Ананьева была связана с крайне низким качеством его работы при отправлении правосудия (около половины решений шпаковского судьи отменялись вышестоящими инстанциями). Ведь ясно, что после трехлетнего «отпуска» судья ни квалификации не повысил, ни своим «особым подходам» не изменил при рассмотрении особых дел.
Вернувшись в судейскую ложу, Ананьев все также грубо нарушал закон, рассматривая уголовные и гражданские дела – за что поплатился должностью уже во второй раз. Как писала летом 2006-го года центральная пресса, причиной отставки стало решение судьи Ананьева, позволившее провести рейдерский «захват» огромного предприятия, находящегося от славного Шпаковского района за тысячи верст – в Иркутской области. А история такова.
В начале прошлого года СМИ много рассказывали о попытках рейдеров захватить завод «Ангарскцемент». И вот в разгар конфликта некий гражданин Фоменко подал в Шпаковский райсуд иск к данному ОАО якобы о защите трудовых прав. Это обычная практика «захватчиков», когда «за тыщу верст киселя хлебать» обращается «обиженный» гражданин, попадая при этом к понятливому судье. Вот и Ананьев, приняв деятельное участие в судьбе Фоменко, обязал передать последнему печать и всю документацию завода – тем самым он фактически парализовал всякую деятельность гигантского предприятия, обеспечивающего цементом половину Восточной Сибири.
Это определение шпаковского судьи, как отмечала «Российская газета», прославило город Михайловск на всю страну едва ли не меньше, чем гоголевский Миргород. Как писали журналисты, Ананьев с подозрительной легкостью принял исковое заявление, которое по всем параметрам относилось к компетенции арбитража. К тому же ни один из участников процесса не имеет никакого отношения к Шпаковскому району края. Сам же владелец «Ангарскцемента» и понятия не имел о судебном процессе, в котором якобы проходил ответчиком.
Через несколько дней хитромудрое решение Ананьева было отменено краевым судом – а сам он отправлен в отставку. С сохранением статуса судьи и выплатой огромной пенсии от государства за «заслуги».
Между тем для жителей края, где каждый пятый является истцом или ответчиком, жизненно важно знать: а кто их судит, какие моральные и профессиональные качества у людей в черных мантиях, решающих их судьбы? А потому естественны и своевременны вопросы главному «кадровику» ставрополь-ского судейства - председателю краевого суда Коровинских в связи с вышеописанной историей. Итак...
 
Вопросы ребром председателю краевого суда С. П. Коровинских
 
1. Почему квалификационной коллегией судей края не дана правовая оценка действиям Ананьева, сообщившего органам суда и прокуратуры заведомо ложные сведения о том, что в 2003 году он являлся судьей в отставке, хотя на самом деле работал адвокатом?
2. Почему неправосудное решение Ананьева, поставившее на грань банкротства успешное предприятие в далеком от Ставрополя регионе, не стало препятствием для его «почетной отставки» с сохранением всех привилегий судейского статуса и огромной пенсии?
3. Почему при рассмотрении дел рядовых граждан суды досконально выясняют их прошлое, учитывая его при оценке характеризующих личность данных, а при назначении судьи Ананьева эти требования закона руководством краевого суда были проигнорированы?
 
Александр ЗЕМЛЯНИКИН,
адвокат

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях