Поиск на сайте

 

 

Страшные пожары, опалившие и Россию, и Ставрополье,  не стали уроком для чиновников

 

С началом сентября, наконец, отступили жара, засуха и ветер, терзавшие край последние несколько месяцев. Дожди остудили землю и режим чрезвычайной пожароопасности, в котором Ставрополье провело большую часть лета, сохраняется лишь в единичных районах. Вместе с тем, по заверениям специалистов, расслабляться рано - впереди нас еще ждут сухие и ветреные дни. Короче,  до середины ноября пожарным об отдыхе можно только мечтать.
О том, как Ставрополье пережило огненную эпидемию, с корреспондентом «Открытой» поделился начальник краевой противопожарной и аварийно-спасательной службы Геннадий КИСЕЛЕВ.

 

- Геннадий Васильевич, судя по официальным отчетам, Ставрополье сотни раз оказывалось в сложной ситуации. И хотя край избежал таких страшных пожаров, как в центральной России, на глазах пожирающих целые деревни и лесные массивы, у нас тоже были ситуации, когда на борьбу с огнем приходилось бросать все силы.
- Да, такие ситуации были. Недавно совсем с трудом отстояли заповедную гору Стрижамент, у подножия которой трава полыхала четверо суток. Площадь возгорания составила около 50 квадратных километров, на борьбу с огнем было брошено около 250 человек - спасателей и пожарных, военнослужащих, лесников.
Зрелище, конечно, жуткое: зайцы, лисы, кабаны летели, как саранча, спасаясь от огня. Хорошо птенцы повзрослели, стали на крыло, иначе краю грозила настоящая экологическая катастрофа.
- Поджигателей нашли?
- Пока следственные органы разбираются. По одной из версий, поджог устроили местные жители, которые таким образом протестуют против отнесения Стрижамента к заповедной зоне - ни травы собирать нельзя, ни охотиться. 
По другой версии, это дело рук лесников - они-де опаливали территорию вокруг леса, чтобы живность не покинула его.
Нельзя также исключать вариант неосторожного обращения с огнем или самовозгорания. Причем в последнее время такие случаи происходят все чаще. Посмотрите, как наши сограждане весело-превесело проводят время на природе - костры пионерские жгут, окурки летят во все стороны, кругом груды мусора!.. А ведь достаточно крохотного бутылочного осколка, который в жару запросто может сыграть роль увеличительного стекла - вот вам и пожар.
- Ну как население ведет себя на природе и что после себя оставляет, это тема вообще отдельная. А вот для вас жаркое лето наверняка потребовало новых подходов в работе?
- Чтобы лучше представить, какие перед нами стоят задачи, позвольте вкратце сказать о структуре ставропольской противопожарной службы.
Итак, федеральные пожарные части в составе регионального управления МЧС России сегодня действуют в Ставрополе, городах краевого значения и районных центрах. А наши подразделения закрывают оставшуюся территорию края. В основном это сельские территории.
В целом расклад такой: из 700 населенных пунктов края около 430 почти в равных пропорциях находятся под контролем МЧС и нашей службы (без надежного прикрытия пока остается около 270 станиц, сел, аулов).
Кроме того, нам приходится тушить еще ландшафтные пожары, когда горят лес и степь, - причем не реже, чем здания.
- Хорошо еще в крае обошлось без верховых пожаров, когда огонь в хвойных лесах  распространяется по верхушкам деревьев.
- Можно сказать, повезло. Но мы должны быть готовы и к такому повороту событий, ведь на Кавминводах соснами покрыты целые горные склоны. Недавно я принял решение закупить сорок ранцевых огнетушителей для борьбы с пожарами в лесу.
- Требования общероссийского пожарного регламента выглядят жестко: после получения сигнала бедствия прибыть на место в течение десяти минут в городе и в течение двадцати минут в сельской местности. Вы готовы к этому?
- К сожалению, в эти рамки пока не укладываемся. Выход один: создавать новые пожарные части. А на это нужны астрономические суммы. Например, на строительство и оснащение пожарной части с нуля требуется около 85-100 миллионов рублей. К таким расходам бюджет пока не готов.
Так что выкручиваемся как можем. Вместе с главами районов и сельских поселений подыскиваем и ремонтируем заброшенные помещения, привлекаем спонсоров.
- Местное начальство понимает важность проблемы?
- Откровенно говоря, не всегда. Плохо в этом смысле обстоят дела в Арзгирском, Благодарненском, Советском, Красногвардейском, Шпаковском районах. У одних помещений нет, у других денег, а страдает население. Я допускаю, что муниципалитетам не просто сегодня приходится, но как можно объяснить элементарное разгильдяйство?!
В советское время каждый колхоз содержал пожарную охрану, а как научились деньги считать, о мерах безопасности позабыли. Даже передовые сельхозпредприятия, которые ворочают миллионами, средств на водовозку с брандспойтом найти не могут. Пригодные для забора воды пруды передали в частные руки, обнесли забором, повесили замки. На сараях и фермах ни ведра, ни багра, ни ящика с песком. 
Пару веков назад едва среди степи заложили уездный Град Креста, как уже вышел Указ Кавказского наместнического правления «Об обустройстве в Ставрополе пожарной команды». Не мешкая, городской магистрат составил проект создания пожарной команды: одна большая труба, для качки трубы 24 человека, ведерников - 29, лошадей под трубу - 3, бочек - 4 и лошадей к ним -  8. Полный комплект топоров, ломов, бердышей, рогатин, багров, заступов.
А современные главы муниципалитетов не имеют даже этих примитивных приспособлений - и такое положение вполне их устраивает!
- В больших городах, думаю, тоже далеко не все в порядке?
- Да взять хотя бы Ставрополь. Сколько я бился, чтобы создать пожарную часть по обслуживанию Демино и доброй половины Шпаковского района! Однако обещанное здание под пожарное депо нам так и не нашли. И таких примеров немало.
По всей видимости, череда чудовищных пожаров, прокатившихся по стране, для ряда руководителей так и не послужила уроком.     
- Но есть ведь примеры ответственного, хозяйского подхода, не все же руководители полагаются на традиционный русский «авось»?   
- Безусловно. В пример всем могу поставить главу Каменнобродского сельсовета Алексея Хаустова, который еще в прошлом году, когда мы только открывали по краю пожарные части, из кожи вон лез, а нашел помещение, отремонтировал его. Понимал: на его подведомственной территории полно деревянных построек, которые в случае чего полыхнут, как порох. Уже весной мы выделили сельсовету новую пожарную машину, пятеро ребят из местных прошли трехмесячные курсы молодого бойца на базе нашего специализированного учебного центра.
Теперь станицы Каменно-бродская и Филимоновская, поселки Левоегорлыкский, Приозерный, прилегающие хутора Родионов и Равнинный находятся под надежным прикрытием пожарных. Да честь и хвала таким руководителям!
Месяц назад в окрестностях Филимоновки ставили вышку сотовой связи - упала искра, загорелась трава, потом сухостой, и скоро пламя достигало четырех метров. Огонь охватил заготовленные на зиму скирды сена, вплотную подобрался к жилым домам, кошарам, полям с подсолнечником и кукурузой. С огнем боролись часов пять, но станицу отстояли. Молодцы ребята, трудяги, настоящие патриоты!
- Сильно вам досталось от аномальной жары этим летом?
- Судите сами: за весь прошлый год только наша служба потушила около 900 пожаров, а в этом - уже 2300. В самую горячую пору, с июня по сентябрь, вместе с региональными подразделениями МЧС по сигналу выезжали до 80 раз в сутки.
И тут я вот что хотел бы подчеркнуть. Да, за каждой службой - федеральной и краевой - закреплена своя территория. Но сигнал на вызов из единой диспетчерской службы поступает тому подразделению, которое находится ближе к месту бедствия, независимо от принадлежности. К тому же обе структуры находятся в оперативном подчинении руководящего центра, возглавляемого первым замначальника Ставропольского управления МЧС России Александром Башлаем. Задачи у нас общие, и делить нам нечего.
- С одной стороны, массовые ландшафтные пожары приносят много бед, огромные расходы несет казна. Но с другой стороны, можно сказать, это хорошая возможность знания закрепить на практике, мастерство отточить?  
- Для нас эта «практика» обернулась большими кадровыми потерями: с начала года уволилось около ста подготовленных пожарных. Не все смогли потянуть свалившуюся на них нагрузку - несмотря даже на то, что мы принимаем ребят до сорока лет, в хорошей физической форме.
Со стороны выглядит все просто: был пожар, прибыли, потушили. Но специалисты знают: на одном объекте несколько расчетов могут до изнеможения и с риском для жизни работать ночь напролет. Как правило, на тушение среднестатистического пожара уходит от трех до пяти часов. А после надо заправить машину, заполнить емкости водой, обновить огнетушители, развесить рукава, чтобы просохли... Отдыхать некогда.
Вот и представьте, какая нагрузка ложится на плечи сельских пожарных, если в части в среднем сегодня работают по шесть человек, а по нормативам положено вдвое, а то и втрое больше.
К тому же на кадровую текучку влияют низкие зарплаты - всего семь-восемь тысяч рублей. К слову, в соседнем Краснодарском крае пожарные получают тысяч по пятнадцать.
- Геннадий Васильевич, в Интернете размещена информация, поступающая со спутников НАСА, которые мониторят поверхность Земли в инфракрасном диапазоне. Данные обновляются дважды в день. Так вот, если им верить, в крае сейчас полыхает около двухсот пожаров. А по вашим данным?
- Сегодня в сутки на территории края фиксируется не более полусотни пожаров. Дело в том, что спутник сканирует любое пламя, а это могут быть и обычные костры в огородах, или на природе  шашлыки кто-то жарит.
Любой пожар, где бы он ни случился, находится в зоне нашего внимания и проигнорировать его мы не вправе. Так что свысока не всегда виднее, что происходит на Земле.

 

Беседовал
Олег ПАРФЕНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий