Поиск на сайте

 

бросался на жителей многоэтажки пьяный наёмник бизнесменши, пытавшейся препятствовать исполнению решения суда

 

Жители самого протяженного в Ставрополе жилого комплекса на улице Ленина наконец-то перевели дух. Через шесть месяцев(!) беспрерывных судов отвоевали-таки право на безопасную жизнь – на демонтаж металлических и бетонных блокировок двух (из четырех по проекту строительства) противопожарных проездов.
Много лет их использовали под коммерческие нужды Валентина Карданова и Иван Тимошенко. Как эти люди завладели общедолевой собственностью жителей дома №299, мы уже писали. Но стоит напомнить еще раз.

 

С таким богатством – и на свободе?!
Валентина Карданова, владелица встроенного в дом магазина детских товаров, стала его хозяйкой исключительно благодаря своей матери Фартушиной, всесильной в дефицитные советские времена директрисе горпромторга, и своему свекру Карданову, заместителю председателя тогдашнего крайисполкома.
Сытые родители своим административным ресурсом при полной безнаказанности обеспечили молодоженов имущественным приданым за чужой счет.
Акции магазина «Детский мир», построенного за счет города, за бесценок перешли в руки дочери козырной торговой дамы. К приватизированному магазину дочурка прилепила дополнительные площади, приспособив под них два широких пожарных проезда самого вытянутого в городе (315 метров) жилого комплекса, перекрыв их для спецтранспорта. Мало того, незаконно возведенные площади втридорога сдает внаем, разумеется, втайне от налоговых служб.
Аналогично ворует у государства и жильцов бизнесмен-хитрован Иван Тимошенко, который, как и Карданова, захватил с другой стороны тоже два пожарных проезда. И эту давно присвоенную площадь тоже сдает внаем.
По мутной схеме ставший «хозяином» пригородных земель, городских участков, объектов недвижимости, муниципальных пристроек, Тимошенко набивает свой карман и, по всему, делится барышами с покровителями.
В нашем доме он сдает в аренду помещения вместе с приворованными, то есть безналоговыми, площадями супермаркетам – вначале магазину «Тройка», задушившему жителей грязью и запахами своего кулинарного производства, так как вентиляционные трубы были выведены прямо к окнам квартир жителей дома.
Сегодня эти площади арендует «Пятерочка». Московское руководство этой торговой сети, получив от Тимошенко в аренду торговые площади, по сути, с криминальным «обременением», пока никак не решится вернуть жильцам их квадратные метры. Но будет вынуждено это сделать по готовящемуся к ним иску ТСЖ «Надежда».
Разбогатевший исключительно на должностном ресурсе Иван Тимошенко обеспечил этим неправедным имущественным наследством и дочку, и сына, безбедно проживающих в Москве и Лондоне на жирные арендные доходы. А сам папаша, курсируя между этими городами, предпочитает время проводить в Израиле. Нувориш, одним словом. Так богат – и на свободе?!
Цепляясь за метры чужой собственности, Тимошенко являет собой образчик просто патологической жадности. Ведь, отнимая у людей последнее, он вместе с тем владеет огромной собственностью – пригородными землями и дорогими объектами в краевом центре, которыми обзавелся именно в период своего пребывания на посту заместителя мэра, а потом и короткого мэрства.
Как это произошло, мы намерены в недалеком будущем разобраться вместе с правоохранительными органами, выяснить тайны конкретных прихватизаторских операций по присвоению дорогих объектов. И рассказать о результатах расследования читателям, которые справедливо после наших публикаций констатируют: «Пусть ворье не думает, что если украли, то навсегда».

 

«Сколько можно чужое глотать и не давиться?!»
Первое расставание с не принадлежащей ей собственностью Валентина Карданова переживала люто. Буквально с ума сходила, когда смотрела, как, исполняя решение суда, жители дома демонтируют огромные – высотой в четыре метра – железные ворота, перекрывавшие пожарные проезды.
После того как ворота рухнули, жителям открылся просторный гараж, который Карданова соорудила для грузового транспорта прямо под окнами жильцов.
Но бешено истерить она начала, когда рабочие стали крушить бетонный подиум, возведенный поперек пожарного проезда. Орала и визжала на молчаливо делающих свое дело рабочих, бросалась к наблюдавшим за процессом демонтажа жильцам, которые когда-то работали в ее магазине, – искала сочувствующих.
Бывшие ее работницы, хоть и запоздало, но припомнили Кардановой всю наглость ее прихватизации, когда за копейки скупала их акции и выкидывала с работы как отработанный материал.
Так зарождалась в Ставрополе постсоветская «бизнес-элита» – на кумовстве, связях и должностных ресурсах – безмерно алчная и беспардонная.
«Валентина Григорьевна, да сколько же можно чужое глотать и не давиться! – увещевала свою бывшую хозяйку жительница дома пенсионерка Зина, начинавшая работать в кардановском магазине. – Ну постыдись же ты, наконец, жителей, чей собственностью столько лет пользовалась и набивала свой карман...»
Бетонный подиум, который грудью защищала вся семья Кардановых, служил выходом из помещения, пристроенного ею также незаконно, а потому пребывающего в той же безналоговой зоне. При этом Карданова много лет сдает внаем это уворованное помещение – по тысяче рублей за квадратный метр.
Понимала дамочка, что лишается не только левых денег за аренду, незаконно возведенных пристроек, но, в конце концов, должна будет ответить за это по статье Уголовного кодекса РФ за мошенничество.
Именно страх перед этой судебной перспективой и не позволил Кардановой в течение долгих месяцев судебных разбирательств (где она фигурировала в качестве третьего лица) признать себя владелицей ни железных ворот, ни того, что за ними скрывалось.
Такое признание автоматически было признанием самозахвата, самостроя, налоговых преступлений, мошенничества в особо крупном размере.

 

Полиция «работала» по ложным вызовам. И не возмущалась
Однако наглость этой торговой дамы не знает границ. Полагая, что не оставила следов в судебных материалах и потому опасность обвинений в мошенничестве ей не грозит, она решила «качать права» через полицию. В дежурную часть полиции она и ее подельники звонили буквально каждый день.
Причем, называя один и тот же адрес дома №299, они всякий раз провоцировали полицейских на срочный вызов, придумывали новые и новые «преступления»: «нападение на магазин», «разрушение магазина»…
ШЕСТЬ РАЗ по ложным вызовам владелицы магазина и ее подельников в дом приезжали наряды с кучей полицейских в разных званиях и при разных обязанностях. И каждый заново начинал «выяснять», не в состоянии сходу разобраться в ситуации, имеющей полугодовую историю судебных разбирательств.
Запомнился прибывший на разборку шумный пэпээсник, который, в силу патрульно-постовых привычек, с ходу, «не врубаясь», начал размахивать руками и запугивать санкциями водителя спецмашины, нанятой жильцами для демонтажных работ.
Мы пытались объяснить грозно надувавшему щеки «дорожному спецу», что находится он не на трассе, не на дорожном происшествии, что превышает служебные полномочия, препятствуя исполнению судебного решения. Не давая работать спецтехнике, он наносит ощутимый материальный ущерб жителям дома – глубоким пенсионерам, оплачивающим демонтажные работы по часовому тарифу...
В этой истории со всей очевидностью проявилась элементарная правовая безграмотность сотрудников полиции, полная дезорганизация ее деятельности в ПО №3 по Промышленному району. Дознаватели, оперативные работники одного и того же полицейского подразделения много дней и всякий раз в новом составе по часу-полтора ходили по пятачку, изучали, измеряли «место происшествия», заполняли одни и те же объяснительные, забирали с собой одни и те же документы, подтверждавшие законность действий жителей.
Принтер ТСЖ «Надежда» без устали копировал для полицейских бумаги, которые вряд ли кем-то даже читались. Все, как в прорву, складывалось в служебные папки, в которых – заметим особо! – не было ни одного документа, подтверждающего претензии Кардановой.
И это обстоятельство больше всего возмущало жителей, за много дней уставших от имитации деятельности полицейскими отдела, где все пребывали в автономном друг от друга режиме, то есть правая рука не ведала, что творила левая.
На третий или четвертый день у дома высадились даже спецназовцы из отряда быстрого реагирования, вооруженные автоматами… Было полное ощущение, что полицейским в огромном Промышленном районе (где населения, как в Пятигорске) просто нечего делать и они отбывают служебное время где и как придется.

 

«Там девушку насилуют, а дежурный сюда прислал…»
Лишь один из полицейского наряда, прибывшего по очередному ложному вызову Кардановой, не скрывал сердитой досады: «У нас вызов, что девушку насилуют, а дежурный сюда прислал…»
По моим подсчетам, в общей сложности на «операции» Кардановой против жителей дома было задействовано более десятка полицейских машин, порядка двадцати с лишним сотрудников правопорядка разных уровней и званий.
Мало того, на третий или четвертый день с очередным нарядом сюда прибыл сам начальник ОП №3 подполковник полиции Андрей Соловьев. Он вызвал негодование жителей пренебрежительными репликами и полным отсутствием интереса к их свидетельствам.
Зато почтительный интерес полицейский начальник проявил к великовозрастному сыну В. Кардановой, отойдя с ним в сторону для приватной беседы. (И сын бизнесменши, и ее муж, главврач городского диагностического центра, бросаясь с оскорблениями на жителей дома, неистовствовали столь яростно, словно вместе с левыми метрами у них отрезали по куску печени или почку.)
– Ни сын Кардановой, ни ее муж не живут в нашем доме, а потому непонятно ваше предпочтение их показаниям, а не показаниям жителей многоэтажки! – заметила я, подойдя к Соловьеву.
– Кого хочу, того и слушаю, я сам выбираю, – с вызовом отозвался полицейский начальник.
– Не следует ли из вашего ответа, что захотеть опросить можно всех прохожих на улице Ленина, но какое отношение это будет иметь к данному расследованию? – спросила я.
Соловьев не нашелся что ответить.

 

Провокация с угрозой убийства
Но и после личного участия Соловьева в процессе многодневного фарса «расследования» еще минимум трижды во дворе появлялись его подчиненные, и «День сурка» (то есть бессмысленное повторение одного и того же) начинался по новой, провоцируя обострение ситуации.
В один из дней вконец распустившаяся от безнаказанности Карданова подвела к молодым жителям дома, занимавшимся очисткой пожарных въездов, заметно поддатого мужчину. С трудом взгромоздившись на кучу мусора, возбужденный мужик под горящим взглядом своей нанимательницы поднял тяжелую кувалду и, размахивая ею, пошел на рабочих с криком: «Я вас всех здесь прибью...»
Я встала между парнями и пьяным наемником, который, изрыгая оскорбления, шагнул навстречу мне с криком: «Убью, уходи...» Я не отходила. Под крики испуганно закричавших свидетелей происходящего Карданова повисла на руках мужика, поняв, что сея провокация переходит в тяжелое преступление.
В седьмой раз двое дознавателей прибыли ко мне уже в редакцию – снимать опрос по заявлению Кардановой, сообщавшей о новом «преступлении» – краже стоявшего на подиуме «пресса» тридцатилетней давности. Заржавленная неработающая 30 лет махина была свезена нами вместе с мусором на свалку.
Естественно, ни одного документа на эту «собственность» у дамы не было и не могло быть, ведь на балансе она не стояла, налоговые отчисления за нее не производились, и «хранилась» она на внаглую захваченных бизнесменшей чужих квадратных метрах.
После опроса я передала прибывшим в редакцию дознавателям два письменных заявления о привлечении Кардановой к уголовной ответственности за ложные вызовы полиции и по факту угрозы убийством неизвестным лицом, но хорошо известным организовавшей эту провокацию с угрозой убийства Кардановой.
Прошло десять дней, никаких ответов из полиции я не получила, не был опрошен ни один из многочисленных свидетелей указанных преступлений.
Что полиция обязана была предпринять? И почему не предприняла ни единого действия? Какую роль в организации деятельности отдела играет его начальник Соловьев? Профессионал ли он вообще? На своем ли месте? Справляется ли со своей работой? Каково мнение на этот счет его руководства – начальника полиции Ставрополя полковника Евгения Нуйкина?
Если, по мнению последнего, Соловьев справляется, то как краевое руководство ГУ МВД оценит многодневный фарс с выездом на одно и то же «место» по ложным вызовам двух десятков полицейских, неспособных обменяться одинаковой информацией и, как в «День сурка», продолжающих воспроизводить имитацию расследования снова и снова?

 

Складировала опасные предметы
Между тем, расчищая многолетние завалы пожарного проезда, рабочие обнаружили склад опасных предметов – десятков люминесцентных ламп, содержащих ртуть. Часть их была разбита и потому представляла опасность для здоровья людей. Такие лампы должны быть подвержены утилизации, которую проводят лишь два пункта их переработки – в Невинномысске и Ставрополе.
– Вы же людей могли отравить таким безобразным хранением! – возмущенно крикнул Кардановой рабочий, осторожно выгребая из-под завалов опасный груз и складируя его в сторонке.
– Это вы мне подложили. Вы, вы… Я так и скажу! – заверещала Карданова, вызвав презрительный смех собравшихся людей.
Едва рабочие отвлеклись, Карданова, заметая следы, вызвала из своего магазина продавцов, которые пытались лампы утащить, прижимая опасный груз к груди. Из прогнивших упаковок на их одежду сыпались стекла с ртутным следом.
Жители вызвали городскую Службу спасения. Ее сотрудники и увезли опасные предметы, которые продавцы (по приказу хозяйки) успели спрятать в помещении магазина. Представляете: детского магазина!
Использовав всевозможные рычаги и связи, действуя привычными методами подкупа и угроз, Карданова впервые в своей вседозволенной жизни проиграла жителям битву за собственность, которую нагло присвоила и годами с нее «доила бабки».

 

Успех благоволит упорным
Итак, многомесячная борьба жителей за свою безопасность, за экологию, за свои имущественные права завершилась победой. Два из четырех заблокированных торгашами пожарных проездов самого протяженного в городе жилого мегаполиса были освобождены для проезда спецтранспорта.
Наконец-то через много-много лет жильцы двух соединенных меж собой многоэтажек увидели свет в буквальном смысле этого слова. Высотки, зажатые со всех сторон узкими дорогами, сплошь заставленные автотранспортом, получили «окно в мир» – к магазинам, аптекам, офисам, к центральной улице, к остановкам сегодня беспрепятственно проходят сотни жителей ближней округи.
Особенно радуются пенсионеры, «задышавшие» сквозным воздухом через территории, очищенные от многолетней кардановской свалки и грузового гаража под окнами.
Жители мечтают облагородить зелеными насаждениями фасадную часть дома, полностью освободить ее от слежавшихся мусорных куч, которые в самом центре города не тревожат покой санэпидемстанции, особенно городской мэрии, проявившей в этой истории свое истинное лицо.
И это лицо искажено гримасой откровенного неудовольствия и, более того, раздражения активностью горожан, которые впервые одолели беззакония приближенных к городской власти людей с большими деньгами малоизвестного происхождения.

 

За кого переживает Джатдоев?
«В городе у меня нет человека, который бы мне в чем-то отказал», – эти слова, зафиксированные в свидетельских показаниях суду, надменный нувориш Иван Тимошенко не раз бросал и в лицо жителям дома, пытавшимся урезонить наглеца. Ведь с его разрешения арендаторы вырубали капитальные конструкции старой многоэтажки. Возведенная по экспериментальному проекту на опасных, зыбких почвах, она подвержена большому риску обрушения при серии даже небольших землетрясений. Тем более если стены дома варварски разрушаются не один год.
Имена должностных лиц, которые сладкой парочке разрушителей дома – Тимошенко и Кардановой – ни в чем не «отказывали», мы в своих публикациях называли не единожды – людей в погонах и при должностях. И не раз еще вернемся к этим господам, предоставив обществу новые свидетельства их служения не делу, а лицам.
Но, похоже, в этой истории определился, наконец, главный покровитель беззаконников – глава городской администрации Андрей Хасанович Джатдоев. О, как отстраненно держался хозяин города, упорно избегавший всего, что касалось изнурительной и долгой борьбы жителей дома с вышеназванными беспредельщиками. Десятки коллективных жалоб в мэрию, половина из которых была адресована именно главе Ставрополя, остались без ответа.
Теперь я понимаю истинную причину многозначительных вздохов опускавших глаза городских чиновников, которых жильцам удавалось зазвать в дом, чтобы продемонстрировать, что с ним вытворяют торгаши. Приглашенные были не слепы: видели, понимали, сочувствовали. Но, но, но... Знали, кто главный лоббист.
Однако скрыть здесь свою роль Джатдоеву не удалось. Жильцы, уже отметившие первую победу по защите своих прав, с недоумением обсуждали отнюдь не разовое появление во дворе дома специалиста мэрии Владимира Рыжова, который не скрывал, что получил задание «тщательно разобраться с жалобой Кардановой на нарушение жильцами ее прав».
Это было тем удивительнее, что десятки письменных коллективных просьб жильцов ни разу не удостаивались «тщательного внимания».
Еще удивительнее было то, что мэрия спешно, как на пожар, прислала специалиста всего лишь после телефонного звонка бизнесменши. А скорее всего, после звонка Ивана Тимошенко, похвалявшегося, что ногой открывает все кабинеты в мэрии. На мой вопрос, от кого конкретно он получил задание, Рыжов ответил не скрывая: лично от главы города Джатдоева.

 

Дружить с богатыми выгоднее?
Экая, однако, сердечная озабоченность Джатдоева личными проблемами денежных мешков! И небывало оперативная реакция, на что не может рассчитывать, даже во снах помечтать, ни один простой смертный – рядовой житель краевого центра.
Честное слово, уже начинает глубоко возмущать все сильнее проявляющаяся тенденция руководства мэрии защищать, прикрывать, услуживать именно таким денежным мешкам, строительное самодурство которых в городе уже не знает никакого укорота. И Джатдоев уже не стесняется публично затыкать рот тем, кто этому противостоит, защищая общественные интересы, права рядовых ставропольцев.
Мы уже рассказывали в статье «Не пущать? Не получится!» (№28 от 24 июля с. г.), как глава администрации обрывал неудобные вопросы Любови Черновой, руководителя самой активной в городе общественной организации «Протестный комитет»
«Не надо называть имен, Любовь Ивановна, – останавливал он Чернову на заседании Общественного совета города, пытавшуюся получить честные ответы на принципиальные для жизнедеятельности Ставрополя вопросы. В частности, по какому праву на глазах застенчивой мэрии строится торговый центр на заповедных «Холодных родниках»?
Под какие новые самострои вырубаются здоровые деревья в городе? Кто из богатеньких, оказавшихся уже в «Народном фронте», забил себе участки на заповедной территории Русского леса?
Наверное, «дружить» с денежными и влиятельными господами Джатдоеву приятнее и безопаснее. Но уж извините, Андрей Хасанович, за такое напоминание: вы ведь «родной отец» всему городу, а не только тем, кто возводит дворцы на головах горожан, чьи крики о помощи вы в упор не слышите. В такой глухонемоте убедились многие сотни жильцов нашего дома.
Очень жаль, если вы, Андрей Хасанович, укрепитесь в мысли, что можете в городе делать все, что хотите, в интересах определенной группы лиц. Опасная убежденность!
Ну а пока нет уверенности в том, что эта убежденность будет скоро пересмотрена. От имени «Народной инспекции» обращаюсь к жителям города, которых достали и строительный беспредел, и управленческая неразбериха в городском хозяйстве, и прочие отравляющие жизнь мелочи городского быта. Отправляйте нам копии ваших обращений в мэрию вместе с ответами на них чиновников. Вместе с вами составим карту их деятельности и бездеятельности и регулярно будем их обсуждать. И делать выводы.

 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,
главный редактор,
член Общественного совета
при администрации
 города Ставрополя

 

Алина02 августа 2013, 15:32

Ну наконец жители многострадального дома одержали победу!теперь надо это удержать в своих руках и не дать повернуть начатому процессу вспять!И низкий поклон газете "открытая для всех и каждого" и его главному редактору за то , что поддержали и объединили жителей этого дома и вместе добились справедливости!

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях