Поиск на сайте

 

 

Арбитраж, пожалуй, самый точный барометр изменений в экономике, тем более в пору финансового кризиса

 

На прошлой неделе председатель краевого арбитражного суда Александр Кичко встретился с журналистами. Подобные встречи с пишущей братией, причем «без галстуков», Кичко традиционно проводит каждые три месяца (по-настоящему грамотная традиция, которую стоило бы перенять всем прочим высокопоставленным чиновникам  Ставрополья).

 

В этот раз председатель отчитывался перед журналистами  об итогах работы арбитража за первую половину 2009 года. За этот период суд рассмотрел более девяти тысяч споров, причем в сравнении с прошлым годом количество дел выросло на две трети.
Но несмотря на выросшую нагрузку, качество судопроизводства остается высоким – лишь 8% споров рассмотрены с нарушением установленных законом сроков. 
Обжалованы были решения краевого арбитража по каждому десятому делу, но вышестоящие инстанции удовлетворили лишь пятую часть этих жалоб (около двухсот). 
Арбитраж, пожалуй, самый точный барометр изменений в экономике, тем более в пору финансового кризиса. Предприниматели по-прежнему чаще судятся между собой, нежели с государством. Как правило, бизнесмены оспаривают в суде неисполнение договоров купли-продажи (число подобных дел выросло в 2,5 раза), договоров аренды (двукратный рост), кредитных договоров (рост в полтора раза). 
При этом вдвое уменьшилось число судебных дел о банкротстве, зато изменился «портрет» среднестатистического банкрота. 
В прошлом это были, как правило, предприятия-призраки (таким образом налоговики «чистили» реестр юрлиц), а вот теперь в основном банкротится реально действующий бизнес, который не в состоянии расплатиться со всеми долгами.
По словам Кичко, с начала года в арбитраже действует новый судебный состав, рассматривающий земельные споры. Необходимость создания такой структуры была продиктована тем, что подобные споры, как правило, имеют большой общественный резонанс. 
Так вот, за полгода «земельный» состав суда рассмотрел больше восьмисот дел, в основном касающихся отмены постановлений муниципальных властей о выделении земли под строительство либо о переводе участков из одной целевой категории в другую. Проще говоря, это дела о точечной застройке. 
Так, два месяца назад администрация Промышленного района Ставрополя подала сразу 19 исков к фирмам, самовольно занявшим земельные участки под коммерческое строительство («Открытая» уже подробно писала об этом, см. «Нет самоволке!», №20 от 20 мая с.г.). 
Бизнесмены были обязаны освободить эти земли, пока на них еще ничего не построено, либо снести уже возведенные самострои. 
По трем спорным участкам уже вынесены решения, еще пять дел находятся в производстве, а по остальным 11 суд обязал мэрию уточнить исковые требования. 
Еще один громкий процесс касается земель парка Победы Ставрополя. На территории парка находится масса объектов, возведенных без официальных разрешений. По 11 таким «точкам» руководство парка обратилось с исками в арбитраж: суд признал строения самовольными и передал их в собственность парка (как владельца земли, на которой они построены). («Открытая» также касалась этой темы в статье «Городу суждено развиваться», №15 от 15 апреля с.г.)
Эти решения оспорила мэрия Ставрополя, и вот недавно кассационная инстанция в Краснодаре вернула дела на повторное рассмотрение в краевой арбитраж. 
По словам Кичко, это лишний раз свидетельствует, насколько запутанные схемы порой задействованы в земельных отношениях, порой в них нелегко разобраться даже юристам. 
Александр Кичко подробно рассказал об изменениях в гражданском законодательстве, как недавно принятых, так и ожидаемых. В частности, предлагается изменить систему взимания госпошлины за обращение в суд. Так, сегодня за обращение в арбитраж любой инстанции нужно заплатить лишь тысячу рублей. 
Этим успешно пользуются рейдеры, которые при минимальных затратах могут годами мурыжить в судах какую-нибудь фирму-жертву. 
Вероятнее всего, теперь будет установлена следующая такса госпошлины: 1,5% от стоимости иска при обращении в суд первой инстанции, 2% – при обращении в апелляцию и 3% – при обжаловании в порядке кассации.
Также обсуждается вопрос о сокращении полномочий арбитражных судов. Это касается порядка взимания так называемых технических штрафов – за неуплату работодателем обязательных отчислений в Пенсионный фонд или Фонд соцстраха. При этом сама сумма штрафа (180 рублей) зачастую меньше, чем судебные издержки. 
На Западе этот вопрос давно решен. Так, мелкие налоговые, трудовые, лицензионные споры вообще решаются во внесудебном порядке, в специальных административных комиссиях (что-то типа третейских судов). Вероятно, такой же порядок будет внедряться и в России. 
Ряд серьезных новшеств касается законодательства о банкротстве. В декабре, в самый разгар кризиса, был принят, по сути, новый закон о банкротстве. Он повышает степень защиты бизнеса от рейдерских атак и в то же время расширяет права кредиторов компании-банкрота. 
Но даже такой свежий закон постоянно совершенствуется. Так, недавно к нему был принят еще ряд поправок, расширяющих полномочия арбитражных управляющих. 
Теперь они могут оспорить сделки, которые направлены на увод из предприятия, находящегося в предбанкротном состоянии, оборотных средств или активов.
 Вынашивает Высший арбитражный суд еще одну судьбоносную идею – закрепить в законе такое понятие, как «материальная ответственность группы компаний». Представьте себе, существует некий всероссийский холдинг с массой заводов в разных регионах. И вот один такой заводик начинает чахнуть. 
Не дожидаясь объявления процедуры банкротства, московское руководство группы компаний выводит оттуда все активы и распределяет по другим своим предприятиям в других регионах. Ну а заводик-банкрот остается один на один с кредиторами, которым с него уже и взять нечего. 
Да, сегодня это законно. Но уже завтра, вероятно, будет попадать в категорию серьезных экономических преступлений. И отвечать за такие махинации теперь будет не региональный филиал какой-то компании, а ее головной офис. Что, кстати, очень логично – делить надо как прибыль, так и убытки…
 Александр Кичко подробно остановился на теме открытости арбитражных судов. В этом направлении, похоже, сделано очень многое. Так, на сайте краевого арбитража (по адресуwww.stavropol.arbitr.ru) публикуются все письменные жалобы и обращения от граждан и организаций, на сайте существует раздел «Вопрос председателю», в перспективе в арбитраже заработает телефон доверия. 
В финале пресс-конференции Кичко прокомментировал статью «Кто за нами шпионит?», опубликованную в 27-м номере «Открытой». 
Это письмо двух предпринимателей из Ставрополя, которые получили красочное «деловое предложение» от известного юридического агентства «СРВ». 
Суть его сводилась к следующему: «СРВ» напоминало предпринимателям, что в арбитраже рассматривается их иск к другой фирме, и осведомленно заявляло, когда и каким судьей будет рассмотрен спор.
По словам Кичко, ничего удивительного в такой осведомленности нет. Все судебные акты, принятые краевым арбитражем, в день вынесения выкладываются в формате PDF на официальный сайт. Участникам дела они могут дойти обычной почтой лишь спустя несколько дней. Аналогичные базы данных есть на сайтах всех арбитражных судов страны. 
Получить к ней доступ может любой желающий, причем судебный акт можно отыскать по целому ряду параметров: номеру дела, именам или названиям его участников, дате рассмотрения, правовой категории спора и т.д. И вовсе не вина арбитражного суда, что подобную информацию в корыстных целях используют некие нечистоплотные бизнесмены.

 

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий