Поиск на сайте

 

 

гробил уникальный Терский конезавод арбитражный судья Эрик Орловский, «присудив» его пастбища 70-летнему семеноводу-любителю. Незаконное, даже абсурдное, решение по этому делу отменила высшая инстанция

 

А ведь дело-то, которое предстояло рассмотреть судье Ставропольского арбитражного суда Эрику Орловскому, было весьма незатейливым, даже банальным. Это был иск, в основе которого лежала необходимость всего-то устранить - абсолютно очевидную! - кадастровую ошибку.
Но очевидные обстоятельства дела судейскими усилиями были превращены в такие непроходимые дебри, что стало понятно об их сугубо искусственном происхождении.
Фабулу ангажированного судейского своеволия и рассказала «Открытая» газета в публикации «Кто сойдет с ума?» (№35 от 7.09.2011 г.). Кратко напомним суть. Бывший работник Терконзавода №169 решил выделить купленные им 10 паев, сформировав земельный участок в 100 га.
ФГУ «Земельная кадастровая палата» трижды отказывало пенсионеру в постановке на кадастровый учет его замежеванного земельного участка, поскольку на данной территории уже давно сформированы - и оформлены в государственном кадастре недвижимости! - участки, находящиеся в собственности Терконзавода, старейшего предприятия по разведению лошадей чистокровной арабской породы…
Казалось бы, дело настолько очевидное, что проницательному судье Э. Орловскому не составит труда разобраться и вынести по иску законное решение. Два участка наложились друг на друга, то есть налицо явная кадастровая ошибка, поправить ее - и вся проблема. Ведь в рассмотрении земельных споров он не новичок. Так рассуждали стороны по делу - администрация Ленинского поселения Минераловодского района Ставропольского края, ЗАО «Терский племенной конный завод №169», ФГУ «Земельная кадастровая палата» по Ставропольскому краю, управление Росреестра по Ставропольскому краю, представившие отзывы в суд по делу простому и очевидному.
Ну и что же суд? Судья Орловский неожиданно задумался над этой коллизией надолго - подготовка слушания дела тянулась нарочито медленно. Закончилась весна, кончалось лето, а судья все что-то изучал, требовал документы - и снова изучал.
И вдруг в последний рабочий день перед отпуском вынес решение. Причем, не огласив ничего в заседании, через две недели вывесил решение на сайте суда.
Решение повергло в изумление участников процесса - росчерком пера, нарушив мыслимые и немыслимые процессуальные нормы, Орловский отдал пастбища уникального Терского племенного конного завода для формирования «огородика» 70-летнему семеноводу-любителю, даже ни разу не появившемуся в суде. И не случайно: за стариком со всей очевидностью стояли иные силы - с большими капиталами и обширными связями в структурах власти. Эти силы давно претендовали на пастбища конезавода, примыкающие к федеральной трассе, международному аэропорту и городу Минеральные Воды.
Земельные участки в этих местах поистине золотые для строительства коттеджей, чей бурный рост почти лишил элитное коннозаводство пастбищ, которых по государственному акту 1982 года было 11 тысяч гектаров, от которых год за годом отсекались участки под строительство. Огромными усилиями инвесторов и правительства края разграбление земель было остановлено, коллектив специалистов собран. Предприятие возродилось и окрепло настолько, что в прошлом году получило звание лучшего малого предприятия агропромышленного комплекса страны, а также в Москве награду «Золотой Меркурий» Торгово-промышленной палаты России.
Но картина возрождения российской славы арбитражного судью Эрика Орловского не проняла, не тронуло душу чувство гордости за державу. Хотя все это как раз и относится к понятию «внутренней убежденности», в соответствии с которым Закон дозволяет судье выносить свои вердикты. Ведь судья, обложенный талмудами законов, не бесчувственный робот. Попросту говоря, кроме Закона судья опирается еще и на собственное чувство здравого смысла, логики и справедливости.
Но в нашем случае попрано все - и здравый смысл, и логика, и справедливость, и - многократно! - нормы закона. Ведь судья так перестарался в защите интересов «огородника» (а в действительности - иных господ), что своим решением передал пастбища конезавода, о которых истец даже не просил.
Представители конезавода и госструктур подали апелляцию в вышестоящую арбитражную инстанцию, будучи абсолютно уверенными, что там-то пресекут беззаконие, поправят судью, допустившего при рассмотрении дела многочисленные процессуальные нарушения.
Но их ждало новое потрясение. Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд (он заседает в Ессентуках) в составе В. Казаковой (председательствующая), судей И. Егорченко, Ю. Луговой, рассмотрев в минувшем сентябре жалобу Терконзавода №169,  оставил решение Э. Орловского без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Словом, еще трое судей именем государства узаконили совершенно абсурдную коллизию, по сути, подписав смертный приговор единственному в стране предприятию, являющемуся национальным достоянием Российской Федерации.
С точки зрения права невозможно было понять, как опытные служители Фемиды могли столь безапелляционно и безмотивно отметать напрочь обстоятельства, лежащие на поверхности, и доказательства правоты ЗАО «Терский племенной завод №169», которые приводили и администрация Ленинского поселения Минераловодского района, и   ФГУ «Земельная кадастровая палата», и краевое управление Росреестра?!
Что подвигло ессентукских судей на такое единодушие, не делающее чести их профессионализму и даже морали? Отстаивали честь мантии своего ставропольского коллеги, типа «своих не сдадим»? Или были какие-то договоренности? Или что-то другое?
Но совершенно очевидно: суды первой и второй инстанций осознанно лишали представителей конезавода равноправных возможностей в состязательном процессе, подыгрывая лишь одной стороне.
Это следует и из постановления Кассационного арбитражного суда (Краснодар), рассмотревшего жалобу предприятия: «Поскольку при разрешении спора суды не установили все существенные для дела обстоятельства, а их выводы не соответствуют имеющимся доказательствам, решение и апелляционное постановление следует отменить, дело - направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ставропольского края.
При новом рассмотрении суду необходимо устранить нарушения, указанные в настоящем постановлении; установить и исследовать все обстоятельства, входящие в предмет доказывания и имеющие значение для правильного разрешения данного спора; дать оценку доводам участвующих в деле лиц и разрешить спор с правильным применением норм материального и процессуального права».
Из этой песни, как говорится, слова не выкинешь…
Но вот какую «песнь» услышат коннозаводчики при новом рассмотрении дела, мы, естественно, расскажем читателям «Открытой».

 

Сергей ГАЛЮГА,
депутат Совета Ленинского поселения
Минераловодского района,
Сергей ИВАНОВ,
генеральный директор
ЗАО «Терский  племенной конный завод №169»



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий