Поиск на сайте

 

 

Нелегальных автобусных перевозчиков на Ставрополье вернут в правовое поле, обещает министр отрасли Игорь Васильев

 

В прошлом номере «Открытая» начала беседу с министром дорожного хозяйства и транспорта края Игорем ВАСИЛЬЕВЫМ. Он рассказал, с какими финансовыми проблемами в министерстве столкнулись при формировании дорожного фонда на нынешний год, какие дороги даже в условиях дефицитного бюджета удастся отремонтировать и построить.
В сегодняшней же беседе мы решили обсудить два важных вопроса, которые при всем их тематическом различии неразрывно связаны интересами общества, стремящегося к открытости и прозрачности.
Первая тема – взаимодействие сми (конкретно – газеты «Открытой») и героев публикаций, приглашение к широкой дискуссии и обсуждению на печатных страницах разных точек зрения на любые вызовы времени.
Вторая тема особенно интересует жителей нашего края – автобусные перевозки по территории Ставрополья, сегодня вызывающие частые нарекания пассажиров.

 

– Итак, первая тема. Мы благодарны вам, Игорь Александрович, за то, что вы преодолели в себе негативные эмоции, связанные с критическими выступлениями «Открытой» газеты по деятельности министерства и отдельных его руководителей. Вы решили, что не стоит обидчиво отмалчиваться, надо публично обозначать свою позицию после критики в СМИ.
– Да, по-человечески я обижался на неправедные обвинения. В конце концов, я не случайный человек в отрасли, люблю свое дело, можно сказать, его фанат, иначе не стал бы работать сутками, уходя из кабинета даже за полночь.
Иногда мне казалось, что излишняя публичность – это ненужный пиар. Ведь сама специфика нашего министерства такова, что у нас нет каких-то сногсшибательных, ярких проектов, о которых можно постоянно рассказывать в прессе. Но все мы развиваемся, больше понимаем окружение.
Это честная и правильная позиция, ведь вы – большой руководитель и уже по определению публичный человек, который обязан терпеливо разъяснять обществу свою позицию и вести диалог даже со своими непримиримыми оппонентами.
– Согласен. Сегодня я осознаю, что критика в адрес министерства и меня лично звучала именно по причине недостаточной открытости. С этого года мы пересматриваем свое отношение к информационной политике. Готов отвечать на любые острые вопросы, но только на те, которые имеют под собой реальную почву.
Губернатор также нас ориентирует на то, что нужно быть максимально открытыми, чаще встречаться с журналистами и с общественными активистами. И я счел, что встреча с журналистами «Открытой» должна быть в числе первых. Ведь газета, без лести скажу, популярна во всех кругах, очень внимательно ее читают руководители министерств, ведомств, предприятий. Не могу не отметить, что, критикуя, вы все-таки очень много уделяете места проблемам транспорта и дорожного строительства.
– Редакция считает, что подобная ваша позиция в отношении СМИ – правильная, ведь от этого выигрывает все общество, на благо которого мы с вами работаем. В конце концов, если мы с вами будем даже с чем-то не соглашаться, то всегда можем обсудить это на страницах газеты.
– Абсолютно верно. Ведь я же не за льстивые публикации, я за объективные и доказательные.
– Ваш главный критик – профсоюзный лидер Галина Пасечник, человек яркий, эмоциональный, страстный. Вот, в частности, по поводу строительства обхода Новоалександровска она писала, что инертные материалы используются более низкого качества, чем предусмотрено ГОСТом. Потому, мол, и дороги соответствующие.
– Сразу замечу, что строилась дорога, когда я в министерстве не работал. Но как только вернулся в должность, сразу дал поручение поднять проектно-сметную документацию каждого объекта, который находится на протяжении этой дороги.
Мы провели проверку, и никаких нарушений по качеству материалов или работ не выявили. Так что обвинять нужно, имея документальные доказательства на руках, а не публикуя с ходу свои предположения в виде фактов.
– Но у Галины Пасечник немало вопросов по деятельности министерства, на которые она не получает ответов, а потому задает их со страниц «Открытой». Так не лучше ли вести с ней диалог? Вот вы готовы с ней встретиться?
– Конечно, готов. У меня к Галине Николаевне нет никакого личного предубеждения. Это ведь задача профсоюзного лидера – обличать, да и я далеко не первый министр в отрасли, которого она критиковала. Главное, чтобы это не было огульным, критикуя – предлагай.
Мы в министерстве в конце декабря создали Общественный совет, куда пригласили ветеранов отрасли, журналистов, ученых. И если будет желание, мы готовы включить в состав совета и Галину Николаевну.
– Замечательно! Мы передадим Галине Николаевне ваше предложение и со своей стороны его поддержим. Возможность открыто, лицом к лицу, высказать свои доводы всегда проявляет истинные детали любой спорной ситуации. Публичность в таких делах – гарантия справедливого и честного разрешения любого спора. Вы согласны?
– На этот вопрос я ведь уже ответил утвердительно...
– А следовательно, вы не будете против, чтобы судебные заседания по четырем искам, которые недавно предъявил директор ДЭСУ-2 Николай Буримов к журналистам «Открытой» и руководителю краевого автодорожного профсоюза Галине Пасечник, широко комментировались на страницах газеты разными сторонами?!
Пусть оппоненты приводят факты, свидетельства, а уж наши читатели, среди которых много дорожных специалистов, разберутся, кто говорит правду, а кто хитрит.

– Иски к «Открытой» мы отзываем, поскольку утверждаемся в возможности высказывать свою позицию и на ваших страницах.
Что касается профсоюза, то с сентября 2010 года у нас руководителем краевой организации является Федор Петров, который был переизбран вместо Пасечник на отчетно-выборной конференции. На этой конференции, кстати, присутствовал представитель Общероссийского профсоюза.
Именно Петров в 2011 году подписывал трехстороннее отраслевое тарифное соглашение с нашим министерством и работодателями – руководителями подрядных дорожных организаций края.
В декабре 2013-го министерство, профсоюз, а также Союз дорожников края (который возглавляет директор компании «Тракт» Александр Васильченко) заключили новое отраслевое соглашение на ближайшие три года, закрепив тарифную ставку первого разряда на уровне 7955 рублей. Причем теперь она «привязана» к величине прожиточного минимума трудоспособного населения края, который ежеквартально утверждается правительством.
То есть идет нормальный рабочий процесс. Что же касается Пасечник, то, насколько я проинформирован Петровым, все суды Галина Николаевна по восстановлению в должности профсоюзного лидера проиграла.
– Похоже, что Петров и ввел вас в заблуждение. Даем проверенную информацию. Год назад Пасечник выиграла апелляционную инстанцию краевого суда по признанию незаконным решений той самой конференции 2010 года, о которой вы говорите. То есть полномочия Петрова были прекращены.
На этом основании минюст края внес изменения в учредительные документы организации. Таким образом, Пасечник восстановлена в своих правах и ныне является законным председателем краевой организации профсоюза работников автотранспорта и дорожного хозяйства.
Информируем также, что Промышленный райсуд удовлетворил и иск Пасечник о взыскании 1,7 млн. рублей зарплаты. Но получить их она не может, поскольку Петров, уже будучи лишенным полномочий, странным образом сумел снять с банковского счета профсоюзной организации все деньги.

– Ну что ж, доверюсь вашей информации. Однако, по моим данным, в настоящее время с управлением минюста края судится уже Общероссийский отраслевой профсоюз работников автомобильного транспорта и дорожного хозяйства (Москва). И суд первой инстанции профсоюзом уже выигран.
– Ваш подчиненный Буримов счел критические публикации в «Открытой» умаляющими репутацию предприятия и его самого. Моральный вред он оценил в суммы, каждая из которых – с пятью нулями.
Между тем из имеющихся в редакции материалов проверок вытекает иной вывод: именно истец нанес ущерб государству, экономике края, всем нам, налогоплательщикам.

– По итогам прошлого года ДЭСУ-2 показало чистую прибыль в размере 40 млн. рублей, то есть оно обеспечивает наполнение доходной части бюджетов всех уровней, стабильно платит людям зарплату. При этом в крае есть дорожные предприятия, у которых прибыль в прошлом году составила 30 тысяч рублей. Вот сами считайте, кто наносит экономике края ущерб.
– Но тогда вернемся к вопросу, который уже поднимала не только «Открытая», но и другие краевые издания. В ДЭСУ-2 был демонтирован действующий асфальтобетонный завод (стоимостью не менее 50 миллионов рублей, как утверждают специалисты).
Причем демонтировали лишь его «верхушку» – металлические конструкции, оцененные в сумму, меньшую стоимости недорогой иномарки. По нашим источникам, этот «завод» существует в виде разобранных конструкций, складированных в Левокумском филиале Буденновского МДРСУ.

– Хочу возразить. Завод реально существует и успешно работает на предприятии, возглавляемом Евгением Буримовым. Балансовая стоимость завода составляет менее 900 тысяч рублей, а никак не 50 миллионов. Об этом говорят все финансовые документы.
В прошлом году завод был смонтирован в селе Левокумском и начал выпускать качественную асфальтобетонную смесь. Причем он был демонтирован, перевезен в Левокумское, смонтирован там без привлечения бюджетных средств, только за счет средств дорожного предприятия.
Благодаря этому заводу мы в прошлом году уже сдали две дороги с улучшенным покрытием «Урожайное – Турксад – Арзгир» (4 км) и «Степное – Иргаклы – Ачикулак» (1,5 км). Также мы провели дорожные работы по целевым программам ремонта внутридворовых территорий в Нефтекумске и Левокумском почти на 19 млн. рублей.
– Ну а теперь перейдем ко второй очень важной теме, интересующей ставропольцев. Ваш предшественник, министр транспорта Александр Павлов, на первой же пресс-конференции обещал, что победит перевозчиков-нелегалов. А они как стояли гурьбой вокруг ставропольского автовокзала, так и стоят...
– Когда нашему министерству передали «транспортные» функции, я об этой проблеме узнал сразу же. И сразу провел две встречи с перевозчиками – легальными и теми, кого вы называете «нелегалами». Чтобы их не обижать этим словом, поясню: это те, у кого нет заключенных с нашим министерством договоров пассажирских перевозок.
У нас ведь имеется лазейка в законодательстве, что можно осуществлять перевозки не по постоянному договору, а по заявкам. И этой лазейкой многие успешно пользуются. Мы пока статистику не подсчитывали, но огромная масса маршруток и автобусов в крае работает именно так, то есть не совсем в правовом поле.
– А можно их в это правовое поле вернуть?
– Для начала нужно понять, как они вообще дошли до жизни такой. Чаще всего слышал такую историю: мол, я всю жизнь отработал на маршруте, а потом закончился мой контракт, и я проиграл конкурс. Но клиентская-то база уже сложилась, и я остался работать.
Есть человек, который уже 25 лет возит людей из Кисловодска в Ставрополь, у него даже небольшой автовокзал построен с комнатой отдыха. Другой показывает исписанный блокнот: он с четырех часов вечера обзванивает всех, кого должен наутро везти, кому во сколько нужно быть в Ставрополе, и потом по дворам всех собирает. Я ему предлагаю: давайте вернемся в правовое поле, раз у вас есть пассажиропоток.
Сейчас мы внимательно смотрим конкурсную документацию, которая была в министерстве до меня. И я вижу очень много непонятного. Все конкурсы, по сути, были «заточены» под каких-то олигархов. Например, по направлению «Ставрополь – Старомарьевское» у нас семь рейсов были объединены в один конкурсный лот.
Ну какой перевозчик это потянет? Представьте, сколько нужно машин закупить, постоянно их обновлять! А у кого есть один микроавтобус, ему больше и не нужно, чтобы семью прокормить, – вот он и останется на этом направлении как «нелегал».
Я поговорил с этими людьми и услышал их предложения. Конкурсные лоты должны быть меньше, чтобы на тендер мог заявиться и частный перевозчик, а не только крупная компания. Договор по обслуживанию маршрута просят заключать не на семь лет, а на пять, но с условием, что каждые два года перевозчик будет обновлять свой транспортный парк.
Вот пример. Человек обслуживает перевозки из Тукуй-Мектеба в Абрам-Тюбе, это очень востребованный маршрут в Нефтекумском районе. Но существует почему-то нелегально. Мы сейчас обращаемся к администрации района, создаем согласительную комиссию, объявляем конкурс и вводим этого перевозчика в правовое поле.
– Но ведь нужно понимать, что на популярных направлениях (например, вокруг Ставрополя или Невинномысска) те, кого мы называем нелегалами, имеют стабильную клиентскую базу именно за счет дешевизны билетов. И многих просто нереально заставить заключить договоры, потому что при этом им придется поднять цены, а вместе с этим и потерять пассажиров.
– Конечно, всем мил не будешь. Но нужно сделать конкурсные условия максимально гибкими. Иначе у нас всегда будет результат прямо противоположный задуманному, – вместо того чтобы навести порядок, будем лишь плодить нелегальных перевозчиков.
Причем сами перевозчики мне говорят, что хоть у них договоров с министерством нет, но требования закона они соблюдают. Есть, мол, у них и доктор, и техник, которые осуществляют предрейсовый осмотр. И все эти доводы, конечно, тоже стоит внимательно перепроверить.
Многие говорят, что не могут работать легально, поскольку их «давят» автовокзалы, которые берут 15 процентов от стоимости билета. Тоже будем разбираться, почему такие невыгодные условия созданы. Может, стоит снизить эту надбавку, сохранив доходную часть автовокзалов за счет увеличения пассажиропотока. Как его увеличить? Через введение электронной продажи билетов.
– Игорь Александрович, а как будете выстраивать отношения с РЖД? Ваши предшественники, кажется, с железнодорожным ведомством в постоянной конфронтации находились по вопросу компенсаций за пригородные перевозки.
– Знаете, те условия, в которые перевозчик пытался поставить правительство края, для меня были тоже непонятны.
Я имею в виду, когда Северо-Кавказская пригородная пассажирская компания (СКППК) выставляла счета за оплату выпадающих доходов в двести, потом в триста миллионов рублей.
Как выяснилось, эти цифры были экономически ничем не обоснованы. В прошлом году из краевого бюджета СКППК было выделено 59 млн. рублей на компенсацию выпадающих доходов, но до конца года она сумела «выбрать» только 55 миллионов.
Плюс к тому из бюджета мы выплатили 16 миллионов на компенсации перевозок для студентов и учащихся. Эта же сумма предусмотрена и на нынешний год. А вот компенсацию выпадающих доходов по остальным, нельготным, категориям населения мы включать в бюджет этого года не стали. Он и так достаточно напряженный.
– Значит, конец года без электричек будем встречать?..
– Не будем. Понимаете, железнодорожные перевозки – это ведь бизнес, который нужно выстроить таким образом, чтобы билеты было выгодно продавать.
При тех огромных объемах перевозок, которые существуют сегодня на Кавминводах, компании трудно быть убыточной. Если это происходит, значит, нужно снижать издержки за счет ужесточения контроля: поставить турникеты или сделать универсальные карты. Есть ведь в других регионах успешные примеры.
В настоящее время к нам поступило предложение от Центральной пригородной пассажирской компании (ЦППК), которая работает под маркой РЖД (обслуживает Московскую железную дорогу – Ред.). Перевозчики прислали официальное письмо на имя врио губернатора Владимира Владимирова: предлагают создать в крае совместную операторскую компанию на принципах государственно-частного партнерства.
При этом никаких компенсаций, в отличие от СКППК, они не требуют. И на днях (29 января – Ред.) мы проводим в министерстве совещание по этому вопросу, послушаем предложения москвичей. Но в любом случае последнее слово будет за РЖД, которые и контролируют этот рынок.
– А электричка до Железновод-ска останется?
– Останется. Единственное, что мы вышли на РЖД с предложением оставить здесь два вагона вместо четырех. Если даже после этого по итогам года маршрут будет убыточным и перевозчик от него откажется, компенсируем автобусными перевозками. Но пока, судя по отзывам, приходящим от жителей Железноводска в министерство, рейс этот очень востребованный.
Два года назад РЖД объявили о том, что намерены реконструировать железнодорожный вокзал в Ставрополе. Даже сумму затрат объявили – полтора миллиарда рублей. Но потом почему-то всё заглохло. Значит ли это, что наш край для РЖД стал неинтересен?
– Нет, интерес есть! У меня вот на столе лежит проект компании «Развитие вокзалов» (это дочерняя структура РЖД), которая намерена в Ставрополе, Невинномысске и во всех городах Кавминвод на базе существующих вокзалов построить транспортно-пересадочные узлы.
Там планируется создать торгово-офисные площади, перехватывающие парковки, благоустроить прилегающую территорию. Будем также с инвесторами встречаться, беседовать.
Еще среди планов РЖД – пустить поезд от железнодорожного вокзала в Минеральных Водах до международного аэропорта по существующей грузовой ветке.
И не только железнодорожным транспортом будем заниматься. У нас большие планы относительно аэропорта Ставрополя, который имеет очень выгодное геополитическое расположение.
Я вижу перспективы его развития как транзитного узла для пассажиров, которые готовы летать из Сибири или с Урала на ближневосточные курорты. Будем работать с инвестором, кто бы это ни был.
Перед всеми министрами губернатором такая задача и поставлена: создавать инвестиционный климат в каждой отрасли, чтобы в Ставропольский край было надежно и выгодно вкладывать деньги.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий