Поиск на сайте

 

«Открытая» газета начинает публичный обзор наиболее циничных отписок госчиновников

 

«Отписка» - наиболее употребляемое понятие для характеристики деятельности отечественной бюрократии, в целом - ленивой, высокомерной, малопрофессиональной.

Но даже у этого дремучего «стиля деловой жизни», навязанного нашему обществу чиновничеством, есть, так сказать, свои уровни. Когда ни во что не въезжающий мелкопоместный начальничек от вас «отпихивается», отписывается – это противно, возмутительно! Примеров не привожу, у каждого из вас их воз и маленькая тележка. А сразу перейду к анализу самых что ни на есть страшных отписок - из правоохранительных структур, сразу разделяющих жизнь адресата на «до» и «после».

Самые судьбоносные ответы приходят, конечно, из прокуратуры – ведь это по сути последняя инстанция, куда с отчаянной просьбой «разобраться по Закону» обращаются часто безвинные, ошельмованные люди. А если им в ответ - откровенно циничная отписка - то это уже как «дострел»! Ломаются судьбы, опускаются руки, подсекаются крылья.

У этих отписок, как правило, высокочиновные авторы, причем постоянные – они на таких ответах словно бы специализируются. Даже не камуфлируясь, столь откровенно выворачивают факты, пренебрегают законами и должностными обязанностями, что поневоле задумаешься: если ОНИ так рискуют, то чего ради?!

Проверки Генпрокуратурой деятельности сначала калугинской, потом голованевской надзорной команды во многом ответили на этот вопрос: корысть и увод от наказания «своих» людишек.

Сегодня мы рассмотрим авторов злономеренных отписок по двум самым свежим историям, о которых «Открытая» газета недавно рассказала своим читателям.

«9 лет издевательств» - так называлась майская статья в нашей газете об изощренной травле двух престарелых вузовских преподавателей Мещеряковых их единственной соседкой по частному дому Андреянковой. Последняя задалась целью прихватить у стариков не принадлежащую ей собственность и преуспела в этом многоходовом деле, не имеющем никакой судебной перспективы в силу его абсолютной прозрачности: у стариков – все правоустанавливающие документы на собственность, а у Андреянковой – буквально никаких бумажек, кроме тех, которые раз за разом, издеваясь над законами, создавала для нее одна известная дама в мантии, которая буквально не выпускала это дело из своих рук. (О ней и ее методах мы расскажем отдельно в одном из ближайших номеров.)

Много раз Вера Дмитриевна пыталась попасть на личный прием сначала к Калугину, затем к сменившему его Голованеву, чтобы с документами, напрочь игнорируемыми ангажированной судьей, показать главным надзорникам, как издеваются над правосудием вышеназванные дамы.

Гнувшие одну линию Калугин и Голованев принимать вузовского преподавателя упорно отказывались. Теперь пора сказать почему. Да потому, что г-жа Андреянкова была «своей» в этом суровом доме - в не столь давние времена она работала здесь начальником кассационного отдела по надзору за законностью судебных актов.

Так что добиться, чтобы ее хотя бы выслушали в этом клановом сообществе, у ветеринарного врача Мещеряковой не было ни малейшего шанса. Более того, ее бесправие на защиту в надзорном органе края закрепила в официальном ответе начальник отдела по надзору за соблюдением прав и свобод человека и гражданина Н. Капарулина (вы только вчитайтесь в должность и содержание ответа-Авт.), сообщившая уважаемой Вере Дмитриевне: поскольку-де ваша жалоба «ранее полно и объективно проверялась», а вы, мол, еще смеете к нам обращаться повторно, то «...переписка с Вами прекращена».

9 лет издевательств над пожилой семейной парой дамы, когда-то (не поразительно ли?!) надзиравшей за исполнением законов, превратили преподавателя Ставропольского техуниверситета в инвалида: она то и дело попадает на больничную койку – под капельницы и сильнейшие препараты. Но даже это обстоятельство бывшая надзорница Андреянкова попыталась преподнести суду, как фальсификацию... Не удалось! Ведь не везде же работают ее единомышленники, готовые вгонять в гроб пожилую женщину, лишь бы удружить напористой экс-прокурорше.

...Совсем недавно Вера Дмитриевна в очередной раз выписалась из больницы, куда в тяжелом состоянии попала после очередного заседания, которое вела все та же судья, сильно дружественная Андреянковой. А на днях, впервые за долгие годы, Мещерякова попала на прием в краевую прокуратуру.

- Меня принял первый заместитель прокурора края Сергей Васильевич Дубровин. Наконец-то мои доводы, подкрепленные документами, выслушали со вниманием, я увидела человека, который был явно заинтересован в установлении истины и который все это искусственно раздутое дело обещал взять под личный контроль. Даже попросил позвонить ему по прямому телефону, - со слабой от физической немощи улыбкой рассказывала нам в редакции Вера Дмитриевна.

Между тем в «Открытой» уже лежало письмо из прокуратуры – ответ на публикацию «9 лет издевательств» за подписью зампрокурора края Ю. Карпенко. «То обстоятельство, что до возникновения таких споров Андреянкова В. Г. являлась работником прокуратуры края, не умаляет гарантированного государством права на судебную защиту ею своих интересов», - поучает г-н прокурор редакцию, сотрудников которой он в калугинские времена злонамеренно пытался привлечь к уголовной ответственности, уводя от наказания за беззакония именно прокурорских работников (они продолжают осуществлять надзор за исполнением законов и поныне).

Подписанный Карпенко ответ в редакцию не только отписка чистой воды, да еще и с ошибкой, искажающей смысл содержания. Это обвинительный документ в адрес самого г-на прокурора, свидетельствующий о том, что облыжно обвинить человека в преступлении, которого не было в природе, Карпенко - как раз плюнуть.

Вы только вчитайтесь, что он пишет в этом ответе (копия его ответа дана вверху страницы). Карпенко утверждает: Мещерякова преступление-де совершила, но в силу малозначительности дело, мол, было прекращено.

Между тем, если бы этот человек, давно засветившийся на отписках и на инициировании незаконных уголовных дел, хотя бы для проформы проверил это утверждение, появившееся, как мы убеждены, с подачи именно Андреянковой, то обнаружил бы в архиве собственного ведомства документ, свидетельствующий прямо об обратном: возбуждение уголовного дела в отношении Мещеряковой по заявлению Андреянковой прокуратурой прекращено за отсутствием состава преступления.

Этот же вывод сделал и Октябрьский суд, куда бросилась неуемная прокурорская дама с целью если не упечь престарелую соседку, то хотя бы навесить на нее «уголовщину». Поверивший Андреянковой на слово Карпенко здорово подставился.

Впрочем, какая это подстава - это стиль работы людей с родственными душами, одинаково пренебрежительным отношением к закону и гражданам, чьи конституционные права они попирают без колебаний.

Напомню, что в прошлом номере «Открытая» газета в статьях «На краю безумия» и «Генерал, я знала вас лейтенантом» рассказала, с каким цинизмом эти конституционные права были попраны в отношении заслуженного врача РФ, главврача ессентукского санатория «Целебный ключ» А. Попова.

Инициатором беспредела был мстительный ессентукский заместитель начальника УГРО, которого до сих пор уводит от ответственности краевая прокуратура в лице все того же Ю. Карпенко. Мы процитировали его умопомрачительную мотивацию, почему на беспредельщика в милицейской форме не заводят уголовное дело: «Поскольку допущенное нарушение закона имеет единичный характер, оснований для применения мер прокурорского реагирования не имеется».

Нужны ли тут еще какие-то комментарии, кроме констатации – страшно жить на свете, имея в надзорных органах таких вот защитников наших прав и свобод!

Эти публикации вызвали огромный читательский интерес: в день выхода газеты уже к полудню по крайней мере из киосков Ессентуков «Открытая» исчезла. Прочитав газету и пораженный случившимся, Попову тут же позвонил глава администрации Кавминвод В. Михайленко, укорил Алексея Алексеевича за то, что тот не поделился бедой с ним раньше, обещал взять дело под контроль.

И автора статьи, и жертву милицейского беспредела А. Попова донимали вопросами: какая, мол, реакция на публикацию милицейского генерала В. Силантьева и прокурора Ессентуков О. Васильева.

Отвечаем: от генерала пока ни ответа ни привета, ни даже телефонного звонка. Но поскольку вопросов ему было задано много, полагаем, что генералу надо время для обдумывания ответа - достойного его ответственных задач по защите на КМВ законопослушных граждан от разной беззаконной шелупони.

Зато в день, когда газетный номер со статьями попал к читателям, Попов вдруг получил от ессентукского прокурора Васильева ответ. Но ответ совершенно бессовестный - и вот почему: теперь прошу особое внимание обратить на даты. Попову конверт из прокуратуры пришел 3 августа с ответом Васильева, датированным 10 июля 2007 года. В нем он - впервые официально! - уведомил адресата о том, что «25 мая уголовное дело в отношении сотрудников уголовного розыска ОВД, возбужденное 8 декабря 2006 года по факту злоупотребления должностными полномочиями, приостановлено ст. следователем Хачатуряном в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению к ответственности в качестве обвиняемого».

Сопоставив даты, вам не хочется закричать во все горло: так ведь за злоупотребление должностными полномочиями пора привлекать к ответственности самого прокурора Васильева. Того самого надзорного «правозащитника», который мордовал заслуженного врача и его адвоката отписками, в открытую саботировал исполнение закона и требования Генпрокуратуры и всем телом закрывал следователя Хачатуряна, упорно хоронившего дело «в связи с неустановлением лица...». И теперь на голубом глазу собственноручно расписывается в безобразнейшем отношении и к делопроизводству, и к собственным обязанностям, и к конституционным правам граждан.

Но и это еще не все. В день выхода газеты - опять же по совпадению (которое, впрочем, всегда показательно) - Попову от сотрудника краевой прокуратуры Саруханова приходит отписка - подчеркнуто небрежная, эдак через губу - потому что даже без подписи (см. копию).

Саруханов сообщает, что заявление в защиту Попова, поданное на имя прокурора края Уполномоченным по правам человека в СК А. Селюковым, отправлено им... прокурору Васильеву с предписанием ответить адресату.

Чего и говорить, это известие, полученное через вторые руки, самого Селюкова сразило наповал. Столь неуважительного отношения к нему не только как к коллеге (в свое время Селюков и сам был далеко не худшим прокурором края), но и как к должностному лицу, он еще не видывал.

Но главное было в другом: налицо грубейшее нарушение действующего законодательства, внутриведомственной Инструкции и приказа Генпрокурора РФ о порядке рассмотрения жалоб, обращений и приема граждан в надзорных органах.

Категорически запрещается направлять заявления должностным лицам, действия которых оспариваются, а в самих жалобах содержатся сведения о наиболее грубых нарушениях прав и свобод личности.

А ведь именно такие сведения о деятельности прокурора Васильева содержались в заявлениях как самого Попова, так и в обращении А. Селюкова к прокурору края И. Полуэктову.

Более того, в своем письме омбудсмен сообщал о неправомерных действиях заместителя прокурора края Ю. Карпенко, исполнявшего на момент рассмотрения очередной жалобы Попова обязанности прокурора края, и исполняющего обязанности старшего помощника прокурора по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и оперативно-розыскной деятельностью Э. Чумакова.

И вот эти сведения для реагирования и ответа заявителю отправляются прямиком к одному из главных саботажников Васильеву?! А ессентукский прокурор приобщает обращение омбудсмена к делу, которое именно сам и похоронил, не дав ему правового хода. Словом, мертвому (делу) припарка! Трудно придумать более циничной и беззаконной многоходовки - отписки-отлупа.

Кто поверит, что опытный процессуалист И. Полуэктов мог поручить рядовому сотруднику отдела по надзору за процессуальной деятельностью решать вопрос за него, главу краевого надзорного ведомства!

Невозможно и представить, что внимательный к заявителям, уважительный к гражданам, толпой идущим к нему на прием, Иван Васильевич мог так «отбрить» Селюкова, своего коллегу и должностное лицо с госполномочиями! Тем более, что буквально накануне Полуэктов и Селюков подписали Соглашение между своими ведомствами о взаимодействии в вопросах защиты прав и свобод человека и гражданина.

Вопрос возникает очевидный: кто в этой истории так откровенно подставил нового прокурора края? Ход событий представляется таким. Огромный объем работы в ведомстве, где все шатко и валко, свалился на Полуэктова в одночасье.

Понятно, что часть из того, что требует его личного участия, «переварено» быть не может чисто физически, даже если бы он работал сутками напролет, не выходя из служебного кабинета.

Следовательно, кто-то «помогает» ему, переключая функции главы ведомства на себя и при этом действует в привычном для себя режиме и стиле злостного отписчика и отпихивателя от решений по принципиальным и неотложным вопросам.

Кто этот (или эти) конкретный персонаж? Да, видимо, тот (или те) , кто дал тишайшее указание ни в коем случае не допускать на недавнее расширенное заседание коллегии краевого надзорного органа самых опасных своих оппонентов, которых, не приведи господи, мог услышать присутствовавший на этом важнейшем мероприятии заместитель генпрокурора РФ Иван Сыдорук.

Опасными для себя они, по всему, сочли омбудсмена А. Селюкова, посмевшего указать отдельным прокурорским товарищам на их беззакония, и «Открытую» газету, публично и поименно этих господ изобличающих. И про которых вот уж точно не скажешь словами их любимой «отмазки»: «неустановленные лица». Мы эти лица установили и назвали поименно не по одному разу и в прошлых статьях, и в нынешней (будем вытаскивать на свет божий злостных отписантов и в будущем).

Уж куда как очевидна выпирающая наружу всеми своими пружинами версия, что безоглядную смелость ессентукского прокурора Васильева питает огромная поддержка вышестоящего краевого начальства в лице зампрокурора Карпенко. Того самого, кто всех нас, неразумных граждан, официально уведомил: мол, коль человек закон переступил единожды, то какие могут быть к нему меры прокурорского воздействия, особенно если этот «единичник» – из Системы, а потому при нужных связях и оголтелой поддержке чего бы не совершил.

Ясно, что пока эти саботажники имеют возможность чем-то «рулить», да еще с их стремлением этот «руль» - не по чину (и часто в сугубо в личных интересах) - перехватывать у вышестоящего начальства, мы будем иметь в крае тот надзорный орган, который имеем. С теми же (ставшими просто невыносимыми) пороками деятельности, жесткую оценку которым дали проверяющие из Генпрокуратуры в феврале этого года и которую еще раз в самых нелестных, разгромных выражениях обозначил на коллегии И. Полуэктов.

Новому прокурору сейчас трудно, архитрудно. На кого ему положиться, опереться, чтобы не схитрили, не дезинформировали, не подставили, как вовсю пытаются делать?! Судя по всему, единомышленников у нового прокурора, решившего сломать негативные тенденции в ведомстве, пока мало.

Но в этом красивом здании на проспекте с революционным названием они есть, точно есть! Но эти не растерявшие чести люди тоже устали от беспредела своих «коллег». Однако вынуждены молчать, потому что те, другие, сильнее их своими властными возможностями и у них много «клонов» на местах. А вместе эта оголтелая рать – пока сила! Темная сила, дестабилизирующая общество, отнимающая веру людей в торжество истины, правосудия.

Но все равно просвет уже появился. Вспомните, как после девяти лет издевательств над пожилым вузовским преподавателем В. Мещеряковой, в которых приняли участие бывшие и действующие прокурорские начальники, эту женщину впервые в этом здании по-человечески приняли и выслушали. Потому что здесь появились новые люди, с другим правовым мировоззрением и отношением к Закону.

В стремлении изменить порядок вещей в надзорном органе Полуэктова явно поддерживает ставропольское общество, с надеждой взирающее на его первые и обнадеживающие шаги. Его поддержат десятки, если не сотни бывших сотрудников этого ведомства, честных, опытных, грамотных, но оказавшихся ненужными прежним руководителям именно в силу того, что пытались сопротивляться набиравшему обороты беспределу.

Главное, чтобы эти здоровые силы нашли путь друг к другу, без предубеждения и старых обид помогли восстановить правовое пространство на всей территории нашего замечательного края.

 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА,

главный редактор «Открытой» газеты,

член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в СК



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий