Поиск на сайте

 

 

В пытку холодом превратили жизнь семьи инвалидов коммунальщики Невинномысска

 

Знала бы жительница Невинномысска Ольга Мамонова,когда 32 года назад получала квартиру в новом доме, какие испытания ей уготовлены… Хотя знак был. Вселялись в морозный декабрьский день. И в первую же ночь ребенка уложили спать одетого, в шапке: было холодно.
И все последующие годы  «квартире в доме по улице Степной, 10 не хватало того, что называется «тепло домашнего очага». «Очаг» вроде бы наличествовал - вот они, батареи центрального отопления. А тепла не было.
В холодные дни столбик термометра в комнатах опускался до 7 градусов. Температура батарей вместо положенных по инструкции «не ниже пятидесяти» не поднималась выше двадцати градусов. 
Первые годы с проблемой обеспечения теплом конкретного человека билась советская власть. Страна в те годы неуклонно погружалась в застой, но, тем не менее, отдельные победы на отдельных направлениях ей еще удавались. 
Письма, подписанные несколькими десятками жильцов обреченного на вымерзание дома, тщательно изучались в партийных и советских инстанциях. После очередной жалобы в доме  появлялись хмурые личности в стеганках, резиновых сапогах и с разводными ключами. Они погружались в недра подвала, крутили, пилили, варили. И уходили. Становилось вроде бы потеплее. Но потом все начиналось сначала. Правда, в некоторых квартирах тепло оставалось. Так в течение трех десятилетий длилась эта титаническая схватка. В каких-то квартирах тепло восстановилось навсегда, в каких-то временами-то ничего, то похуже. 
Хуже всех дела обстоят  у Ольги Ивановны. Хотя даже в ее квартире в одной из трех комнат в последнее время  относительно тепло - сюда и сбивается семья на ночь в зимние времена. Но и тут приходится обращаться  к помощи подручных средств, а именно грелок. Но грелок не обычных, не аптекарских, а шестилитровых баклаг. Ольга Ивановна нагревает их на газовой плите, а потом укладывает под одеяло.  Когда очень холодно, Ольга Ивановна перетаскивает кресло в ванную, включает газовую колонку и, немного согревшись, засыпает.
Жалобы Мамонова пишет уже больше по инерции. Не видит в них  прока. Жизнь, можно сказать, почти прожита, и  свои коммунальные мытарства  она воспринимает как судьбу. Уехать со своей семьей отсюда она не может. Хотела бы, да не получается: покупатели приходят, наводят справки и исчезают. Ее квартиру не продать. Хотя некоторым жильцам удалось поменять квартиры.
В январе прошлого года мэр В.И.Ледовской прислал  ответ на ее письмо, которое она уже и не помнит когда отправила городским властям. 
Из письма Ольга Ивановна узнала, что комиссия в составе главного социолога администрации города В.С.Рябчука, директора МУП «Теплосеть» А.В. Самойловича, мастера участка №3 МУП «Теплосеть» А.Б. Брошко обследовала дом. По каким-то причинам, известным только членам комиссии, в квартиру Мамоновой они попасть не смогли. Так что замерили температуру батареи в квартире №32, на другом этаже. Выяснилось, что с этой батареей все в порядке. То ли они решили, что батарея, как солнце, греет  всем одинаково, то ли затесавшийся в компанию социолог надоумил  высчитать среднюю температуру по всему дому. Одним словом, получилось у них неплохо. То есть тепло.
На таком материале родился ответ главы  города, в котором гражданке растолковывали, что волнуется она напрасно, а претензии к тепловикам, изложенные в жалобе, блестяще опровергнуты комиссией. Комиссия установила, что  в комнате «тепло». Стало быть, так оно и есть.
Было бы большим преувеличением сказать, что это сообщение потрясло Ольгу Ивановну. Она и не с таким сталкивалась. В ее коллекции хранится  уже поистершийся документ аж 1995 года. Это акт обследования ее квартиры, подписанный заместителем начальника управления муниципальным хозяйством города Ю.Е.Рыбенко. В акте  зафиксировано, что температура в ее квартире составляла 14 градусов. При этом цифра 4 была аккуратненько замарана и поверх нее твердая рука вывела «8». Получалось «18». 
В ответ на  негодующее «Что же вы написали?» Рыбенко скорбно потупил взор и проговорил: «Если я поставлю 14 градусов, меня уволят с работы».
Сколько еще потом было  таких, которые не хотели, чтобы их уволили!
Чины повыше терпеливо разъясняют Мамоновой, что квартира у нее угловая, на пятом этаже. Для вящей убедительности оперируют замысловатыми терминами. Тут тебе и «обратка», и «кольцевая». А потому нет давления в трубе, а раз нет давления – нет тепла. Чины же совсем мелкие, которые орудуют не словами и бумажками, а ключами и плоскогубцами,  те и вовсе не балуют деликатностями просительницу, намозолившую им за много лет глаза. «Ты, сука, пиши, а мы будем ходить и температуру мерить...» Или же еще проще: «Не нравится тут - уматывай...»
Потому с осени до весны коротают время трое инвалидов в одной комнате, закрыв наглухо форточки. Особенно тяжело мужу. Когда-то он получил производственную травму, перенес восемь тяжелых операций. Ему нужен воздух. Врачи рекомендуют спать при открытой форточке. Но какая тут открытая форточка? Окна полиэтиленом затянуты. Комната неделями не проветривается. Дверь на балкон на зиму тоже замурована в целях сбережения тепла. Спуститься на свежий воздух с пятого этажа для него совсем не легкая задача.
Вознамерилась было  Ольга Ивановна подать в суд на коммунальщиков, чтобы закон заставил их выполнять свои профессиональные обязанности, а заодно установить в судебном порядке, что человеческому гению в начале третьего тысячелетия вполне по плечу не только расшифровать геном гомо сапиенса, но и подать пар по трубам до пятого этажа. 
В конце концов, как-то же  отапливаются квартиры на четырнадцатом этаже в высотках Невинномысска? И давления хватает. Да что там высотки! В одном из соседних подъездов несколько лет назад поселилась чета. Как выяснилось, большие приятели тогдашнего начальника «Теплосети» Хмельницкого. Подъехала бригада слесарей и пожалуйста: батареи - пальцем не дотронешься. С тех пор жильцы этого подъезда под челобитными не подписываются. 
Так вот, в суде умные люди Ольгу Ивановну отговорили: брось думать! Здоровье потеряешь, а ничего не добьешься. Она поверила.
Однако сидеть сложа руки, несмотря на то, что сама инвалид и с трудом передвигается, не могла. Попробовала прибегнуть к помощи народных заступников – депутатов. До-бралась даже до председателя городской думы Н.М.Богдановой. Надежда Михайловна сочувственно выслушала просительницу и тут же позвонила директору «Теплосети». Тот засвидетельствовал глубочайшее почтение городскому спикеру и заверил: «бу сделано». 
Ольга Ивановна усомнилась. И не ошиблась. Водится за городскими коммунальщиками такая слабость – не выполнять свои обещания. А когда Ольга Ивановна снова пробилась к председателю думы, та  развела руками: а  что я могу сделать? У нас, депутатов, никаких прав нет.
Вялое течение этой эпической истории было  нарушено появлением на улице Степной представителей городской общественной организации «Народный трибунал». 
П равозащитники поведали об истории Мамоновой в своей газете и призвали общественность организовать общественный суд над бездушными бюрократами вроде руководителя МУП «Теплосеть» А.В.Самойловича. Обсуждалась идея установить в центре города доску позора, на которой вывешивать портреты чиновников, признанных виновными в нарушении гражданских прав горожан.
После появления газеты Ольге Ивановне звонили многие знакомые. «Ну, наверное, тебя комиссии замучили, которые проверяют факты?» Если бы: никто не отреагировал на публичную критику.
«Теплосеть» не дрогнула и стойко перенесла набег общественников. А сам Самойлович так надежно укрылся в ведомственных бастионах, что все попытки редактора зарегистрированной газеты «Народный трибунал» Сергея Синицкого добиться аудиенции  завершились полным крахом. Чиновник не нашел свободной минуты, чтобы принять журналиста. 
На всякий случай Ольга Ивановна собралась с силами и наведалась в общественные приемные нескольких кандидатов на пост главы города. Одного из них уже избрали мэром. А вдруг он... Делов-то - поставить трубу побольше диаметром. Надежды, конечно, особой нет. Но  что делать?
Нашей власти очень повезло с народом, который может приспособиться ко всему. В том числе  и приноровится спать в мерзлой комнате в обнимку с горячей флягой.

 

Виктор ГОРДЕЕВ
Невинномысск



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий