Поиск на сайте

 

 

При участии правоохранительных и судебных органов и при полном бездействии краевой власти рейдерство сельхозпредприятий, обрушающее экономику края, приобрело на Ставрополье угрожающие размеры

 

Богатое наследство не дает покоя
На днях в селе Донском Труновского района работники СПК «Колхоз им. Ворошилова» провели пикет у стен районной администрации. Люди требовали от властей немедленного и решительного вмешательства в ситуацию с рейдерской атакой на предприятие. На площадь вышли полсотни человек, молча выстроились в шеренгу, развернули плакаты. Однако неординарное для райцентра (как, впрочем, и для всего края) событие не вызвало у чиновников ровно никакого интереса.
Спустя полчаса после начала пикета к митингующим подошел Михаил Давыдов, глава села Безопасного, собственно говоря, и существующего за счет бюджетных отчислений от работы сельхозкооператива. Позицию свою обозначил так: «Я полностью разделяю требования митингующих и очень обеспокоен происходящим».
Спустя еще полчаса на площади появился руководитель сельхозуправления района, он же исполняющий обязанности главы районной администрации Юрий Логачев. С его слов стало известно, что губернатор и министр сельского хозяйства края ситуацией владеют и «она вызывает у них крайнюю обеспокоенность». Так же убедительно Логачев заверил и в «обеспокоенности» главы района Николая Великданя, находящегося в отпуске.
Между тем «обеспокоенность» всех ветвей власти (даже тех, что пока еще формально считаются самостоятельными, - муниципальных районов и поселений) ничуть не способна умерить аппетит рейдеров.
Более того, захватчики действуют с такой наглой уверенностью, что может показаться: именно эта странная «обеспокоенность» и питает их силы. И, как водится в таких случаях, неважно, что у прихватизаторов нет и малейшего законного основания отщипнуть от колхозного пирога - было бы желание его заглотить. А желание такое есть, и немалое. 
Бурным потоком события в хозяйстве стали развиваться после смерти в июне нынешнего года его бывшего председателя Виктора Ивановича Свиридова - Героя России, человека непростого характера, но во всех смыслах достойного. Четверть века руководить крупнейшим в крае сельхозпредприятием, особенно в нынешние времена махрового правого нигилизма, - это уже подвиг. 
Колхоз вошел в сотню самых эффективных предприятий России. В постоянном обороте здесь находится 21 тысяча гектаров земли, на балансе числятся 2100 голов крупного рогатого скота, 7300 овец, 4300 свиней, мощный машинно-тракторный парк, крытые тока, зерносклады, мельница, пекарня, колбасный цех. Две трети ежегодного намолота приходится на качественное продовольственное зерно.
Но главное наследство, оставленное Свиридовым колхозникам, - это стабильность, которой их и пытаются лишить.

 

Наша милиция нас бережет 
После скоропостижной кончины Виктора Свиридова встал вопрос об избрании нового председателя. Кандидатов на высокий пост оказалось четверо: главный инженер колхоза Станислав Теряев (впоследствии взял самоотвод), руководитель центральных ремонтных мастерских Сергей Таранов, заведующий мясокомбинатом Михаил Пронякин и Евгений Свиридов, племянник бывшего председателя, руководитель свинотоварной фермы.
17 июля всех (кроме Свиридова-младшего!) вызвали в краевую прокуратуру, чтобы предупредить о недопустимости нарушений при избрании председателя. Как выяснилось, накануне  в прокуратуру поступили данные, «свидетельствующие о возможном (?! - Авт.) оказании давления на членов СПК «Колхоз им. Ворошилова». В таком случае, как втолковали кандидатам надзорники, распоряжение имуществом кооператива, а также зерном нового урожая будет считаться незаконным.  Инициировал разбирательство, понятно, Евгений Свиридов. 
А спустя пять дней СПК навестила представительная делегация из краевого ОБЭП в составе двух подполковников, майора, капитана и двух старших лейтенантов с постановлением  о проведении оперативно-розыскных мероприятий за подписью первого замначальника ГУВД края - начальника криминальной милиции генерал-майора Виктора Барнаша. Основанием для проверки послужил донос на Михаила Пронякина, якобы «имевшего намерение» похитить на пару с и.о. председателя А. Бондаренко две тысячи тонн колхозной пшеницы.
То, что Пронякин в силу своих должностных обязанностей и близко не был допущен к уборке, а уж тем более к реализации зерна, ни доносителя, ни милицию, видимо, не интересовало. Да и как втихую вывезти две тысячи тонн зерна, ведь это добрая сотня «КамАЗов» с прицепами!
Со стороны донос может показаться плодом горячечного воображения, если бы не один нюанс: на тот момент Пронякин на промежуточных выборах председателя выбился в лидеры. Короче, милицейский визит очень напоминал операцию по устранению конкурента, что нашло свое подтверждение. 
Несмотря на то, что оперативно-розыскное мероприятие предусматривало только обследование зданий и транспорта хозяйства, сотрудники ОБЭП учинили в колхозе настоящий разудалый налет. Изъяли бухгалтерские документы, причем связанные не только с хранением и отпуском зерна, но еще с начислением зарплаты сотрудникам кооператива. Опись накладных вели так, будто работали на заготовке макулатуры. Без церемоний ходили по кабинетам, переворачивали мебель, шмонали личные вещи. А в завершение заботливо опечатали зернохранилища.
В результате облавы деятельность предприятия была практически парализована. Вот и размышляй тут, какую цель преследовали милиционеры, если сами создали условия для хищения имущества кооператива. 
Казалось бы, чтобы отрядить в хозяйство столь мощный десант, краевое милицейское начальство должно было иметь максимум исчерпыва-ющих сведений о готовящейся крупной афере. Но уже через день изъятые документы предприятию вернули, распечатали зернохранилища. При этом, правда, строго предупредили: отгружать зерно колхоз может только в присутствии милиции. 
Очень уж подозрительная «обеспокоенность» со стороны краевого ГУВД делами частного предприятия! Иной раз до милиции годами не докричишься, а тут на тебе: поприсутствуем, поглядим, кабы чего не вышло. 
Между тем милицейский наезд незамеченным не остался. Кооператив направил в краевую прокуратуру коллективную жалобу на действия сотрудников ОБЭП. По итогам ее рассмотрения надзорный орган подготовил представление на имя начальника ГУВД края о привлечении бригады проверяющих к дисциплинарной ответственности.
Более того, в краевое Следственное управление направлены материалы проверки для решения вопроса об уголовном преследовании сотрудников ОБЭП по ст. 282 УК РФ («Превышение должностных полномочий»).

 

Долой колхозную власть!
Выборы нового председателя состоялись 28 июля. Две трети голосов набрал Сергей Таранов. А вот Евгения  Свиридова, приложившего столько усилий к тому, чтобы занять дядино место, коллектив не поддержал - в его активе оказались скромные 10 процентов голосов.
Поначалу на выборах намеревалась попробовать себя и вдова Виктора Свиридова Анна Дмитриевна (старший инспектор отдела кадров), но вовремя одумалась и заявление свое забрала. И правильно поступила, ведь особых управленческих способностей никогда за ней не водилось. Коллектив между тем рассудил так: в случае ее избрания делами колхоза фактически будет распоряжаться ее зять Дмитрий Мозжерин, членом кооператива не являющийся, зато неплохо зарабатывающий на торговле зерном, в том числе собранным и на полях СПК. Вариант, мягко говоря, не из лучших.
Про Мозжерина в этой грязной возне семейного клана за должность председателя мы упомянули не случайно - к нему мы еще вернемся, но чуть позже. Пока же обратимся к сути публичных семейных маневров. 
Итак, роль стенобитного орудия в них отвели Евгению Свиридову. За неделю до выборов (аккурат к сорока дням со смерти дяди) он обратился с иском в Труновский районный суд с требованием признать недействительным решение собрания пайщиков от... 20 февраля, на котором еще Виктора Ивановича Свиридова, как всегда единогласно, переизбрали на очередной, шестой срок. С чего бы вдруг племянник стал ворошить дела давно минувших дней?
Имея ничтожный рейтинг, он задумал провернуть схему, позволяющую сменить колхозную власть. Свиридов-младший ходатайствовал перед судом «о приостановлении полномочий правления хозяйства и передаче их наблюдательному совету из числа членов кооператива». А между делом предложил и состав наблюдательного совета: вдову покойного председателя А. Свиридову, скотника Казакова и водителя Ковалевского (чем замыслы свои выдал с потрохами - очень уж нестерпимо хочется кушать).
Очевидно: во что бы то ни стало семейству нужно хотя бы на время до-рваться до штурвала предприятия, ведь по закону о сельхозкооперации полномочия у наблюдательного совета весьма обширные. Он, например, вправе временно (до решения общего собрания) приостановить полномочия членов правления кооператива, приняв их функции на себя.
Ну а дальше можно вытворять с колхозом что заблагорассудится. По своему усмотрению продавать зерно - по любой цене и кому угодно. А то и вовсе превратить СПК в ЗАО, где контрольный пакет акций останется за семьей, которая и станет безраздельным властителем предприятия с активами под миллиард рублей.  
Требования свои истец подкрепил тем, что его якобы не пригласили на то самое февральское собрание, он-де в нем не участвовал, а это, мол, грубейшее нарушение закона о сельхозкооперации. То есть почти полгода председательство дяди было самым что ни на есть законным, и племянника оно очень даже устраивало, а теперь вдруг решил добиваться правды!
Но тут обнаружилась очередная афера, наглядно подтверждающая: в попытках верховодить кооперативом племянник действует не в одиночку. 13 июня, сразу после похорон председателя, Анна Свиридова попросила открыть его кабинет, чтобы забрать личные вещи, а заодно прихватила с собой и папку с документами собрания. Ну разве откажешь, ведь Анна Дмитриевна - главный кадровик хозяйства. Однако в суде Свиридова пошла в отказ: никаких, мол, документов не брала и вообще к этой истории непричастна.
Пришлось новому колхозному руководству привлекать милицию, которая установила, что вдова действительно забирала папку с документами, после чего они бесследно пропали. Вместе с тем в возбуждении уголовного дела в отношении А. Свиридовой было отказано.

 

Наблюдательная троица к бою готова
Документы февральского собрания восстановили, кроме одного - заявления Виктора Свиридова о включении его в список кандидатов на должность председателя. Но ведь в протоколе собрания ясно сказано: присутствовали на нем все уполномоченные кооператива и голосовали единогласно. 
Это же подтвердили и два десятка свидетелей, вызванных в суд. Более того, судье представили фотографии с собрания, на которых Свиридов-младший сидит в зале. Доказательств же того, что голосовал он под давлением, суду представлено не было. Да и где их взять?
И как, вы полагаете, суд отреагировал на эти махинации с документами и фантазии истца? Очень даже положительно. 4 сентября судья Трунов-ского райсуда Александр Чупринин полностью удовлетворил иск Свиридова-младшего. Решение свое аргументировал тем, что при избрании председателя были допущены нарушения закона о сельхозкооперации. Таковых судья насчитал два. 
Во-первых, о предстоящем собрании членов кооператива извещали не в письменной форме, а через объявление, вывешенное на здании правления СПК. Во-вторых, в протоколе нет сведений о времени проведения собрания, даты извещения уполномоченных об этом времени, даты представления материалов, прилагаемых к повестке дня, и отметки о правомочности собрания.
С допущенными формальными огрехами члены кооператива согласились. Однако с тем, что они ставят под сомнение легитимность избрания Виктора Свиридова, - нет. И обжаловали решение Чупринина в краевом суде. 
Тем временем в колхозе началась подготовка к новым выборам председателя. В полном соответствии с законом о сельхозкооперации разослали именные приглашения ассоциированным и работающим членам кооператива, провели собрания в первичных коллективах, выбрали новое правление, наблюдательный совет и председателя. И снова руководителем хозяйства стал Сергей Таранов, только на этот раз получивший уже стопроцентную поддержку.
Но и семейство тоже не дремало. В производстве проверенного судьи Чупринина оказался очередной иск Евгения Свиридова: первое избрание председателем Сергея Таранова 28 июля считать недействительным.
Тут же на подмогу семье с другого фланга на всех парах подоспела из краевого ГУВД бригада сотрудников оперативно-розыскной части по борьбе с коррупцией и экономической оргпреступностью. На этот раз проверяли информацию о том, что в центральной ремонтной мастерской (которой до избрания руководил Таранов) расхищались материальные ценности. Кто натравил милицию на нового председателя, догадаться несложно.
Ничего компрометирующего оперативникам нарыть не удалось, как ни старались. Зато в хозяйстве поползли слухи, будто Таранова вот-вот уберут с поста, этот вопрос согласован-де с руководством краевого суда. Что, кстати, только укрепило доверие к новому председателю.

 

Тайный советник обнаружил себя
А теперь, как и обещали, несколько слов о роли в этой истории зятя Анны Свиридовой Дмитрия Мозжерина, который явно светиться не хочет, но, как выяснилось, находится в самой гуще событий. На днях на редакцию «Открытой» вышел сам Дмитрий Владимирович.
Понятно, хотел рассказать «иную правду», а точнее, через газету ударить по Таранову - аргументов-то, подтверждающих правоту семьи, у Мозжерина нет. Да и откуда им взяться, если формально он вообще не при делах - суды исками закидывает племянник бывшего председателя, кое-где подключается вдова.
На редакцию Мозжерин вышел тайно, через посредников. Осторожно намекнул, что его поддерживают очень серьезные люди, которые не позволят коллективу удержать Таранова в кресле председателя, - на подходе, мол, очередные иски, проверки, уголовные дела. Но почему именно Мозжерин вышел на «Открытую», а не другие члены семьи, что было бы, согласитесь, логично?
Живая заинтересованность зятя в атаке на предприятие прояснилась после доверительного разговора с работниками кооператива: Таранов - человек свободный от родственных обязательств перед семьей, а потому под угрозой обрушения оказались давно обкатанные Мозжериным каналы по продаже зерна, в том числе, возможно, и из запасов кооператива. 
И вот новый заход. На днях «от лица своей семьи и десятков простых людей - колхозников, членов СПК «Колхоз им. Ворошилова» Мозжерин разослал письма в Минсельхоз и правительство края, а также в Управление Президента РФ по работе с обращениями граждан. Один пассаж стоит того, чтобы его процитировать.
«В ходе проведения уборки урожая зерновых эти люди (надо понимать, коллектив предприятия - Авт.) заготовили на складах хозяйства около десяти тысяч тонн неучтенного зерна с целью его дальнейшего присвоения и реализации за наличный расчет... Уже дважды в колхозе прошли выборы с грубейшими нарушениями, подкупом, угрозами, обманом. Простых людей при этом запугивают увольнениями, травлей», - откровенничает Мозжерин.
Правда, любопытно? Сначала якобы хотели похитить две тысячи тонн зерна, теперь уже десять. А выборы так вообще черт знает что! Можно не сомневаться, что письмо это (человека, повторим, не являющегося членом кооператива и в нем не работающего, но так деятельно радеющего за его будущее) уже легло на стол большим милицейским чинам. Значит, уважаемые колхозники, встречайте проверяющих.
Тем временем к уже запущенным способам морального воздействия на коллектив (суды, доносы, слухи) добавился еще один. К разборкам подключили прессу. Недавно в колхозе побывал корреспондент «Ставропольской правды» -  официального рупора краевого правительства. Играя на объективности, повстречался с Анной Свиридовой, выслушал Сергея Таранова, которого напоследок даже поддержал оптимистичными пожеланиями в нелегкой борьбе с рейдерами. И отчалил в Ставрополь - писать.
Однако вывод для коллектива кооператива сделал от оптимизма далекий: «С состоявшимися выборами не все чисто, а избранное руководство не может чувствовать себя спокойно...»

 

Атака рейдеров отбита?
Публикация в «Ставрополке» озадачила селян нешуточно: на чьей же стороне действуют краевые чиновники в рейдерском наезде на СПК «Колхоз им. Ворошилова»? Ведь когда дело касается передела крупной собственности, официальный печатный орган правительства абы что болтать не станет и непременно каждое слово свое согласует с позицией Белого дома.
Между тем «обеспокоенность» по поводу рейдерского наката на колхоз продемонстрировал сам губернатор. В тот день, когда работники кооператива вышли с плакатами на площадь в Донском, прошло заседание краевого Совбеза, на котором Валерий Гаевский уверенно заявил: «... атаку рейдеров удалось отбить только благодаря принципиальности пайщиков и своевременной активности ответственных служб».
Чего же тогда требовали селяне, пикетируя районную администрацию, если «атака рейдеров» захлебнулась? Надо понимать, Совбез может спать спокойно? А если под «ответственными службами» губернатор подразумевает сотрудников ОБЭП, которые дважды прессовали успешное хозяйство, парализуя его работу, то вообще становится непонятно, а кто же рейдеры? Неужели, следуя логике главы региона, это вновь избранный председатель Таранов и единодушно поддержавший его коллектив?
Уже на следующий день после заседания Совбеза Валерий Гаевский выступил с пространным комментарием по поводу статьи президента «Россия, вперед!». Губернатор призвал граждан к широкому диалогу, чтобы «вместе изжить вековые недуги - экономическую отсталость, коррупцию, патерналист-ские настроения...», активно цитировал концептуальную работу А. Солженицына «Как нам обустроить Россию?»...
И впрямь, как же ее обустроить, если «обеспокоенность» власти, временами даже переходящая в «озабоченность», так и не дошла до Труновского района, который всего-то в часе езды от краевого центра? На что тогда надеяться захолустным губернским окраинам, вообще неясно.

 

Олег ПАРФЕНОВ,
Антон ЧАБЛИН

 

Мнение

Станислав ТЕРЯЕВ, главный инженер СПК «Колхоз им. Ворошилова», депутат Безопасненского сельсовета:
- Мы не хотим, чтобы наш колхоз повторил трагическую судьбу многих хозяйств края! Прикрываясь благостными посулами, при полном попустительстве краевых и районных властей заезжие «инвесторы» банкротят самые успешные хозяйства. Схема действует как отлаженный конвейер. За последние годы только в нашем районе были развалены колхоз им. Горького и ЗАО «Подлесное». Некогда цветущие сельхозпредприятия ныне разграблены, за бесценок распроданы плодородные земли, капитальные строения, современное оборудование... В колхозе им. Горького в свое время трудилось более тысячи селян, а сегодня осталось десятка три.

Михаил ПРОНЯКИН, руководитель мясокомбината СПК «Колхоз им. Ворошилова», председатель Совета депутатов села Безопасного, депутат Труновского  райсовета:
- Костяк нашего коллектива составляют люди, проработавшие на земле десятки лет. Они лучше кого-либо знают, как управляться с хозяйством. Кто сегодня хочет верховодить нашим кооперативом? Дядя, который и село-то видел лишь через тонированные стекла «мерса». Разве заботит его, что колхоз является градообразующим предприятием для  Безопасного, в котором проживает семь тысяч человек! Сейчас, когда рейдеры трясут СПК, лихорадит весь район. Но больше всего меня настораживает, что в этом рейдерском накате участвуют милиция и суд.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий