Поиск на сайте

 

Судья С. Санеев лишил 76-летнего военного пенсионера права на приватизацию заработанной им квартиры. А другим вердиктом выселил из квартиры старика его законную супругу

 

Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! В 1984 году, когда я еще был военнослужащим, мне была предоставлена четырехкомнатная квартира в доме по пр. Юности, 6. Жилье было получено на меня, мою жену Тамару Афанасьевну Кабушко и ее троих детей.

Моя супруга тяжело болела сахарным диабетом, она умерла десять лет назад. А незадолго перед смертью у нас состоялся разговор, как распорядиться квартирой. Мы решили общее жилье приватизировать, затем продать, купить однокомнатную квартиру, а оставшиеся от продажи деньги разделить в равных частях между ее детьми.

Это решение я озвучил после похорон Тамары Афанасьевны в присутствии всех детей, но попросил для раздела имущества выдержать год траура. Ведь у меня не было сил ни моральных, ни материальных. По просьбе детей ухаживала за мной Галина Николаевна Браун, которая была сиделкой моей тяжелобольной супруги. А спустя год мы поженились...

Двое детей моей супруги снялись с регистрационного учета и уехали, остался зарегистрированным в квартире сын жены Игорь Кабушко. Прошло примерно полгода, и он подал на меня в суд.

В 1992 году Игорь женился, и с этого года живет со своей женой Анной Кабушко на проспекте Кулакова. Мы с женой (его матерью) просили после свадьбы переехать к нам, чтобы помогали мне ухаживать за матерью или хотя бы оплачивать жилье. Но молодые отказались.

Итак, с 1992 года Игорь не оплачивал жилое помещение, не помогал своей матери, а значит, не вел со мной и своей матерью общего хозяйства. Так какой он мне родственник?! Да, у него были ключи от квартиры. Я просил, чтобы он, или его жена, или их дочь хотя бы иногда приходили посидеть с тяжелобольной Тамарой Афанасьевной. Но Игорь приходил только тогда, когда был пьян и его выгоняла из дома жена – два-три дня отлеживался и уходил.

Однако решением Промышленного районного суда Ставрополя от 26 октября 2006 года (судья Ольга Загорская) Игорь Кабушко был вселен в нашу четырехкомнатную квартиру. Этим же решением суда был определен порядок пользования квартирой: в мое личное пользование переданы две комнаты (28,5 кв.м), а Игорю – еще две комнаты (20 кв.м). Скрепя сердце я согласился с решением суда, освободил комнаты, которые были переданы в пользование Игорю: тот повесил замки, но в комнатах не живет.

Поскольку за квартирой числились два нанимателя, то в 2008 году по моему заявлению администрация Промышленного района Ставрополя заключила договор о социальном найме жилья и разделила лицевой счет (для оплаты жилищно-коммунальных услуг) на два – на мое имя и на Игоря.

Игоря это не устроило, и он оспорил в суде договор социального найма жилого помещения, заключенный между администрацией Промышленного района Ставрополя и мной. В ноябре 2008 года судья Промышленного районного суда Станислав Санеев в мое отсутствие вынес решение: договор найма признать недействительным. Копия указанного решения мне не высылалась, и о существовании решения я узнал случайно. Поэтому я даже не имел законной возможности обжаловать вердикт Санеева!

И теперь я не могу зарегистрировать в своей квартире мою супругу Галину Николаевну Браун, поскольку мой пасынок не дает на это согласия. Моя жена обратилась в Промышленный суд Ставрополя о признании права пользования и устранения препятствий в регистрации по месту жительства. Игорь же подал встречный иск – о выселении моей супруги!

В марте судья Нина Жданова удовлетворила требования моей жены (прописать ее в квартиру), а следом все тот же судья Станислав Санеев принял прямо противоположное решение – мою супругу выселить!..

С этого времени моя жена проживает со мной вне закона, на нелегальном положении. Периодически приходят судебные приставы-исполнители и пытаются выкинуть ее с вещами из квартиры, хотя это ее единственное жилье.

Мы с женой пенсионеры и не в состоянии приобрести новое жилье, мы нуждаемся в поддержке государства. Мы часто болеем, ухаживать за нами некому, в нашем возрасте человеку очень трудно жить одному. Мы ведем общее хозяйство, приобрели стиральную машинку, поменяли трубы в туалете и в ванной. Почему же, честно заработав квартиру, я лишен права приватизировать ее и не могу жить со своей законной женой?!

 
Юрий МУРЧАЛИН,
военный пенсионер
Ставрополь
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий