Поиск на сайте

 

 

Известный кардиохирург из Пятигорска Николай Купцов предлагает создать на Кавказских Минеральных Водах федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии

 

Встретиться с руководителем пятигорского центра специализированных видов медицинской помощи, доктором медицинских наук Николаем Купцовым, меня заставили восторженные отзывы его коллег: не так давно он провел в своем центре уникальную операцию – удалил у больного опухоль, которая образовалась внутри сердца.

 

– Николай Христофорович, вы, наверное, уже устали рассказывать интересующимся коллегам об этой уникальной операции?
Слово «уникальная» по отношению к этой операции мне не нравится. Наш центр специализированных видов медицинской помощи не является ведущим медучреждением кардиопрофиля ни в стране, ни в мире, поэтому говорить об уникальности по меньшей мере нескромно.
То, что операция редкая и тяжелая – это да. С этим я согласен. Здесь интересней даже не то, что сама операция сложная. Для кардиохирургии очень важна сама цепь медицинских учреждений, в которых лечатся такие больные, которые потом попадают к нам на операции, – это сосудистые отделения.
У нас на Кавминводах таких первичных сосудистых отделений целых три – в Пятигорске, Кисловодске и Ессентуках. Может быть, вы уже слышали о каком-то из них.
Занимаются в них в основном ишемической болезнью мозга и сердца – инсультами, инфарктами и т.д. Они потому и называются первичными, потому что после них должен следовать последующий этап лечения – хирургический.
– И что, все пациенты сосудистых центров нуждаются в операциях?
– Среди тех пациентов, которые поступают в первичные отделения, неврологические и кардиологические, в цивилизованных странах Европы и Северной Америки, 65% в последующем оперируются. Там хирургическая кардиомедицина более развита. Убираются тромбы, ставятся шунты, стенты.
Фактически во всех первичных сосудистых отделениях проводится начало большого цикла – подготовка к кардиологическим операциям.
– А в вашем пятигорском государственном центре специализированных видов медицинской помощи такие операции как раз и делаются?
– В нашем случае речь идет о том, что в небольшом курортном Пятигорске, который не являлся до последнего никакой столицей, цикл кардиологического лечения как раз и завершается. В первичных сосудистых отделениях операции на сердце не делаются.
Раньше они вообще не делались нигде, от Ростова до Баку. В Пятигорске же была специализированная кардиохирургическая больница, где операции на сердце стали проводить еще в 1958 году, через шесть лет после того, как их впервые стали делать в нашей стране.
– Давайте вернемся к нашему тяжелому больному, весть об успешной операции которого и привела меня к вам.
– К нам в первичное сосудистое отделение в Пятигорске попал пациент с нарушением мозгового кровообращения. В отделении провели полную диагностику и определили, что у него имеется внутрисердечная опухоль, которая и является источником тромбообразования.
– То есть установили, что причиной паралича является тромб?
Ну да, а источником тромбообразования – так называемая миксома левого предсердия. Миксома – это такая слизистая желеобразная опухоль. Она флотирует в кровотоке, и от нее отрываются фрагменты, которые чаще всего попадают в сосуды головы и их закупоривают (Николай Купцов показывает, как выглядит работа больного сердца на рентгеновском снимке). Человека парализовало.
– И как долго больной и его родственники решались на сложную операцию?
– Установили диагноз, когда я был еще в отпуске. Мне позвонили, я вышел из отпуска в понедельник, мы сразу приняли пациента, а в среду уже прооперировали. Медлить было нельзя.
– Так ведь опухоль же у него образовалась не сразу, не в один день?
– Да, не сразу, мы даже не можем сказать, когда она образовалась. И диагностировали ее после того, как случилось такое осложнение. В любую минуту мог быть повтор. И все – смерть...
– Выходит, решаться на операцию нужно было не только больному, но и вам?
– Обычно мы в остром периоде нарушения мозгового кровообращения не оперируем. Но в данной ситуации не оперировать – значит обречь на смерть. С момента, когда он поступил в первичное сосудистое отделение, и до того, как его привезли к нам на операцию, прошло где-то около трех недель. Шанс у человека все-таки был.
– Операция прошла недавно, как сегодня себя чувствует пациент?
– До конца он еще не восстановился, не так много дней прошло. Но опухоль действительно была огромная. Занимала всю полость левых отделов сердца. При работе сердца опухоль флотирует – болтается туда-сюда вместе с кровотоком. Естественно, кусочки от нее отрываются. И это новообразование мы смогли радикально удалить.
Из всего того, что я тут наговорил, плохого и страшного, есть и хорошее. Опухоль – доброкачественная. Если ее удается полностью убрать, то в последующем не потребуется ни химиотерапии, ни лучевой терапии.
Главное, чтобы человек выжил. Вот такая у нас была операция.
– А вообще, такие опухоли встречаются часто? Их трудно диагностировать?
Диагностируются. Мы уже оперировали пациентов с таким диагнозом – правда, у них еще не наступили серьезные осложнения. Да и таких огромных размеров опухоли у нас еще не было. И не было операций в остром периоде кровообращения, то есть в парализованном состоянии.
– Что было самым трудным?
– У человека была серьезная проблема – парализована вся правая сторона. А это не только рука и нога, были парализованы диафрагма и вся дыхательная мускулатура. Вся правая сторона не дышала. Это было большой трудностью и в послеоперационном периоде.
Но мы справились. Недавно уже отключили аппарат искусственного дыхания. Эффект налицо. Больному стало легче дышать, значит, опухоль перестала закрывать отверстие кровотока. Мы теперь не беспокоимся, что у него будет рецидив. Он спокойно пойдет домой и будет заниматься реабилитацией.
– Когда-то в Пятигорске была известная на всю страну кардиологическая клиника. Где она находилась? Куда делись высококлассные специалисты-хирурги?
– Вот здесь эта больница и находилась, здесь же остались и все хирурги. В 1958 году академик Евгений Николаевич Мешалкин, основоположник кардиохирургии Советского Союза, впервые побывал в этой больнице.
Тогда еще ничего того, что может относиться к кардиохирургии, здесь не было. Он познакомился с работавшими здесь хирургами – моим отцом Христофором Купцовым, Дмитрием Богоевым, Эдуардом Васканяном. И в 1958 году он провел здесь первую показательную операцию на сердце.
– Евгений Мешалкин большие надежды возлагал на пятигорскую клинику?
– Единственная индустрия на Кавминводах – индустрия здоровья. Здесь все должно быть этому посвящено. И это правильно. Ведь в далеком 1958 году академик Евгений Николаевич Мешалкин именно поэтому приехал в Пятигорск.
Здесь хорошие климатические условия, специальная лечебная база, чтобы проводить восстановительное лечение. Он предполагал, что люди будут здесь оперироваться и весь восстановительный период будут проводить в кавминводских здравницах.
И восстановление проходило бы более успешно. Стратегического мышления был человек, и я с ним полностью согласен.
– Это было в далекие 50-е годы прошлого века. Сегодня, может быть, идея несколько устарела?
– Сегодня сердечно-сосудистых заболеваний даже больше, и проблема стоит острее. Только на КМВ создано три первичных сосудистых отделения, которые занимаются лечением ишемической болезни сердца и мозга. Более 60 процентам этих пациентов требуется, как я уже говорил, дальнейшее хирургическое лечение.
При этом важен временной фактор – от начала заболевания до проведения хирургического лечения должно пройти до шести часов, иначе просто не успеешь. За это время надо успеть установить окончательный диагноз, который не сделаешь без современного ангиокардиографа.
Операции по стентированию сосудов вообще не делаются без ангиокардиографического исследования. Ангиокардиографическая система используется также при лечении врожденных пороков сердца и нарушениях ритма сердца. Подобная установка обслуживает от 500 до 800 тыс. человек.
В Ставрополе есть два таких аппарата, и очередь на исследование – более семи месяцев. На территории особо охраняемого региона КМВ проживает более 1 миллиона человек и одновременно находится более двухсот тысяч курортников, а ангиокардиографа нет вообще.
– Если срочно, до Ставрополя доехать не успеешь.
– В планах нашего государства создание курортов мирового уровня, где будут отдыхать и лечиться более миллиона человек. Совершенно очевидна необходимость этого оборудования на КМВ, а кардиохирургия в Пятигорске для этого уже есть.
По этому поводу мы обращались в министерство здравоохранения Ставропольского края и в краевой фонд ОМС.
– А как на идеи Евгения Мешалкина смотрят современные ведущие кардиохирурги?
– На последнем XIX Всероссийском съезде сердечно-сосудистых хирургов главный кардиохирург нашей страны академик Лео Антонович Бокерия говорил о том, что уровень оказания специализированной медицинской помощи больным с сердечно-сосудистой патологией в Северо-Кавказском федеральном округе находится на последнем месте в России.
А ведь мы все еще хотим, чтобы на Кавминводы ехали люди со всей страны, приезжали из-за рубежа. Поэтому надо обеспечивать местные медучреждения самым передовым оборудованием. Ведь если с людьми случится что-то на курорте, они к себе домой доехать не успеют. Необходимо повышать уровень и качество здравоохранения максимально именно здесь.
Пятигорск – столица СКФО, Кавминводы – зона индустрии здоровья. Создание здесь федерального центра сердечно-сосудистой хирургии (которого в округе до сих пор нет) – острая необходимость.

 

Беседовала
Елена СУСЛОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий