Поиск на сайте

 

 

Кто стоит за попыткой захвата старинного особняка, в котором располагается краевой медицинский информационно-аналитический центр?
 Здравствуйте, уважаемая «Открытая» газета! Хочу рассказать о водовороте событий, в которые с недавних пор оказался вовлечен возглавляемый мною более 30 лет краевой центр медицинской статистики. Вот уже 10 месяцев наше учреждение сотрясают бесконечные проверки, разбирательства, следственные действия. Впрочем, всё это – отнюдь не случайность, а звенья одной цепи.
Началось всё с очень неприятного для меня события – развода с женой Тамилой Кучеренко, причиной которого стало ее злоупотребление алкоголем. На ее исковое заявление о разделе совместно нажитого имущества мировой судья Ставрополя Лариса Голищева утвердила мировое соглашение, по которому я оставил жене квартиру, а сам стал жить в недостроенной даче. После этого производство гражданского дела по иску моей экс-супруги о разделе имущества прекратилось, никаких претензий Кучеренко ко мне не имела.
Казалось бы, про эту историю уже можно забыть. Но не тут-то было! Год спустя после развода, в сентябре 2006-го, бывшая жена подала новый иск на раздел имущества (под которым она подразумевала мою акционерную долю в медцентре). В то же самое время ко мне и другим акционерам центра стали обращаться по телефону неизвестные люди с настойчивыми просьбами, а то и требованиями продать им акции. Это и навело меня на мысль, что наше учреждение пытаются элементарно «заглотить» – чтобы завладеть принадлежащим нам старинным особняком в центре Ставрополя.
По ходу пьесы выяснились и личности тех, кто участвует в «захвате». Это моя экс-супруга Кучеренко, родители акционера медцентра, ныне проживающего в США, Джуринские, а также два персонажа неясной профессии - Иван Борисов и Владимир Кочерга. Впрочем, масштаб происходящих событий ясно указывал: за спинами этих людей, скорее всего, стоят весьма высокие краевые персоны, способные «продавить» свою волю через любую силовую структуру.
Впрочем, обо всем по порядку. Итак, весной прошлого года моя экс-супруга Тамила Кучеренко подала заявление в милицию о том, что в нашем медцентре якобы имеются многочисленные нарушения финансово-хозяйственной деятельности. Вскоре после этого начались бесконечные проверки различных контролирующих служб (в том числе «Горэлектросети», Роспожнадзора), а затем и изъятия бухгалтерских документов милицией. Фактически, работа учреждения была парализована.
Тем временем новый иск моей экс-супруги о разделе акций медцентра был принят к рассмотрению. Мировой судья Голищева в приватной беседе заявила мне: «На меня оказывают давление». Кто и почему давит на судью? На этот вопрос она лишь многозначительно развела руками: мол, люди очень влиятельные. В это легко поверить, поскольку и вправду ничем, кроме как исключительной влиятельностью неведомых «кукловодов», нельзя объяснить то, что Голищева, отправляя судопроизводство, пошла на целый ряд грубейших процессуальных нарушений.
Создается впечатление, что вместо томика ГПК у нее на столе лежал список требований безвестных крутых «опекунов». Видно, желая потрафить им, Голищева влезла в сферу, для мирового судьи просто неподъемную, которой должен заниматься исключительно арбитраж – спор акционеров. Оспариваемые акции на момент развода с Кучеренко уже были в собственности у другого человека – я их продал. Однако судья Голищева даже не привлекла нового владельца акций к участию в деле – то есть, фактически, взялась решать спор о чужой собственности.
Завершилось слушание тем, что Голищева абсолютно безмотивно игнорировала все представленные мною документальные доказательства и приняла решение о разделе акций. А на следующий после суда день, 27 декабря, в центр ворвались десять человек в форме частных охранников, возглавляемые представителем моей экс-супруги Борисовым, потребовали немедленно покинуть офис и отдать им печать учреждения. Дескать, теперь новым руководителем медцентра является именно Борисов – в подтверждение чего воинственный «юрист» представил протокол якобы внеочередного собрания акционеров, о котором я как акционер и директор компании, а также другие акционеры – сотрудники центра - и слыхом не слыхивали! «Охранники» блокировали входы и выходы из здания и, фактически, заперли меня в кабинете, лишив свободы передвижения.
Пораженные такой наглостью сотрудники центра вызвали наряд милиции из Ленинского РОВД – но Борисов даже в присутствии прибывших стражей порядка продолжал измываться надо мной семь часов подряд. Вечером того же дня мы с коллегами из центра направили жалобу в краевую прокуратуру. Однако до сего дня никакой реакции на заявление нет. Создается впечатление, будто надзорников нимало не волнует, что воинственные молодчики в форменной одежде могут творить произвол в нашем городе.
Тем временем гражданка Джуринская (напомню – якобы «представитель по доверенности» проживающего в США акционера) направила в арбитраж иск, чтобы понудить меня подчиниться решению «внеочередного собрания акционеров». Суд это заявление оставил без рассмотрения – поскольку доверенность была признана недействительной (она была оформлена в нарушение всех мыслимых норм международного права).
Но «захватчики» не сдавались, решили «прижать» меня с другой стороны. По итогам проверки финансовой деятельности медцентра (о которой я писал выше) заместитель прокурора Ленинского района Ставрополя Виталий Батищев возбудил против меня уголовное дело по статье «Злоупотребление полномочиями». Хотя еще недавно следователь Ленинского РОВД Алексей Гарафонов в возбуждении этого дела отказал – не найдя в материалах проверки ни малейших указаний на мою виновность.
«Основанием» для прокурора Батищева стали лишь голословные заявления моей экс-супруги Кучеренко и г-жи Джуринской. При этом странно лояльный к этим людям (а не к закону РФ) прокурор признал потерпевшей по делу именно Джуринскую – по доверенности. Напомню, что арбитражный суд признал эту бумагу липовой. Впрочем, даже если бы она и оказалась настоящей, потерпевшим по доверенности, по закону, быть просто невозможно. Это все равно, как еслибы отец избитой девушки пытался черед суд доказать, что потерпевший он, а не его дочь! В общем, полный правовой абсурд!
Но более всего удивляет меня в этой истории позиция министерства имущества края, которое владеет правом «золотой акции» нашего учреждения (то есть без согласования с государством наш медцентр не может осуществлять никакие крупные сделки или, допустим, менять сферу деятельности). Я не раз обращался в минимущества за помощью против «захватчиков» – но каждый раз наталкивался на отстраненное непонимание.
 
Александр СОЛОМОНОВ,
директор Ставропольского
медицинского информационно-аналитического центра,
доктор медицинских наук,
профессор Ставропольской
медицинской академии
 
Комментарий
 
Валерий КОТОВСКИЙ, член коллегии адвокатов Ставропольского края «Защита»:
 
– За годы дикого капитализма в России схемы захвата предприятий обкатаны до мелочей. Как правило, рейдеры, имеющие коррупционные связи «в верхах», наступают сразу по всем фронтам. В данном случае формальным поводом для начала «атаки» на медцентр послужил раздел якобы совместно нажитого имущества (акций). После этого захватчики повели наступление сразу по трем фронтам, их целью было завладеть контрольным пакетом акций и отстранить г-на Соломонова от директорских полномочий.
Во-первых, это иск к мировому судье Голищевой о разделе акций. Решение мирового судьи принято с нарушением целого ряда гражданско-процессуальных норм. Но самое главное, на основании которого ее решение и было отменено Промышленным судом, – то, что Голищева разрешила вопрос о правах и обязанностях лица, даже не привлеченного к участию в деле (то есть нового владельца акций). Я абсолютно уверен, что мировой судья не могла не знать эту прописную истину даже для юристов-первокурсников.
Во-вторых, стараниями рейдеров было заведено на г-на Соломонова уголовное дело по статье «Злоупотребление полномочиями». При этом никакого состава преступления в его действиях абсолютно нет – что подтверждают материалы милицейской проверки. А возбуждение дела именно по этой статье УК РФ нужно было лишь для того, чтобы попытаться отстранить Соломонова от должности. Сейчас уголовное дело прокурор передал уже второму следователю – по какой причине, по какой мотивации? Может, потому, что объективное расследование продвигалось «не в нужную» сторону?
В-третьих, рейдеры якобы провели внеочередное собрание акционеров – которое, по всем законным признакам, таковым не является (не были приглашены крупнейшие акционеры, не было извещения в прессе и так далее). И на этом «собрании» новым директором был «избран» Иван Борисов, никакого отношения ни к медцентру, ни к его акционерам не имеющий. И теперь захватчики обратились в краевой арбитраж с иском опять-таки против Соломонова – якобы он препятствует решению «собрания» акционеров. Арбитраж этот иск отклонил – слишком уж явно за личиной «обиженных акционеров» просматривались захватчики чужого бизнеса.
Остается только догадываться, почему правоохранительные органы так рьяно пытаются, даже при отсутствии доказательств, привлечь к уголовной ответственности уважаемого в крае человека – и при этом ничего не делают в отношении «захватчиков» предприятия, хотя имеется объемная свидетельская база противоправных действий Борисова и его «частных охранников».
 
Между тем…
 
 Журнал «Русский Newsweek» (№100 от 12 июня 2006 года) приводит существующие сегодня неофициальные расценки на услуги, которые оказывают рейдерам госслужащие:
· решение судьи – $50-100 тыс.;
· возбуждение уголовного дела – $25 тыс.;
· негласный запрос в Федеральную регистрационную службу – $1-5 тыс.;
· «вход» на предприятие в сопровождении судебных приставов и спецназа – $100 тыс. (в сопровождении частных охранников – $25 тыс.);
· депутатский запрос от имени рядового депутата Госдумы – $10 тыс. (от имени руководителя думского комитета – $25 тыс.);
· участие в захвате «фронта», то есть крупного чина из МВД, ФСБ или прокуратуры – $100 тыс. – $1 млн.


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий