Поиск на сайте

 

 

И как справляться с этим Верховному суду России, если квалификационная коллегия судей Ставропольского края категорически избегает рассматривать и давать оценки серьезным проступкам своих коллег

В прошлом номере в статье «Заговор бесчестных...» мы рассказали о том, как, переходя профессиональные и этические нормы, постыдно вели себя арбитражные судьи Л. Русанова, В. Аксенов, В. Галушка в процессах с участием редакции «Открытой» и руководимой С. Никитиным антимонопольной службой, деятельность которой, как считает газета, имеет признаки коррупционной направленности.

Мстя за критику, «семейное ведомство» Никитиных пыталось уничтожить популярное издание материально - людоедскими штрафами на общую сумму, почти в тысячу раз(!) превышающую годовой доход редакции в 2 тысячи рублей.

Представление об ангажированном поведении судей дают аудиозаписи, в которых эти господа, не стесняясь, в открытую демонстрировали: никаких наших доводов о том, что ведомство Никитина преследует своих критиков в нарушение ряда законов, они рассматривать не станут, а будут мочить только газету.

Судьи отмели главный правосудный принцип - презумпцию невиновности, вину редакции они «застолбили» еще до начала процесса. А на заседаниях освобождали УФАС от обязанности доказывать свои обвинения газете, как это требуется по Кодексу административного судопроизводства (КоАП). То есть со всех сторон ликвидировав для редакции все правовые возможности защищаться, они устроили ей самосуд.

Даже крохотные отрывки (а таковых было много) аудиозаписей их самосудную позицию иллюстрируют однозначно.

В. Русанова:

«Здесь рассматривается не нарушение закона антимонопольным управлением, а то, нарушало ли закон общество (то есть редакция - Авт.)».

В. Галушка:

«Доводы общества (редакции - Авт.) ...неспособны повлиять на выводы суда и расцениваются судом как направленные на уклонение от административной ответственности».

В. Аксенов:

«Еще из-за вас я не ссорился с Никитиным! Мне не нужны лишние проблемы. ...Почему вы хотите заставить суд работать на ваши доказательства?!»

Более того, даже на самом судебном заседании  представители редакции подверглись со стороны судьи В. Аксенова беспрецедентному шантажу и угрозам применить к ним репрессии за ходатайство о его отводе по недоверию. То есть судья пытался отнять даже наше процессуальное право на защиту.


- У нас имеет место не правовой нигилизм - это слабое определение. У нас имеет место крушение права в его высоком общецивилизационном значении.

Сергей Алексеев, первый председатель Комитета конституционного контроля СССР


Но главный сюжет вышеупомянутой статьи был о том, какие бесстыдства позволяют себе судьи ставропольского арбитража после того, как мы подали следом три иска к С. Никитину и его заму Г. Золиной (в соответствии со ст. 198 АПК РФ) по фактам грубейших нарушений этими лицами наших законных интересов в сфере предпринимательской деятельности, создание препятствий для ее осуществления.

Те же судьи Русанова и Аксенов и присоединившаяся к ним судья Быкодорова одномоментно вынесли определения об отказе в принятии наших исковых заявлений, причем все три решения были списаны с единого образца, вплоть до знаков препинания и одинаковых ошибок.

О чем это говорит? Только об одном - о сговоре судей с коррупционным подтекстом. Про это бесстыдство, а можно сказать, должностное преступление, осуществленное группой ставропольских судей, я написала жалобу в апелляционный арбитражный суд в Ессентуках, приложив к ней в доказательство сговора все три определения, написанные под копирку, и просила отменить их отказные определения, объединить три дела в одно производство - исключительно для того, чтобы их преступный сговор был очевиден, как на ладони.

Ессентукский апелляционный суд, разумеется, все увидев и поняв, решил спасти своих коллег, попавшихся с поличным, - и пошел на еше большие нарушения. Здесь, неизвестно по чьему решению, из моей жалобы, поданной в единственном экземпляре, - путем копирования - сотворили целых три жалобы, оставив в каждой только по одному определению судьи. Поскольку если бы оставили все три списанных под копирку решения, то было бы яснее ясного, что судьи, вступив в сговор, нарушили правила о тайне совещания судей при принятии решения, что согласно АПК РФ является однозначным основанием для отмены их определений.


«Суды не наделены иммунитетом от критики и не ограждены от того, чтобы их деятельность подвергалась дотошному анализу обществом».

Из решения Европейского суда по правам человека


Далее фальсифицированные «документы», составившие три дела, были переданы на рассмотрения Л. Афанасьевой, Д. Белову, С. Параскевовой. Двое последних судей - по закону! - не имели права даже за них браться, поскольку ранее уже рассматривали данную жалобу с участием судьи Л. Афанасьевой с теми же сторонами, основаниями и предметом.

Но смелость города берет, а наглость, тем более судейская, перемалывает законы в труху на раз-два, особенно «в хоровом исполнении». Так что эти нечувствительные к законам господа, «рассмотрев» отказные определения ставропольских заединщиков, признали их законными.

Судья Афанасьева, спустя целый месяц после изготовления фальсификата, вдруг решает оставить  сфабрикованное «третье дело» без движения, обязав(?) заявителя (редакцию) «устранить нарушения». Она разделила с жуликоватыми коллегами ответственность за фальсификации, поскольку сознательно умолчала, что «нарушения» (по сути, должностные подлоги) сотворили ее коллеги, «рассмотревшие» несуществующие в природе дела, созданные по копиям из одной жалобы и с изъятыми из них документальными свидетельствами коллективного сговора. То есть эта госпожа в мантии и сама, не краснея лицом, провернула «финт ушами».

Совершенно потрясенные безмерным бесстыдством, с которым творят свои делишки в составе группы ставропольские и ессентукские арбитражные судьи, мы, естественно, написали жалобу в кассационный Северо-Кавказский арбитражный суд.

В жалобе НЕ было требований отменить решения ессентукского суда в силу изначальной фальсификации именно там «дел» из копий и изъятием из каждого документальных доказательств сговора. Ведь невозможно же на полном серьезе обсуждать законность или незаконность ессентукских вердиктов, которые со всей очевидностью содержат в себе прямые документальные доказательства должностных преступлений, совершенных по сговору группой лиц!

Подробно расписав в жалобе вышеизложенное, мы просили окружной суд изучить именно факты фальсификаций, коллективного сговора и, установив данные обстоятельства, вынести частное определение в отношении судей нижестоящей инстанции, что высшая инстанция была сделать вправе согласно ч. 1 ст. 188.1 АПК РФ.

Но боже, что происходит с отечественной судебной системой, которая, став абсолютно закрытым клановым сообществом, вызывает у нашего общества (по всем соцопросам!) тяжелое недоверие к самой ее готовности защищать права и законные интересы людей. Все больше и больше примеров обратного!

Вот и мы в очередной раз испытали шок, но в гораздо большей степени, когда прибыли за сотни верст в Краснодар и узнали, что раздербаненная в Ессентуках жалоба на три дела будет здесь также раздербанена и будет рассматриваться по отдельности.

Первое «дело», состоящее из копии и с отсутствующими доказательствами сговора (которые мы прилагали к жалобе в Ессентукский суд) принялась «рассматривать» коллегия в составе судей Ю. Мацко, А. Гиданкиной, М. Калашниковой.

Представители УФАС (как и на заседании в Ессентуках) отсутствовали, возражений на жалобу не присылали - словом, почти «засвидетельствовали», что здесь им делать нечего, все решат как надо в их отсутствие.

А то при таких-то щекотливых обстоятельствах вдруг что-нибудь не то опять сляпает сильно плавающий в правовых вопросах юрист антимонопольщиков г-н Смерчанский, заверявший ставропольский арбитраж, что штрафуют газету на основании не закона, а ведомственных инструкций. И судьи, слушая эту несусветность, и ухом не вели: ведь решения в пользу УФАС они выносили «коллегиально» и заранее.


- У нас имеет место не правовой нигилизм - это слабое определение. У нас имеет место крушение права в его высоком общецивилизационном значении.

Сергей Алексеев, первый председатель Комитета конституционного контроля СССР


Вот и в Краснодаре процесс проходил странно-престранно. Мы говорили о копиях, об изъятых документах, словом, о доказательствах сговора и фальсификаций. И не раз подчеркнули: у нас нет требования отмены решений «рассмотренных» в Ессентуках трех дел. Поскольку мы не являемся их заявителями, в них них нет оформленных нами документов, что они «собраны» из копий - против нашей воли по чьему-то тайному распоряжению, без вынесения определения о «разделении жалобы»...

Члены коллегии сидели с каменными лицами: ни одного вопроса, ни одного уточнения, вообще не произносили ни одного слова, буквально как воды в рот набрали.

Но мы поняли: судьи не «беспристрастность» изображали, а похоже, боялись «засветиться» неосторожным словом на аудиозаписи заседания, о ведении которой мы заявили с первой же минуты. Они понимали: аудиозапись опасно засвидетельствует их отношение к диким вещам, о которых мы здесь говорили.

Так что же тройка безгласных судей отразила в своем Постановлении? Изобразив судейский сговор (с копированием одних документов, изъятием других - и прочих бесстыдств их нижестоящих коллег) коллегия окружного суда констатировала, что «выявила нарушение судами первой и апелляционной арбитражных инстанций процессуального права, которое устранено».

Устранено таким вот образом: «...Постановление Шестнадцатого Арбитражного апелляционного суда в части отказа в удовлетворении об объединении дел ….оставить без изменения. В остальной части постановление и определение Арбитражного суда Ставропольского края отменить, заявление направить в Арбитражный суд Ставропольского края для принятия к производству».

Однако надзорная инстанция (Краснодар), будто бы признавая законность решения апелляционной инстанции (Ессентуки), отказавшей нам в объединении в одно производство трех дел с их скопированными (ставропольским арбитражом) определениями, эдаким хитрым образом не «заметила», что и определение ессентукских судей об их разделении тоже незаконно!

Более того, передает «заявление» и все три последующих продукта фальсификата на рассмотрение тем же судьям - участникам сговора. Видно, для того, чтобы те смогли на новом этапе судебных тяжб скрыть следы подлога, факта коллективного сговора (в интересах третьих лиц) с коррупционной составляющей.


- Мы что, не знаем, что судьи взятки берут? Берут! Судью пойдите поймайте! Корпоративная закрытость полная. И, к сожалению, эта корпорация не способна до полной степени к самоочищению.

Дмитрий Медведев, премьер-министр РФ


Коллегия окружного суда также «не нашла оснований для вынесения частных определений» в отношении ставропольских и ессентукских арбитражных судей, то бишь проигнорировав п. 4 ст. 288 АПК РФ, которая говорит буквально следующее: «Основанием для отмены судебного приказа, решения, постановления арбитражного суда в любом случае являются... нарушения правила о тайне совещания судей при принятии решения, постановления».

Коллегия окружного суда в составе судей Ю. Мацко, А. Гиданкиной, М. Калашниковой знала, что вынесенные ставропольскими судьями определения и утвержденные ессентукскими как «законные», были полностью идентичными, тайна совещания была их коллегами наглейшим образом нарушена, но краснодарские правосудники прикрыли их своими мантиями так же бесчестно и беззастенчиво.

Мало того, буквально следом, в этот же день, та же судейская троица принялась «рассматривать» и второе УФАСовское дело из вышеупомнятых трех скопировано-скомбинированных (на что по закону не имела ни малейшего права, поскольку свою позицию заединщиков уже только что отразила). Мы тут же заявили им отвод (основания для этого - сверхочевидные). Ходатайство об отводе «рассмотрела» судья И. Денека и, естественно, отказала. «Естественно» потому, что много лет она работала на Ставрополье арбитражным судьей и, уйдя на повышение в Краснодар, своих коллег спасает, или, как говорят в народе, «заносит их (им?) грязные хвосты».

Короче: все сфальсифицированные «дела» вернулись на рассмотрение тем же ставропольским судьям и они уже назначили по ним заседания. Просто зашкаливают возмущение и брезгливость к их действиям, поведению, «внутреннему убеждению», не признающих закона и совести. Конечно, мы сразу же заявим им отводы. Конечно же, направим все материалы в Верховный суд, в Высшую квалификационную коллегию судей.

Но что касается ставропольских заединщиков, то материалы должны быть рассмотрены вначале в квалификационной коллегии судей Ставрополья и в краевом Совете судей, куда мы также готовим все доказательства судейского беспредела. О нем же на днях написала, подтвердив наихудшее, и федеральная газета «Аргументы недели».

Что будут делать с этими материалами в ККС и Совете судей Ставропольского края - сейчас самая большая интрига. Вот когда наступит момент истины и все мы (жители края и страны) узнаем, до какой степени омертвела судебная система края, до какого профессионального и морального дна спустились. Рассказывать будем регулярно и подробно.

Людмила ЛЕОНТЬЕВА

 

Где нету правды, там и власти нет

Пожелание судьям

На факты, судьи, зорче посмотрите,
За третью власть лишь вам держать ответ.
Сосредоточьте мысли на вердикте
И собственную совесть разбудите -
Где нету правды, там и власти нет.
Вы ради личной выгоды подножку
Не ставьте никому из-за угла.
Не лучше ль правде вымостить дорожку?
А правде бы, окрепнуть понемножку,
Законом стать перед разгулом зла...
 
Юрий Южный,
из книги «Крик», Невинномысск, 2015 год
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий