Поиск на сайте

 

 

Жители России могут стать подопытными кроликами в опасном антинаучном эксперименте стоимостью в миллиарды рублей

 

8 февраля отмечается День российской науки. Аккурат к этому празднику российские власти приготовили научному сообществу страны сюрприз. Устами спикера Госдумы Бориса Грызлова озвучена новая модель функционирования отечественной науки: обслуживать интересы правящей элиты. Дружного протеста академического сообщества не слышно.

 

Кто кого инквизирует?
В конце января «Единая Россия» провела в столице Форум глобального развития «5+5». На него пригласили членов президентского и партийного кадровых резервов, которые в формате «мозгового штурма» искали ответ на вопрос: «Что мешает модернизации страны?» 
Завершился форум пылкой речью Бориса Грызлова – четвертого по статусу человека в стране (спикера Госдумы) и второго человека в правящей партии (председателя Высшего совета).
Спикер заявил, в частности, следующее: «Есть конкретные предложения, которые встречают преграду… в наших научных структурах, таких как Академия наук… У нас в Академии наук даже есть комиссия по борьбе с лженаукой. Как эти представители комиссии взяли на себя право судить тех, кто предлагает новые идеи? Я не думаю, что нам нужно возвращаться в средние века и создавать инквизицию. Это просто мракобесие какое-то!»  Горячо поддержал начальника и депутат Госдумы Владимир Груздев: «Даже само название этой комиссии отбрасывает нас назад примерно лет на двести!»
Сообщение о речи Грызлова сразу появилось в новостном разделе сайта «Единой России». Однако вскоре пропало, осталось только название новости «Отдел по лженауке – это мракобесие» и уведомление о некой технической ошибке.
Но факт уже стал достоянием общественности, и в Интернете развернулась очень горячая полемика по поводу грызловского «мракобесия». Правда, в общем гуле возмущения были слышны одинокие голоса тех, кто частично поддержал запальчивого спикера: да, мол, сегодня РАН слишком консервативна и неповоротлива, но другой-то у нас нет. 
Впрочем, дело тут вовсе не в консерватизме или демо-кратизме РАН. Дотошные журналисты раскопали истинную подоплеку скандального заявления: просто у Грызлова давно заточен зуб на Комиссию по борьбе с лженаукой.

 

Гераклы живут в пробирках
Спикер пестует одного «ломоносова», который считает себя униженным и оскорбленным академическими «ретроградами». Это 63-летний Владимир Петрик, психолог по образованию, академик десятка доморощенных «академий», в прошлом гипнотизер, гранильщик драгоценных камней и скрипичный мастер. Еще в советское время был осужден на 11 лет сразу по нескольким «экономическим» статьям, а в начале 90-х работал в мэрии Петербурга под началом самого Владимира Путина.
И вот нынче Петрик – респектабельный ученый и член «Единой России». На его счету десятки изобретений, среди которых есть даже несколько образчиков «вечных двигателей» и технология беспроигрышной игры в казино. Но главное свое открытие три года назад он сделал… в соавторстве со спикером Грызловым (кстати, радиоинженером по образованию). 
Это нанофильтры для очистки питьевой воды, которые то ли в 35, то ли в 350 раз (данные разнятся) превосходят все мировые аналоги. Вот как сам Петрик в одном из интервью разъяснил принцип действия изобретенной им штуковины: «Не пытайтесь ничего понять! Понять – нереально! И как только вы будете привлекать знания, будет осечка, не будет ничего получаться!» 
«Академик» создал в Питере собственный холдинг «Золотая формула», где наладил выпуск нанофильтров. Правда, его изделия не имеют обязательных санитарно-гигиенических сертификатов Роспотребнадзора. Зато на них получены положительные за-ключения от Минобороны и Росавиакосмоса (которые, выходит, тоже денно и нощно пекутся о здоровье россиян). 
Тем более изобрел-то чудо-фильтры сам Грызлов, и на каждом изделии красуется медведь – логотип «Единой России». Более того, некоторые модели гордо носят название «Золотая формула Шойгу» и «Геракл-Шойгу» (один из лидеров «Единой России», министр Сергей Шойгу не скрывает, что «в восторге» от изобретений Петрика). Так про какие мы там говорили сертификаты?..
В 2008-м нанофильтры в опытном порядке были установлены в школах и детсадах Новгорода, Владимира и Липецка. 
Эксперимент оказался жестоким: в новгородских садиках дважды были вспышки менингита, погибли 19 детей. Возбудитель – менингококк – передается в том числе и через питьевую воду, хотя сам Петрик утверждает, что его фильтры якобы убивают все болезнетворные микробы.

 

Грязные помыслы
Сегодня Грызлов предлагает оснастить нанофильтрами всю страну. Проект уже получил статус партийного и пафосное название «Чистая вода». В каждой квартире предлагается сделать третий кран, из которого будет течь очищенная Петриком питьевая вода. 
По первоначальным прикидкам самого Грызлова, стоимость проекта должна была составить 15 трлн. рублей. Да-да, триллионов! Это даже больше, чем годовой бюджет всей страны. Правда, потом спикер скостил сумму на два порядка – до скромных 100 млрд. рублей (признавшись, что посоветовался с некими «экспертами»: видимо, окоротили из Кремля). Пару лет назад презентовали этот проект и на каком-то предвыборном партийном мероприятии на Кавминводах. 
Поразительно, но со стороны гражданских институтов и СМИ практически не было никакой реакции на все эти безобразия. Бурлили только интернет-блоги. Даже голос Академии наук звучал слишком слабо и неуверенно, а некоторые академики и вовсе поддержали Петрика. 
Поставить жирную точку в этой эпопее бессовестности решилась только Комиссия по борьбе с лженаукой: в конце прошлого года, незадолго до официального запуска «Чистой воды», она открыто назвала проекты Петрика антинаучными, шарлатанскими и опасными. 
После этого партийный проект пока притормозили. Впрочем, хотелось бы верить, что теперь Грызлову вообще можно навеки забыть про свою многомиллиардную «Чистую воду». Поэтому-то он, видимо, и решил мелочно отомстить академикам, обозвав их «мракобесами» и «инквизиторами».

 

Ниже падать некуда
После того как авторитетные ученые (а в Комиссию по борьбе с лженаукой РАН входят люди только с мировым именем) признали совместные изобретения политика и гипнотизера антинаучными, карьера обоих должна была оборваться. И уже неважно, действовали они по недомыслию или из злого умысла (пускай в этом разбираются компетентные органы). Так должно быть. Так было бы в любой цивилизованной стране. Но не в России. 
Выходит, Грызлов в чем-то прав: в России и впрямь царит мракобесие. Никаким иным словом нельзя описать состояние современного российского общества и государства, где на политический олимп возводится такая фигура, как Грызлов, а на олимп научный – Петрик. 
Мракобесие – это когда шарлатанство и дилетантизм проникли во все сферы общественной жизни страны. Когда россияне уже пять лет с замиранием сердца переживают вечерами у телевизора за актрис и певцов, натужно пытающихся стоять на коньках, драться на ринге, показывать цирковые фокусы... 
Мракобесие – это когда общество (включая интеллигенцию!) искренне верует в телепатов, гороскопы, НЛП, уринотерапию и даже в то, что поход в церковь может избавить от сглаза, порчи и приворота. Когда в парламенте принимают законы балерины и фотомодели, вчерашние бандиты и детки олигархов. 
Когда главным мерилом кадровой «годности» становятся не профессиональные навыки, а личные связи, толщина кошелька и умение лебезить перед начальством... Вот что такое настоящее мракобесие!
Из бурьяна вырастет белый хлеб
Симптоматично в этой ситуации и вот еще что. По сути, устами Грызлова власти указывают научному сообществу на его место в завтрашней, «модернизированной» России: обслуживать интересы бюрократии и не вякать по пустякам. 
При этом, собственно, сама научная ценность новых теорий или изобретений никого не интересует, основным мерилом в науке становится политическая целесообразность (ну, или, как в случае с «Чистой водой», сугубо меркантильный интерес). Недаром же по госканалам в прайм-тайм проповедуют гипнотизер (и, кстати, близкий друг «академика» Петрика) Кашпировский и народный целитель Геннадий Малахов. 
Политизация и идеологизация науки – пожалуй, самый яркий знак деспотизма. Любая тирания стремится подчинить себе все сферы жизни, где по определению есть простор для личностного творчества: науку, искусство, семью… Россия уже это переживала при Сталине. Всего полвека назад – по историческим меркам это буквально вчера. 
Правда, из фигур «сталинской науки» даже образованный человек припомнит лишь академика Трофима Лысенко. Того самого, который объявил генетику «продажной девкой империализма» и свято веровал в то, что людей делает разными не происхождение и генокод, а идеология. 
А ведь за плечами Лысенко стояли еще десятки, сотни таких же «ученых», которые напористо шли поперек всей мировой науки. Был лингвист Марр, отрицавший существование национальных языков: якобы есть только классовые языки – эксплуататоров и трудящихся. 
Была биолог Лепешинская, «открывшая» процесс превращения живого в неживое. Был историк Покровский, творивший «марксистскую историческую науку», были психологи Корнилов и Блонский, ваявшие «марксистскую психологию классов» (реактологию). 
Были еще сотни деятелей масштабом помельче, имена которых мы уже никогда и не узнаем. Зато весь мир будет помнить другие имена – настоящих ученых, не отказавшихся от своих убеждений ради сиюминутной шкурной выгоды и потому охаянных и растоптанных сталинской системой: биологов Николая Вавилова и Николая Тимофеева-Ресовского, физиков Льва Ландау и Петра Капицу, гуманитариев Льва Гумилева, Михаила Бахтина, Дмитрия Лихачева... 
По меркам единоросса Грызлова, они ведь тоже «мракобесы». Ну а спустя пару лет хоть кто-нибудь припомнит нынешнего спикера и Петрика с их «Чистой водой»»?!

 

Антон ЧАБЛИН,
обозреватель "Открытой"

 

Наука сошла с орбиты

 

В канун Дня российской науки 168 российских исследователей, работающих в ведущих научных институтах мира, опубликовали в газете «Ведомости» письмо «Почему мы «утекли». Ученые приводят удручающие цифры сегодняшнего состояния фундаментальной науки в России.
Итак, только по официальным данным Минобрнауки, за последние двадцать лет страну покинули более 25 тысяч ученых, еще около 30 тысяч работают в западных университетах и лабораториях по временным контрактам. В основном это представители биологии и физики, то есть тех наук, которые еще в советское время снискали России славу главной научной державы планеты. Еще около полумиллиона ученых ушли в частный бизнес, на госслужбу или преподавательскую работу.
Кадровый дефицит в НИИ пытались восполнять, но за счет наименее квалифицированных специалистов. В академическую науку хлынул поток шарлатанов и прихлебателей - людей, не имеющих никакого личного опыта проведения исследований (этакая бюрократия «от науки»). Сегодня число научных сотрудников в России остается сопоставимым с развитыми государствами Запада. Но при этом российский вклад в мировую науку остается ничтожно мал: мы обеспечиваем только 2-3% новых исследований и занимаем не более 1% наукоемкой продукции. Причем средний возраст специалистов, занятых  в НИИ, составляет 48 лет, кандидатов наук - 53 года, а докторов - 60 лет.
Бюджетное финансирование науки в России составляет около 1% ВВП (а в советское время было 3,5% - один из самых высоких показателей в мире). Бюджеты даже самых крупных и известных отечественных НИИ в десятки раз меньше, чем у аналогичных учреждений в Америке и Европе.
Для сравнения: в США даже в условиях тяжелейшего кризиса ассигнования на фундаментальную науку были увеличены в два раза (сегодня они составляют более 3% американского ВВП).
При этом в нынешнем году финансирование науки в России было урезано со 170 до 159 млрд. рублей. Так проголосовало парламентское большинство, то есть «Единая Россия». Видимо, выкраивали в бюджете миллиарды рублей под «наноавантюры» приближенного к партии пседоакадемика Петрика...



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий