Поиск на сайте

 

Ставрополье отмечает одну из самых трагических дат в своей истории – годовщину начала гитлеровской оккупации. «Открытая» за последние месяцы много публикаций посвятила рассказам о тех чудовищных днях. Заместитель главного редактора газеты Олег Парфенов и доцент СКФУ Алексей Кругов проделали титаническую работу: побывали в местах боев, встречались с очевидцами, изучали архивные документы…
Почти в каждой ставропольской семье гитлеровскую оккупацию пережил кто-то из старшего поколения – родители, дедушки, бабушки… А вот, скажем, дедушка Антона Чаблина, одного из журналистов «Открытой», майор Федор Корниенко (на фото) в январе 1943 года участвовал в боях за Ставрополь. Служил он политруком в дивизионе отдельной морской стрелковой бригады.
«Шел морской дивизион…» – так и называлась статья, посвященная майору Корниенко, которая вышла в газете «Ставропольская правда» в январе 1973 года (к тридцатилетию освобождения города от немецкой оккупации). Подписана она двумя фамилиями – А. Гущин и С. Норец (наверное, студенты-практиканты).
На днях Антону Чаблину удалось отыскать эту статью в архиве. И мы решили привести ее на страницах «Открытой», чтобы читатель мог воочию увидеть, каким образом изменялось в нашем обществе восприятие Великой Отечественной войны.
 

«Шёл морской дивизион…»

«Открытая» продолжает знакомить читателей с живыми свидетельствами очевидцев оккупации

Степи нашего края летом и осенью 1942 года утюжили сотни гитлеровских танков, топтали сапоги вражеских солдат. Бывали дни, говорит Федор Михайлович, когда фашисты бросали в атаку по две сотни танков одновременно при поддержке целой армады самолетов.

Советская Армия, народы Кавказа дали врагу достойный отпор. Фронтовыми знаменитостями стали девятнадцатилетние бронебойщики братья Иван и Дмитрий Остапенко. Они за один только день уничтожили 31 танк.

Чудеса отваги и героизма показывали разведчики. Они выхватывали прямо из пекла офицеров-«языков», показания которых помогали нашему командованию проникать в замыслы врагов. Гитлеровские молодчики были взбешены. Но никакие зверства не помогли фашистам.

Отбив атаки врага, измотав его, советские войска, несмотря на большие потери, в конце декабря 1942 года перешли в наступление. Командовавший 11-м гвардейским Краснознаменным стрелковым корпусом 9-й армии Северной группы войск Закавказской армии генерал-майор Иван Хижняк приказал быстро двигаться вперед, чтобы освободить города-курорты.

Зенитный артиллерийский дивизион, где Корниенко являлся заместителем командира по политической части, входил в состав 11-го корпуса.

– Стояла суровая зима. Были сильные морозы, дули свирепые ветры. Немцы минировали пути отхода, – вспоминает Федор Михайлович. – Однако мы, не останавливаясь, двигались вперед. Сильные артиллерийские дуэли были в боях за станицу Аполлонскую и город Георгиевск. Но мы неизменно подавляли огонь противника.

В Георгиевске были захвачены огромные склады вооружения и продовольствия. Тем временем высланные вперед маневренные, быстрые, подвижные отряды, которыми командовали офицеры Козаев и Шевченко, налегали на отступавшие колонны гитлеровцев с флангов и громили их. Эти же отряды, подкрепленные другими соединениями, ворвались ночью 10 января в Пятигорск. Гитлеровцы в панике бежали.

Бой у Минеральных Вод, в котором участвовал дивизион, длился около суток. Советские танкисты отрезали пути отхода противнику. На станции были захвачены многочисленные эшелоны с различными запасами, которые предназначались для Кавказской группы гитлеровских войск. Специально для нанесения удара по Баку здесь стояли 600 вагонов с авиабомбами. В середине января города Кавминвод были полностью освобождены от захватчиков.

Настроение противника в то время хорошо можно понять по отрывку из книги писателя Тотырбека Джатиева «Пламя над Тереком»: «Офицер разведки положил на стол дневник унтер-офицера из дивизии «Викинг». Генерал-майор Хижняк прочитал: «Мы идем как бы с повязкой на глазах. Наше будущее темно и тягостно. Нас может спасти только быстрота.

Узнали, что отходим в направлении Пятигорска. Пишу на ходу. Мы оставили свои машины – шоссе перерезали русские. На нас идет весь мир. Скоро перестреляют всех. От роты ничего не осталось. Я замерзаю. Бедный отец, не надейся, что увидишь когда-нибудь своего Карла».

Иван Лукич спросил офицера:

– Фельдфебель убит?

– Сдался в плен вместе со своими солдатами.

– Значит, поумнел. Сдавались бы все. Ведь знают сами: если не сдадутся, мы перебьем их всех...»

21 января 1943 года артиллерийский дивизион вступил в Ставрополь. В тот же день Федор Михайлович по поручению командования выступал на митинге в честь освобождения краевого центра в клубе госторговли.

Во многих боях после этого побывал Корниенко. Часто думал о Ставрополье. Когда в победном 1945 году демобилизовался, то не вернулся в свой Таганрог. Член КПСС с 1938 года, он в Ставрополе был много лет на партийной работе, председателем Дмитриевского райисполкома, председателем крайкома профсоюза работников государственных учреждений. Сейчас Федор Михайлович – персональный пенсионер.

Не забывают комиссара сослуживцы. Вот пишет Николай Николаевич Тарасов из города Майского Кабардино-Балкарии: «Многое забылось за эти годы... Но я никогда не забуду, как на Кубани во время боя вы доверили мне, 18-летнему мальчишке, командование ротой противотанковых ружей. Не забуду, как в Крымской принимали меня в партию... Я живу хорошо, работаю главным инженером комбината по переработке шерсти. Обязательно приезжайте в гости».

Тепло на душе комиссара от сознания выполненного долга, от того, что Родина с каждым днем становится краше и краше.

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Что ж это Антон Чаблин оставил такую чужую поверхностную статью о своем дедушке! видится- что должен он был дополнить её своими детскими впечатлениями общения со своим дедушкой- ведь в первую очередь прошедшие эту страшную войну смогли сохранить свою душу, им было что рассказать своим детям и внукам! И мой отец, прошедший половину войны минометчиком, потом ставший танкистом, горевший на Курской Дуге- он не ожесточился, он мог рассказывать о прекрасном, он научил меня любить природу, понимать и читать книги- жаль, что его уже нет с нами! Я думаю- Антон Чаблин продолжит тему и вспомнит для нас. читателей- каким он помнит своего деда и чему он сумел научиться у него.

Добавить комментарий