Поиск на сайте

 

 

Узковедомственные интересы и порой избыточная спесь местных чиновников не позволяют использовать в интересах края его богатейшие природные ресурсы
 
«Ну, если мы такие умные, то почему такие бедные?» – обратился на минувшей неделе главный федеральный инспектор по Ставропольскому краю Александр Коробейников к участникам совещания, посвященного эффективному использованию недр и природных ресурсов на территории региона
 
Ставрополье – один из богатейших регионов по запасам природных ресурсов, но воспользоваться ими мы не умеем и не хотим. Чиновники прикрываются либо пустыми отговорками о препонах и преградах, либо ждут инвестора с тугим кошельком в расчете на кругленькую сумму отката. Ради справедливости надо сказать, что есть и объективные причины пассивности и бездействия власти. Дело в том, что львиная доля денег от разработки месторождений на территории края уходит в федеральный бюджет. Краевой казне перепадают крохи, а муниципалитетам вообще ничего не достается, кроме головной боли.  
Как бы то ни было, при огромных запасах пресной воды, используемой лишь на 7 процентов, на востоке края люди пьют отраву; изобилие песка, камня, качественной глины позволяет запустить сразу несколько мощных заводов по производству стройматериалов, но мы десятилетиями завозим их из других регионов.
По словам руководителя территориального агентства по недропользованию Сергея Мышенкова, потенциал полезных ископаемых края по скромным подсчетам оценивается в $56 млрд. - сумма для бедного региона просто фантастическая. Однако эксплуатация месторождений ведется не просто хаотически, а варварски, зачастую без лицензий.
- В сфере использования природных ресурсов края занято более 400 чиновников. Есть правительство, Дума, которые давно уже были должны взять в свои руки координацию работы всех ведомств. Но там лишь убеждают, что в поте лица трудятся на благо людей, а на самом деле, сделав два шага вперед, начинают разводить руками, мол, не хватает полномочий, инвестор не идет, законодательство не то... По сути, чиновники публично расписываются в своей несостоятельности, - не скрывал досады Александр Коробейников и привел пример иного, хозяйского отношения к своей земле.
Так, в соседнем Краснодарском крае давно и успешно действует программа муниципальных экономических зон. Власти каждого района владеют полной информацией о запасах полезных ископаемых на своей территории, имеют четкую программу их добычи, строительства заводов. Выстраивается будущая сбытовая сеть, просчитывается прибыль. Мы же к этому только подступаем, да и то пока лишь на словах.
Немало нареканий прозвучало в адрес «Нефтегазовой компании «Итера», заявившей о себе на Ставрополье сразу в трех направлениях: в Кировском районе фирма курирует деятельность Малкинского песчано-гравийного карьера, в Новоселицком районе - Журавского месторождения нефти и в Грачевском – одного из крупнейших в Европе Бешпагирского месторождения титан-циркониевых руд.
Особенно настораживает возня вокруг Бешпагирского месторождения (запасы промышленных залежей оцениваются на уровне 195 млн. тонн.), которая длится уже в течение трех-четырех последних лет. Компания исправно обещает построить в районе горно-обогатительный комбинат, вложив в проект около $45 млн., развернуть производство концентратов и ферросплавов, трудоустроить около 1500 человек, понастроить объектов социальной инфраструктуры. Да при таких планах Грачевский район по благополучию давно уже должен был обогнать Объединенные Арабские Эмираты. Однако за все это время компания вкупе с краевым правительством не смогла даже уладить земельный вопрос.
Работа по выкупу и аренде земли у частников ведется ни шатко ни валко, а потому столь многообещающие замыслы «Итеры» многие эксперты склонны оценивать как обычную аферу. Компания, по мнению экспертов, попросту за бесценок хочет «прихватить» месторождение, а потом, напрочь забыв о своих обещаниях, его продать. Кстати, ходят упорные слухи, будто «Итера» уже вовсю предлагает титан-циркониевое месторождение первому миллиардеру России Роману Абрамовичу.
Но даже если исключить «кидалово» со стороны компании, идею строительства горно-обогатительного комбината (ГОК) в Грачевском районе разделяют далеко не все.
- Во-первых, надо понимать, что речь идет не о строительстве небольшого заводика, а, по сути, о перепрофилировании экономики региона, изменении его традиционной аграрной специфики, - полагает руководитель краевого управления антимонопольной службы Владимир Рохмистров. - Несмотря на заверения представителей «Итеры», строительство ГОКа не может не отразиться на экологии в крае. Не лучше ли развивать переработку сельхозпродукции, что для нас не только естественно, а просто необходимо? А во-вторых, до сих пор неизвестно, сколько денег от реализации проекта край получит в местный бюджет; пока лишь говорят о суммах инвестиций, да о благотворительной помощи компании. Да и кто даст гарантии, что полторы тысячи работников «Итера» сможет набрать, как обещает, из местных жителей, ведь специалистов соответствующего профиля в крае нет?
 Кстати, сомнений в том, что появление на Ставрополье столь опасного для экологии объекта не даст равноценной отдачи, достаточно. Так, несмотря на оптимистические прогнозы, работа Тырнаузского в Кабардино-Балкарии и Урупского в Карачаево-Черкесии горно-обогатительных комбинатов не обернулась для республик «золотым» дождем.
Хватает и своих примеров. Было время, когда в Нефтекумске били фонтаны, город выглядел чистым и ухоженным. А сегодня напоминает глухую, давно позабытую государством провинцию. «Роснефть» охотно пользуется нашими месторождениями, но связывать себя с будущим края не намерена. Степь залита нефтью, рекультивацией земель никто не занимается, уникальные пастбища стремительно умирают.
Так и живем: сидим на золотых мешках, аж ногами не достаем до земли, но воспользоваться собственным богатством не можем.  
Олег ПАРФЕНОВ


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий