Поиск на сайте

Как из защитников граждан, правопорядка и законности ставропольские правоохранители превращаются в охранные службы лиц при деньгах и власти, готовые идти на любые преступления?  
Рыба гниет с головы: по отмашке начальника полицейского главка генерала Мишагина состоялись полдесятка разбойных нападений на редакцию с уничтожением и арестом ее имущества и угрозами  

 

МЕРЗОСТЬ 2  

  • Доказано документально. 

 

Бандиты угрожали, но не грабили. А сейчас? 

Минимум две сотни силовиков из пяти райотделов (!) полицейского главка под управлением странного (коль по фигу законы) генерала Мишагина участвовали в серии спецопераций по захвату имущества «Открытой». О том, как осенью прошлого года вооруженная силища громила крошечную (сплошь женскую) редакцию, рассказали многие федеральные издания. 

Нападавшие, не представляясь, средь бела дня прямо на трассе захватывали многотысячные тиражи, утащили единственную редакционную машину, арестовали учредителя газеты, вывезли из офиса всю издательскую технику.  

Ломились с «проверками» по сочиненным ими же анонимным доносам, резали шины автомобиля, блокировали сайт газеты, перекрыли все точки продажи газеты… 

И весь этот разбойничий дуролом, обеспеченный госресурсом, сопровождался беспрерывными угрозами «больших неприятностей», если продолжим писать о полицейском терроре в атакованном рейдерами племколхозе «Россия». Угрозы звучали в райотделе полиции, с оперативных служебных телефонов, при визитах участковых по домашним адресам сотрудников редакции… 

Нешуточную цену угроз вооруженных людей я знаю по личному опыту, когда в качестве собственного корреспондента главных газет страны я тридцать лет работала во всех горячих точках Северного Кавказа, атакованного террористами. Меня запугивали, но не грабили. 

Беспредел в двухтысячные годы творился и на Ставрополье: крупнейшие предприятия были атакованы преступными группировками, отжимавшими госактивы. Об этом я и писала в центральной прессе, чем вызвала ярость будущих «олигархов», в обслуге которых была известная в те годы в крае банда смотрящего по кличке Мороз.  

И сам бандит, и его головорезы вламывались в редакцию «с предупреждением», давили на психику – дежурили перед моим домом в джипе с затемненными стеклами, медленно сопровождавшим меня с работы и обратно… 

Мое московское начальство тогда наняло частную охрану – и я продолжала расследование, понимая это как государственную задачу своей опасной профессии. Задокументированные журналистами свидетельства, как часть истории родной страны, будут изучать наши потомки и учиться не повторять ошибок, делая жизнь счастливее и справедливее. 

Словом, в лихие 90-е разные опасности пережила и я сама, и газета, потому что даже бандиты, требуя «заткнуться», не решали это радикально – не громили железным ломом редакционную технику. А вот генерал Мишагин заткнуть журналюгам рот решил радикально – смертным приговором печатному СМИ, тотально разграбив редакцию.  

Кабинетный генерал санкционировал не только уничтожение всего имущества редакции, но и угрозы силовиков в адрес моей семьи и меня лично. Я писала ему о реализованных угрозах со стороны его подчиненных, со страниц газеты обращалась с призывом: «Остановитесь, генерал Мишагин, вы за гранью! Ваши действия антиконституционны...». Он не ответил, дав ясно понять, что выполнялись именно его указания.  

Вы, генерал, не попутали берега и времена?! 

Выступать против произвола и коррупции - опасно 

Время не просто повернулось вспять к лихим годам, оно невероятно ужесточилось, обретя иные возможности для отъема и передела частной и государственной собственности: накачанных молодцов в красных пиджаках сменили иные персонажи, среди которых зачастили -замелькали люди в погонах и мантиях. 

Смертельно опасными для журналистов стали антикоррупционные расследования рейдерства этого нового типа – захват активов базовых отраслей внезапно разбогатевшими людьми с мощным государственным ресурсом.  

В последние годы самым дорогим активом в стране осталась лишь пашня плодородных регионов, где успешно работали сельхозпредприятия и фермерские хозяйства. 

На рейдерских захватах их собственности и формировался аграрный олигархат с коммерчески мотивированным участием в земельных войнах представителей госструктур, в первую очередь силовых и правосудных органов, обретавших в итоге и свои миллионные состояния. 

Катастрофическую тенденцию я детально описала на примере Ставрополья, где за годы правления Владимира Владимирова рейдерами захвачены и разорены несколько крепких сельхозпредприятий, а губернаторская команда превратилась в коррупционный спрут, который не изничтожают даже повальные аресты губернаторских приближенных. 

Истории захвата агрохищником «Продимекс» земельных активов племколхоза «Россия» я посвятила самый длинный в журналистской практике сериал расследований. Был собран огромный массив документов и свидетельств коррупционного участия на стороне рейдеров действовавших заедино судов и силовиков, называли их поименно.  

Это стало главной и единственной причиной уничтожения газеты способами уголовного порядка, поскольку законных оснований для прекращения ее деятельности не существовало.  

«Открытая», половина штата которой были кандидатами наук, долгие годы открывала рейтинги лучших региональных изданий России, журналисты становились лауреатами самых престижных профессиональных конкурсов регионального и федерального уровня. 

Нас грабили, нам угрожали, а мы еще пытались взывать к закону, к Конституции: писали запросы руководству с требованием прокомментировать (оценить) факты многочисленных беззаконий подчиненных в отношении граждан. Конечно, понимали: ну как очевидные жульничества «комментировать» должностному лицу, как раз и давшему отмашку подчиненным?!  

Но все же, все же… Думалось, а вдруг пробьет кого-то – из тех, у кого (по Пушкину) «пока сердца для чести живы». 

Но обманываться уже не стоит ни журналистам (с их запросами), ни гражданам (с их жалобами) – они стучатся в глухую стену, вопиют в пустыне, тянут руки в пустоту… Кругом всепобеждающий цинизм чиновного люда – бездарного и алчного. Им несть числа – при погонах и мантиях, успешно монетизирующих свои знаки отличия и совсем переставшие стесняться даже публичных обличений в коррупции. 

Вот прошла по местным СМИ шокирующая информация о договорном правосудии в Апанасенковском районе. Председатель райсуда Олег Поляков понуждает сельхозпредприятия и бизнесменов сдавать деньги в некий Фонд ремонта здания, обещая им «решение вопроса» в случае их судебных тяжб. Собрал уже 15 млн рублей (см. «Заплати авансом смело – суд решит любое дело», № 7 от 20.07. 2022). 

Суды и полиция: слияние ведомств полное 

В иные времена разом бы возбудились следственные, надзорные и прочие контролирующие органы. А ныне? Глухое молчание: обществу словно говорят: мол, не ваше собачье дело – что хотим, то и творим. И впрямь, никто им не указ.  

Ярчайший пример тому – не раз нами упоминаемая история с попыткой краевой прокуратуры пресечь судейско-чиновные договорняки, в результате которых массово оправдывались чиновные преступники, что показали аналитические выкладки краевого надзора, 

Итог: просигналившие о коррупции высокопоставленные прокуроры в этом ведомстве больше не работают. А судейско-силовая связка ведомств Бокова и Мишагина стала еще крепче и толще корабельного каната. 

Так что судейско-полицейским договорнякам открыты все дороги, а кто пытается встать поперек – сносят танком, невзирая на широкие полномочия, данные государством. 

Но истинная трагедия в том, что на дрожжах разнузданного своеволия госчиновников в ведомствах бурно произрастает особая каста отмороженных – тех, кто по приказу и по собственному мировосприятию способны легко, весело, с азартом перешагнуть, переступить все границы – морали, этики, всех норм права и самой Конституции. 

Какая-то немыслимая их концентрация в обители Фемиды и в полицейском главке на всех уровнях! Роль и заслуги наперсточников в мантиях и в погонах мы анализируем, регистрируем (для истории, для потомства) в каждом номере. И все равно не устаем изумляться степени нравственного падения, как правило, очень еще молодых женщин, но абсолютно беспринципных оторв. Про таких говорят: не боятся ни Бога, ни черта.  

А уж что им земные правила – какая-то там Конституция, какая-то там презумпция невиновности – тем более того, кого им приказано замочить по полной и при этом спасти от наказания беспредельщиков из полиции. 

Но, согласитесь, оторвами не рождаются, ими становятся, причем с помощью наставников – годами постарше и опытом побогаче. Таким наставником в русле сегодняшнего расследования о том, как спасают преступников в погонах, предстает В. Воробьев – судья Промышленного райсуда. 

Мантию он надел после службы в ментовке. Поэтому не сомневаюсь, что его полицейское прошлое и стало мотивом для передачи в его руки искового заявления главреда «Открытой» о преступлении руководителей новоалександровской полиции В. Рагулина и В. Елфимова, открывших сезон хищений тиражей газеты при перевозке их по федеральной трассе. 

Иск попадает в Промышленный райсуд в силу территориальной подсудности – по месту жительства главреда. Но Воробьеву надо сбросить его в Октябрьский райсуд к Мкртычяну (тоже бывшему силовику), где массово происходят судебные казни ненавистного издания. 

И заединщик договорных дел Воробьев легко идет на профессиональное и человеческое бесстыдство – попросту подменяет в иске заявителя: вместо физического лица (главреда Л. И. Леонтьевой) вписывает юридическое лицо (ООО «ОГ», по адресу Октябрьского района).  

Это означает фактическое незаконное прекращение судебного производства по делу о защите нарушенных прав, свобод и интересов гражданина (административных истцов, которым в данном случае является главный редактор «Открытой» газеты). 

Означает именно прекращение дела, поскольку в исковом заявлении главред обосновывает нарушения своих гражданских конституционных прав. И нет ни слова о юрлице, поскольку всем ясно, что дела коммерческих организаций рассматриваются только в арбитражных судах. 

Заочные суды – договорные решения  

Конечно, мы подали в крайсуд частную жалобу на действия судьи В. Воробьева, указав на его злоумышленные манипуляции, тем более что при рассмотрении жалобы намеревались привести дополнительные доказательства договорного жульничества. 

Но вдруг от краевой судьи Е. Строчкиной получаем решение рассматривать нашу частную жалобу на изменение Воробьевым территориальной подсудности административного иска в упрощенном порядке – без участия сторон. Между тем как и ч. 3. ст. 333 ГПК РФ, и ч. 2 ст. 315 КАС РФ прямо запрещают осуществлять правосудие в упрощенном порядке (без участия стороны заявителя) в случае… прекращения производства по делу, которое напрямую и непреложно следует вследствие двух обстоятельств. 

Во-первых, юридическое лицо (ООО «ОГ») не подавало никакого иска и от него нет (и не будет) представителя. Во-вторых, дела по юрлицам в суде общей юрисдикции не рассматриваются. Это подсудность арбитражного суда. 

Словом, изначально была ясна жульническая цель, куда Воробьев внес свои пять копеек (30 сребреников) – оставить дело без рассмотрения, не выпустив его из Октябрьского райсуда – частного правосудия Мкртычяна. Туда дело и ушло. И то, что Строчкина решила «рассмотреть» нашу апелляционную жалобу без нас, подтвердило это стопроцентно. 

Понимая примитивную хитрость этой договорной карусели, мы подали и зарегистрировали в канцелярии крайсуда заявление (протест) на незаконные действия судьи Е. А. Строчкиной, которая в наших прошлых делах уже совершала подобные манипуляции, и ждать у нее вдруг нечаянного «просветления разума» не приходится.  

И на этот раз, по нашему мнению, судья Строчкина «совершала незаконные действия в целях оказания коррупционных услуг руководителям госорганов, создавала препятствия для доступа к правосудию административному истцу, не допуская его в процесс и таким образом пресекая возможность подать протест на ее действия и заявить отвод».  

Мы явились на процесс раньше обозначенного времени рассмотрения нашей жалобы и сразу подверглись атаке ее помощника, который заявил: «Вас на заседание не приглашали, тем более что решение по делу уже принято». Спектакль, да и только: ну так бы уж прямо и признал молодец, что решение принято заблаговременно, и не судьей Строчкиной. 

Что ж, спектакль так спектакль – интересно понаблюдать, как свою роль будет играть главная героиня. В зал заседания, где Строчкина рассматривала другое дело, мы прошли как слушатели (закон определяет свободный доступ граждан на любой процесс) и стали дожидаться времени, на которое было назначено рассмотрение нашей частной жалобы на незаконные манипуляции судьи Воробьева. 

Строчкина, увидев нас, занервничала, снова и снова повторяла: «Я вас не приглашала, а дело уже рассмотрено…» 

«То есть «рассмотрено» вами задолго до назначенного времени?!»-констатировали мы. И не могли удержаться от того, чтоб не сказать ей уже прямо в лицо то, что написали в заявлении – о воспрепятствовании нам доступа к правосудию – во избежание приобщения к материалам дела доказательств злоумышленно недобросовестного поведения как ее самой, так и судьи Воробьева. «Тогда объявите нам о решении», – настаивали мы. 

«Ничего вам говорить не буду, узнаете позже…» – ответствовала подрастерявшаяся Строчкина. И мы поняли: «решение» скорректировано таким образом, чтобы ни в коем случае не допустить ухода дела в арбитраж, чему так неумело поспособствовал судья Воробьев, искореживший исковое заявление (переписал заявителя с физлица на юрлицо). Значит, снова этому же участнику договорняка дело и вернут, подсказав иной способ его развалить, спасая руководство новоалександровской полиции, санкционировавшее грабеж на дороге. 

Как в воду глядели. Строчкина вернула дело судье Воробьеву, который по всему уже перезагружен-перезапущен и готов к выполнению задачи, которую едва не завалил. 

Разумеется, отвод ему заявим однозначно: непрофессионален, беспринципен, зависим, лично заинтересован. И, конечно, несложно догадаться, что бывший силовик отвод не примет, дело замылит, спасая членов своего клана, своих единомышленников Елфимова и Рагулина… А далее, как всегда, ставропольское кривосудие пойдет по своей дорожке, где ему не указ – ни надзорный орган, ни высокая судебная инстанция, что уже доказано 

Ну, право же, кровь и мозг закипают, когда видишь такую «кривосудную мерзость» в храме Фемиды рядом с кабинетами председателя Бокова, его замов, председателей коллегий и прочей «элиты» – кураторов строчкиных, косолаповых – и далее по списку, приведенному в прошлом номере. 

Бывали хуже времена, но не было подлей 

Какой же степенью безграничного профессионального и человеческого цинизма надо обладать «людям в черном», всем этим строчкиным- косолаповым, мкртычянам – воробьевым, волковским- дубровским, чтобы, считая граждан дураками, изощряться в бесстыдствах, чтоб их облапошить, надуть, обжулить с выгодой для себя.  

С выгодой не обязательно материальной или карьерной. Может, просто чтоб не пнули под зад – за абсолютный непрофессионализм, который прет из многих «правоприменителей», ставя под сомнение их дипломы. Не законы знать требуется, а как их обходить, угождая начальству или заказчику, что, впрочем, одно и то же. 

Вот золотая судья Хахалева, как оказалось, и диплома о юридическом образовании не имела, но возглавляла коллегию по административным делам Краснодарского краевого суда, где лихо решала все «земельные вопросы», безумно на них обогатив и себя, и председателя правосудного ведомства Чернова. 

Вот ведь какую «гармонию мерзости» создают единомышленники договорного права. 

Словосочетание «гармония мерзости» предложил ввести в оборот известный читающей публике художник и психиатр («мозговед») Андрей Бильжо. Произнесите его по слогам, чтобы понять, что называется, «практический» смысл деяний и способ выживания подобных сущностей: чем гаже, чем подлее, тем «гармоничнее» чувствуют они себя и, как тараканы, плодовито воспроизводят себе подобных. 

В блаженной «гармонии мерзости» пребывают «правоприменители», исполняющие заказ по уничтожению печатного издания и его сотрудников. Таковых много, но их поименный след оставлен навеки, и отвечать за все им придется, если верить в карму, в закон бумеранга или неизбежную за грехи божью кару. Как говорится, время покажет! 

А пока снова вспоминаются строки Николая Некрасова: «Я книгу взял, восстав от сна, и прочитал я в ней: «Бывали хуже времена, но не было подлей». 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА 

P.S.

Прошло 11 месяцев со времени захвата многотысячных тиражей газеты полицейскими подразделениями, которые не знают, что с ними делать. Даже в экспертном учреждении МВД не смогли найти в них ничего «порочащего». «Забирайте свою макулатуру» -требуют силовики из Красногвардейского и Ставрополя. И приходят в бешенство от нашего требования оформить захват и возврат имущества процессуально – вынесенными постановлениями со ссылками на нормы закона. Орут: «Какие вам еще законы?!»
Судом не признана «предметом нарушения» и арестованная полицией редакционная техника. Но силовое ведомство, продолжая творить произвол, продолжает ее незаконно удерживать.
Впереди – арбитражные суды по искам о возмещении огромного материального (и морального) ущерба, причиненного героическим ведомством кабинетного генерала Мишагина. С таким бы рвением – да на передовую в Донбасс!

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях