Поиск на сайте

 

 

О реформе органов внутренних дел рассуждает авторитетный специалист и аналитик из Кисловодска

 

Почти год минул с тех пор, как вступил в силу закон «О полиции». Как живописует официальная пресса, над документом трудились именитые правоведы и специалисты-практики, а бурные дискуссии вокруг него велись не только в печати, но и в Рунете. Многие предложения были учтены и поставлены на службу обществу.
Изменилась-де сама основа профессиональной деятельности органов внутренних дел. Полиция отныне не карающий меч державы или институт государственного принуждения, а действенная структура по защите прав и свобод граждан, ограждающая их от преступности и обеспечивающая общественный порядок.
Наш собеседник в правоохранительных органах человек известный, хотя и посвятивший себя службе еще в советское время, когда честь и совесть являлись основой профессии милиционера, прокурора, судьи. Что он думает о нашумевшей реформе?
Итак, доктор юридических наук, академик, профессор, почетный работник прокуратуры СССР, почетный адвокат России, журналист (в 70-е ведущий передачи «Человек и закон»), писатель, лауреат многих литературных премий, член редакционного совета журнала «Советская милиция», корреспондент журнала «Милиция», член Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в крае кисловодчанин Анатолий БЕЗУГЛОВ.

 

Банальная профанация
- Анатолий Алексеевич, реформа МВД вроде как давно завершена, ведомство работает в новых условиях, однако критических, даже разгромных, выступлений в адрес новоявленных полицейских не убывает. В чем же дело?

- Повышение полицейским зарплаты, ротация руководящих кадров – начинания в структуре ведомства, безусловно, положительные, но едва ли их можно величать реформой. Что касается закона «О полиции», который должен был задать тон всей реформе, то я лично от него ожидал большего.
Начнем с того, что проект его готовился втайне не только от широкой общественности, но даже от юристов-практиков. На внесение десятков тысяч замечаний и предложений отпущен был ничтожный срок. Мне, соавтору многих законов СССР и России, хорошо известно, какая это кропотливая работа, иногда на обсуждение одной поправки уходят недели.
Но что поделаешь, у нас же парламент «не место для дискуссий», а потому закон был принят в пожарном порядке, без серьезного, глубокого, всестороннего обсуждения.
- Роль нормативных правовых актов у нас нередко переоценивается: стоит, мол, принять закон, и все сразу изменится.
- Ну да. Вчера еще милиционеры крышевали бизнес, вымогали взятки, пытали задержанных, а на следующий день стали белыми и пушистыми? Такого не бывает, разве что в сказках.
На сознание каждого из нас действуют не только дозволения, запреты и денежные стимулы. Почему-то мы забываем о таких факторах, как общая и правовая культура, идеология, воспитание…
- … личный пример начальства.
- В том числе. Я часто вспоминаю своего друга и коллегу по работе в прокуратуре СССР Бориса Владимировича Ворогушина. Когда в конце 50-х в милиции были созданы следственные подразделения, Ворогушин стал первым начальником следственного отдела Главного управления МВД СССР, а спустя год его назначили первым замначальника Главного милицейского управления, присвоив звание комиссара милиции 3 ранга (ныне это генерал-майор полиции – Авт.).
На служебной машине он ездил исключительно по делам службы, а на работу и домой - на метро. Если торопился по личным делам, брал такси. Имея высокую должность, жил в коммуналке, занимая комнатку в десять «квадратов».
И лишь годы спустя, когда перевез из Тулы свою старенькую маму, ему дали двушку, да и то, расположенную над аркой, а потому зимой в его квартире полы всегда были ледяные.
- Сейчас вам и не поверят, скажут: вот, мол, фантазер, а вслед еще и пальцем покрутят у виска.
- Всех сомневающихся могу заверить: людей долга, чести, совести в советской стране было многократно больше, чем сейчас. Все они жили и работали по общему принципу «прежде думай о родине, потом о себе». Неудивительно, что поверить в это сегодня многие просто не в состоянии.
Нам навязали искаженную систему ценностей, где культивируются индивидуализм и эгоизм: греби под себя, до других и дела нет…
- Люди не рождаются плохими или хорошими. Откуда же в правоохранительных органах берутся коррупционеры и моральные уроды?
- Такими их делает жизнь, среда обитания, пример старших по званию… Мерилом человеческого счастья стали деньги. Ради денег люди идут на все: предают родину, друзей, родителей, торгуют честью, совестью, чувствами, убивают.
- И все же, что-то ведь изменилось в работе органов внутренних дел за год?
- По большому счету ничего и не могло измениться. Как вы заметили, произошла смена вывески, у ведомства остались те же карательные функции, а у руля - те же нечестные люди. Сокращения произошли главным образом за счет вакансий, уволены немногие, да и не всегда плохие.
Один из членов краевой аттестационной комиссии как-то поделился со мной: «Видим, что начальник отдела плохой, надо бы отчислять… но где взять хорошего? В общем, решаем оставить». От себя добавлю: оставить, да не просто так, а за определенную мзду.
- Об этом все знают, говорят, призывают решительно бороться, а в итоге?
- А в итоге суммы взяток растут. Вымогатели наглеют и, как правило, остаются безнаказанными. Ну, если кто и попадется (нужна ведь статистика для отчетов), их ждет тихое увольнение. Таких, кто мечтает вместе с должностью получить власть и деньги, в полиции немало.
Им нужны деньги, большие деньги! А зарплата - так, мелочь, даже с учетом индексации. Выходит, путь один - преступление. Чаще всего это коррупция.
- Очень уж пессимистично вы настроены. В конце концов, была аттестация, через которую прошли все работники полиции, включая генералитет.
- Я уже говорил: многим просто не нашлось замены. Хорошо проводить аттестацию при условии, если под дверью кадровиков стоит очередь. Но таковой нет, а менять шило на мыло незачем.
Как заметил депутат и журналист Александр Хинштейн, за полтора месяца прогнать через проверку миллион человек - это не переаттестация, а банальная профанация. Комиссии пропускали в день по тридцать и более человек. Кому понадобилась эта спешка?
К тому же, по моему убеждению, аттестацию следовало проводить не сверху вниз, а наоборот - снизу вверх. Ведь если хорошо трудятся нижестоящие подразделения, значит, ими квалифицированно руководят. А если плохо, то вряд ли можно говорить о толковом и честном начальстве.

 

Ложь и статистика
- Новый закон начинается словами: «Полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан…» Это высокое предназначение вы ощущаете на себе?

- Еще как! В курортном Кисловодске на многих улицах нет тротуаров. Но самое страшное, что по дорогам, где носятся машины, ходят дети. Никаких знаков, ограничивающих скорость авто или предупреждающих пешеходов об опасности, нет. Случись несчастье, кто будет крайний: пешеход, водитель, чиновник администрации, сотрудник ГИБДД?
А сколько бед могут принести колдобины на дорогах в полметра глубиной, открытые канализационные колодцы! Остановки общественного транспорта не только не оборудованы, но даже не обозначены, люди садятся и выходят где попало. Кисловодчане эти особенности проживания усвоили, а как быть приезжим? Чтобы остановить автобус, бросаться под колеса?
Гордость Кисловодска – его лечебный парк. Чтобы подышать целебным воздухом, курортники платят бешеные деньги. Но вот беда: по аллеям носятся машины, с бешеной скоростью спускаются велосипедисты, рискуя покалечить себя и других.
Встретив как-то в парке начальника кисловодской ГАИ Георгия Кулько, попытался обратить его внимание на неуместность столь оживленного движения. Тот был предельно лаконичен: «При чем тут парк, мы на дорогах…»
Примеров такой «заботы» о гражданах со стороны полиции полно в любом городе.
- Об этом в присутствии чиновников администрации Кисловодска и краевой полиции не так давно вы говорили на заседании Экспертного совета по правам человека в крае. Что-то изменилось?
- Олег, как журналист, я понимаю, что слово вы хотите приравнять к делу, но ведь и  наивным тоже не стоит быть! Ни администрацию, ни полицию эти проблемы ничуть не колышут!
- Независимые столичные эксперты считают, что начинать «силовую» реформу надо было с изменения принципов, позволяющих оценивать эффективность работы полиции? Есть подвижки в этом направлении?
- На подвижки нет и намека. Хотя все знают, что существуют большая ложь, малая ложь и статистика, которой можно легко манипулировать по принципу «чего изволите?».
- Например...
- Минувшим декабрем начальник ставропольской полиции Юрий Алтынов заявил, что по итогам года в крае совершено 33,5 тысячи преступлений, при этом уровень преступности снизился на 4 процента. Можно ли, опираясь на эти статпоказатели, дать объективную оценку деятельности полицейских? Я, например, не могу, хотя не сомневаюсь, что Алтынов привел цифры, зафиксированные в документах.
Дело в том, что официальная статистика отражает только те преступления, которые зарегистрированы, и умалчивает о тех, которые прошли мимо журналов, рапортов, отчетов. А сколько таких: тысячи, сотни тысяч?
- Причины умолчания о преступлениях могут быть разные, и тут тоже неплохо бы разобраться.
- Совершенно верно, одно дело, когда преступление не попало в объектив полиции, другое - от общественности его скрыли намеренно. А зачем скрывать? Это - нежелание ухудшать показатели своей работы, загружать себя, множить список висяков, то есть нераскрытых преступлений. Бывает, что за сокрытие «оборотни в погонах» имеют солидные вознаграждения.
Но искажать статистику могут и потерпевшие, и свидетели. Одни молчат потому, что не хотят осложнять отношения, другие - тратить время на поездки к следователю, в суд, третьи не доверяют полиции, четвертые опасаются мести, пятые за свое молчание содрали с заинтересованных лиц солидный куш, шестые молчат потому, что у самих рыльце в пушку, седьмые...
Число незарегистрированных преступлений может достигать астрономических масштабов. Вот и получается: по данным статистики, уровень преступности падает, а в действительности - на улицу страшно выходить и днем. Вместе с тем комфортность нашего бытия определяется не успокаивающими процентами, а реальными фактами.

 

Усилить и повысить!
- В итоговом годовом отчете Юрий Алтынов назвал показатели среднего размера взятки. На Ставрополье он составляет 50 тысяч рублей, а в среднем по России - в шесть раз больше. Как понимать эту, очень уж немалую разницу?

- Опять-таки, трактовать можно по-разному. Первый вариант ответа оптимистичный. На Ставрополье крупные взяточники боятся полицейских, убежали за границу, спрятались, затаились, а лучше всего - перевоспитались. Осталась-де так, мелочевка, с которой тоже скоро будет покончено.
Второй вариант прямо противоположный и определенно более реальный. Крупным в крае взяточникам, высоким чиновникам, оперирующим сотнями тысяч и миллионами рублей, живется вольготно - полиция их не трогает, не замечает, обходит стороной, кое-кого крышует, конечно, не бескорыстно. А к следователям и в суд полицейские таскают лишь мелочь пузатую, крохоборов…
- Нередко в отделениях полиции игнорируют сообщения в прессе по фактам, содержащим признаки преступлений. И не опровергают. Есть ли средство вывести людей в погонах из этой «спячки»?
- Жесткими проверками вышестоящими структурами нижестоящих, городских и районных подразделений. При этом не ограничиваться кабинетным изучением  документов, а больше внимания уделять реальному состоянию законности и правопорядка.
Опубликовать в СМИ сообщение о предстоящей проверке. Для полноты картины организовать прием граждан, проанализировать телефонные обращения (в том числе анонимные), обратиться к журналистам, собиравшим и анализировавшим эти факты.
- Проверки имеют смысл, если полицейское начальство само заинтересовано в соблюдении законности и не намерено покрывать мерзавцев. А пока существуют «ведомственные крыши», оберегающие систему от «порочащих» вторжений, преступность будет набирать обороты. Но сколь веревочке ни виться...
Почему никто не ставит вопрос, а где раньше были местные полицейские, когда у них под самым носом та-ко-е творилось?! И не только они, но и другие контролирующие и надзирающие органы, которых невпроворот? Почему не спрашивают с тех, кто вместо объективных проверок составлял филькины грамоты?

- Рецепты от этого недуга обычно сводятся к призыву «Усилить и повысить!», но путь этот абсолютно бесперспективен.
Помните, в свое время прокуратуру освободили от функций следствия, что ведомству, несомненно, пошло на пользу. Вместе с тем следствие осталось в МВД,  которое также надо передать Следственному комитету, что освободит полицию от непрофильных функций. А пока полицейское следствие в системе МВД остается мощным инструментом давления на неугодных и крышевания тех, кто готов платить мзду. Репрессивный инструмент, не более.
Вопрос этот открыт, о нем даже не заговаривают, и понятно почему: чины с большими звездами на погонах могут лишиться солидного куша. Федеральный законодатель против полицейского лобби не попрёт, тут нужна высшая политическая воля.

 

Ставка на население
- Как только решение вопроса касается отсутствия воли и честности, сразу упираемся в глухую стену. Неужели нет иных средств борьбы с коррупцией внутри полицейского ведомства?

- Ну почему же, эти средства есть и сегодня. Например, любой следователь имеет право внести представление об устранении причин, способствующих совершению преступления. Более того, есть право возбудить уголовное дело в отношении того, кто потворствовал преступникам. Но часто ли следователь пользуется этим правом?
А потому позвольте внести предложение: закрепить в Уголовно-процессуальном кодексе РФ обязанность(!) следователя и прокурора по окончании предварительного следствия по любому делу, а по долгоиграющему особенно, помимо обвинительного заключения составлять итоговый документ, в котором, в частности, должен быть отражен ряд принципиальных вопросов.
- А именно?
- Какие обстоятельства способствовали возникновению преступного замысла и его реализации?
Кто из сотрудников местных правоохранительных органов, других контролирующих и надзирающих структур (ОБЭП, налоговой инспекции, Роспотребнадзора, таможенной службы и т.д.) и как долго «обслуживал» тот или иной объект, как характеризовал его деятельность в официальных документах?
Какие сигналы, когда и куда поступали на действия работников данного объекта, была ли на них реакция?
Когда, какой орган и кто конкретно проверял данный объект, какие составлял по итогам ревизии документы, были ли приняты решения по итогам проверок?
В числе принятых мер может быть возбуждение уголовного дела или дисциплинарного производства, внесение представления.
Конечно, для выполнения упомянутых рекомендаций потребуется время, а на счету следователя будет меньше отчетных «палочек» о законченных делах. Но я уверен, что результативность такого подхода очень высока.
- Давно перемен требует служба участковых уполномоченных. Люди старшего поколения хорошо помнят образ Анискина - сельского участкового, которого так блестяще сыграл Михаил Иванович Жаров. О таких полицейских народ и мечтает.
- Сыграл действительно превосходно. С Михаилом Ивановичем мы были хорошо знакомы, и я как-то заметил ему: «Могу мечтать, чтобы ваш герой был моим другом или соседом, но не участковым». Жаров прямо-таки опешил. Пришлось объяснить.
Дело в том, что по воле автора повести, а затем и сценария фильма Анискин – честный, порядочный человек, энтузиаст, но не юрист. При этом он выполняет обязанности не только участкового, а еще следователя, эксперта-криминалиста, прокурора, даже судьи. Если такой участковый «состряпает» уголовное дело, то установить истину не сможет и спецбригада Генпрокуратуры.
Почти у всех современных участковых есть высшее юридическое образование, и для них Закон должен быть свят. Между тем в их службе много специфики, а в системе МВД нет высших учебных заведений, где готовили бы участковых. Да и по складу характера далеко не каждый может занимать эту должность.
- Вы предлагаете учить специально на участкового?
- Необязательно, есть и другие пути повысить эффективность службы. Например, вместо ныне существующих опорных пунктов полиции создать опорные пункты общественности, то есть советы микрорайонов, но уже в новом качестве.
В такой совет, кроме самих участковых полиции, нужно включить местного депутата, участковых врачей, почтальонов, руководителей уличных и домовых комитетов, представителей школ, управляющих компаний, санитарно-эпидемиологической службы, расположенных в микрорайоне предприятий. В составе совета могут быть образованы секции - благоустройства, общественного порядка, по работе с детьми, по оказанию помощи престарелым, инвалидам и проч. А руководство опорным пунктом лучше всего возложить на местного депутата.
- И что дадут такие советы?
- Помогут объединить усилия общественности с государственными и муниципальными службами, а еще - координировать действия чиновников.
Залог успеха участковых уполномоченных – в их тесной связи с гражданами, которые своего Анискина должны знать в лицо. Этому способствуют поквартирные и дворовые обходы участковыми, их полные и, главное, публичные отчеты о своей работе, регулярный прием граждан.

 

Дипломатичный подход
- Если верить бумагам, участковые и так денно и нощно пропадают на своих участках, знают все и вся о своих жителях, а последние стали их верными помощниками.

- Это по бумагам, а в реальности подавляющее большинство россиян из самых разных регионов, с которыми мне довелось разговаривать на эту тему, со своими участковыми ни разу не встречались.
А участковые поголовно сетуют на загруженность проверками всевозможных жалоб и заявлений: мол, львиная доля службы уходит на писанину, а на живое общение с подопечными ни времени, ни сил не остается.
Я не раз пытался узнать, как часто и в каком порядке участковые должны обходить квартиры и дома, но внятной картины так и не составил. Не внес ясности и комментарий замначальника ставропольского полицейского главка полковника Михаила Черникова: «Участковые приходят к тем, кто в них нуждается…»
Дипломатичное толкование. Я-то полагал, что «обход» предполагает посещение каждого дома, каждой квартиры, причем с определенной периодичностью.
- Так, может, сократить писанину, тогда и обходы бы стали реальностью?
- Видите, это очевидно. В то же время в этих отчетах обязательно были замечания и рекомендации, пожелания о поощрении и наказании руководителей горрайотделов, депутатов, общественности.
- Хочется верить, что ваши предложения пригодятся руководителям ставропольской полиции.
- Я тоже верил в это. После заседания Экспертного совета по правам человека, о котором мы говорили, я предложил Михаилу Черникову на страницах федеральной газеты обсудить проблемы совершенствования работы участковых уполномоченных. Тем более что для такого диалога есть хороший повод: по результатам всероссийского конкурса ставрополец Александр Цысь признан лучшим участковым страны.
Черников меня охотно поддержал, однако, несмотря на мои многократные напоминания, подвижек не последовало.
- Анатолий Алексеевич, говорят, менять надо не только полицию, но и отношение населения к людям в погонах. Согласны?
- Согласен, но с одной оговоркой: отношение людей к полиции нельзя изменить директивно приказом или законом. Это может сделать только сама полиция своим добросовестным отношением к службе.
Лет десять назад, когда я был в Финляндии на международной конференции, переводчик, бывший гражданин России, поведал мне прелюбопытный эпизод. Когда в День города на стадионе Хельсинки появилась колонна местных полицейских, присутствующие рукоплескали им стоя. И это было проявлением самых искренних чувств.
На финских улицах и трассах почти не видно полицейских. Но они появляются тут как тут, если кто-то нарушил правопорядок. Действуют решительно, но четко и по закону.
Моя золотая мечта - увидеть, как россияне рукоплещут нашей полиции. Дружно, радостно, с улыбками на лице! Только представьте!
 
 

Беседовал Олег ПАРФЁНОВ

 

Вера Захарова 25 февраля 2012, 15:09

Спасибо, мало сказать! Уважаемый Олег Парфёнов , я знаю прекрасно Анатолия Алексеевича Безуглова. Сейчас я живу в Словакии . город Дунайская Стреда и нет возможности найти моего друга! При возможности скажите обо мне. мой тел.00421 944 12 11 52. Статья прекрасная , не все так плохо , когда есть у кого учиться , слушать и читать. С уважением Вера Захарова.

имя29 января 2012, 14:33

Фотка Ермолкиной - отличная иллюстрация!

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий