Поиск на сайте

 

 

В свет вышла книга, посвященная одному из значимых событий в годы гражданской войны в России - Юго-Восточному Русскому Церковному Собору, прошедшему в Ставрополе в мае 1919 года

«Борьба с безверием, унынием и нравственным падением»

Гражданская война разделила Россию по линиям фронтов, нарушила связи между главой Русской церкви патриархом Тихоном (Василий Белавин)  и епархиями, оказавшимися под белыми.

Это послужило причиной созыва на территориях, занятых добровольческими войсками, церковных соборов, которые должны были решить вопрос о будущем управлении. Православная церковь открыто выступила заступницей своего народа.

Изначально Юго-Восточный Русский Церковный Собор планировали провести в Ессентуках Владикавказской епархии, но в постановлении состоявшегося незадолго собрания было оговорено, что окончательное решение остается за старейшим на юге архипастырем архиепископом Ставропольским и Кавказским Агафодором (Преображенским).

К нему выехали уполномоченные представители собрания - архиепископ Таврический Димитрий (Абашидзе),  протопресвитер Г.И. Шавельский, граф В.В. Мусин-Пушкин. Архиепископ решил созвать Собор в Ставрополе.

В город прибыли правящие и викарные иерархи, члены Всероссийского Поместного собора, представители военного духовенства, командования Добровольческой армии, Всевеликого войска Донского и Кубанского казачьего войска. Председателем Собора был избран архиепископ Донской и Новочеркасский Митрофан (Симашкевич), почетным председателем - архиепископ Ставропольский и Кавказский Агафодор. Товарищами председателя стали архиепископ Таврический Димитрий, протопресвитер Г.И. Шавельский и князь Г.Н. Трубецкой.

Открылся Собор 19 мая приветствием архиепископа Агафодора в адрес Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России А.И. Деникина. На этом же первом заседании к Собору обратился Деникин:

«…Я от души приветствую Поместный Собор Юга России, поднимающий меч духовный против врагов Родины и Церкви. Да благословит же Господь ваше начинание и да даст вам силу и разум исполнить свой долг перед Богом и Родиной!»

Архиепископ Кавказский и Ставропольский Агафодор (Преображенский)

Дабы междоусобная брань не обратилась в рознь и вражду

С ответным словом выступил архиепископ Донской и Новочеркасский Митрофан:

«Полтора года тому назад люди, дышащие ненавистью к Богу и Церкви, исполненные лжи и злобы, захватили в свои руки русскую власть. Льстивыми обещаниями, коварными наветами, ложью и обманом они совратили не только простецов, но и многих сильных умом и образованием людей...

Открылся после того на Руси поток неслыханных тягчайших преступлений: кощунства и святотатства, измены народным договорам, презрения к долгу и чести, убийств, грабежей, расхищения всех богатств страны. И народ, которому обманщики посулили счастье, стремительно приблизился к нищете, а страна - к небывалому разорению. Озверел народ великий, Великая Русь встала у края гибели.

…О сем просим вас, да всегда памятуете вы, что ныне долг ваш не только побеждать супротивного, но и нести в истерзанные большевизмом русские города и селения мир... О сем просим вас, дабы междоусобная брань наша не обратилась в надолго неизгладимую, губительную для народа, тайную братскую рознь и вражду…».

Было исполнено намерение Предсоборной комиссии обратиться с посланием «ко всем православным чадам России», в котором особо подчеркивалось, что Собор не носит тайного характера, является «временным, вынужденным, исключительным» и будет блюсти каноны и церковные правила.

«Православные русские люди, прекратите взаимные распри, раздирающие близких соседей и братьев по вере и крови; сильные, не притесняйте слабых, богатые, не обижайте бедных, бедные, не завидуйте богатым.  Не позволяйте себе неправедных прибылей, которые, как огненные уголья, падут на главу вашу; берегитесь убийства, жестокости к беззащитным, грабежей и присвоения не принадлежащего вам имущества - этот наш великий порок, увы, за последнее время стал причиной недоброй славы о народе нашем.

Пора нам опомниться, чтобы заслужить от Господа прощение за наши великие и тяжкие прегрешения, навлекшие пламенный гнев Божий на нашу Родину», - говорилось в послании, вызвавшем острую полемику.

Священник В.И. Востоков заявил, что послание является одним из значимых документов Собора, но выглядит неоправданно мягким. По его словам Церковь до сих пор публично не обличила революцию и антихристианский характер социализма, а в послании  патриарха Тихона «мало реальной жизненной правды».

С протестом выступил философ, правовед, публицист Е.Н. Трубецкой, указав на самоотверженные слова патриарха о большевизме. Архиепископ Димитрий напомнил Собору имена священников, клириков и мирян, которые выступили против большевизма и пострадали за это.

«Доколе будет висеть над страною жестокое ослепление?!»

Несмотря на то, что Востокова лишили слова, все же прозвучало подготовленное им «Сыновнее обращение»:

«Революция свергла царя, которому Россия присягала, кричала «ура», за которого молилась Богу во всех церквах, и будто бы вручила власть народу, на самом же деле разменяла царскую власть на власть  комиссаров…

Революция обещала стране свободу, а на самом деле дала рабство, худшее татарского ига и крепостного права. Освободила тюрьмы от преступников до уголовных включительно, но переполнила их невинными гражданами.  Кричала против смертной казни, но напоила страну потоками крови зарезанных не только мужчин, но и женщин, детей. Обещала свободу слова, но задушила всю печать, кроме социал-коммунистического всенародного обмана.

Словом, наша революция распяла и пригвоздила ко кресту страданий все Божие, честное, мирное, трудящееся, но дала простор, свободу и преимущество злу, пороку, преступлению и лености… такова наша революция, которой, однако, еще праздники справляют государственные учреждения и в честь торжеств которой школы не учатся…

Доколе же, Господи, будет висеть над опозоренной страною столь жестокое ослепление?!»

Суть и величайшее зло революции виделось Собору в нравственном разложении общества, а целью ее не борьба со старым режимом, а борьба со старой верой, святой и могучей, на которой взрастало государство и слагалось благосостояние народа. А потому особая роль отводилась распространению обращения к красноармейцам:

«Есть среди вас и обманутые, есть и обольщенные, есть и сознательные преступники, но все вы одинаково служите делу грядущего антихриста.

Во что превратили вы святую Русь? Вы залили ее братскою кровью, которая вопиет ко Господу. Вы разорили государство, вы осквернили, разрушили семью, вы измучили, истерзали, втоптали в грязь лучшее, что было в народе нашем, - его церковную жизнь… Ни один народ за всю историю не творил таких страшных преступлений, какие сделаны вами за два последних года.

…Наступит час расплаты. И вожди ваши предадут вас - с награбленными миллионами они найдут способ убежать и скрыться, а вас оставить для расплаты.

Покайтесь. Сознайте преступления свои, безмерные и тяжкие. Вспомните, что и вы когда-то были верными чадами Церкви Христовой. Смойте слезами раскаяния ту кровь, которая на руках ваших. Отрекитесь от сатаны. Сложите оружие ваше. Земная власть пощадит кающихся. А перед Богом вы должны искупить грехи всею вашей последующей жизнью.

И тогда Господь, веруем, простит вас, примет в лоно Свое, как отец принимает блудного, но раскаявшегося сына».

Обличая антихристианский и античеловеческий характер большевизма, Собор обратился к Главнокомандующему Вооруженными силами Юга России, к атаманам Донского, Кубанского и Терского казачьих войск с ходатайством о помиловании пленных красноармейцев. Ответом было объявление амнистии.

Андреевская церковь, место проведения Юго-Восточного Русского Собора

«То ли сеятели были неискусны, то ли нива заросла плевелами»

В составе Собора были созданы четыре отдела, определившие основные направления работы: организация Временного высшего церковного управления, устройство прихода, церковная дисциплина, а также духовно-учебные заведения и церковно-приходские школы.

В итоговом решении подчеркивалось, что Временное высшее церковное управление получает всю полноту церковной власти в указанной местности и пользуется ею, пока не состоится освобождение Святейшего патриарха Тихона, коему и будет дан отчет во всем совершенном на благо православной церкви.

Собор оказался созвучным призыву патриарха стоять выше и вне политических интересов и поддержал традиционную связь с государственной властью в лице Деникина, выступившей союзницей церкви в борьбе с безбожием и гонением на веру.

Главный лозунг белого движения о «непредрешении» формы правления позволял церкви оставаться вне политической борьбы. Именно роль веры виделась Собору определяющей в благополучии России, его участники полагали, что если народ вернется к церкви, то и Россия обретет спасение.

Утром 23 мая, в последний день заседания Собора, из всех православных храмов Ставрополя вышли крестные ходы, чтобы соединиться на Александровской площади. Тысячи горожан пришли сюда на грандиозный молебен «Об укрощении раздоров на Руси».

Это было время, когда людям вернулось спокойствие, в дома не врывались вооруженные люди, не убивали, не грабили. Вечерами в рощах и скверах, на бульваре играли оркестры. Во всех православных церквях, которых было около тридцати, в армяно-григорианской церкви, польском костеле, синагоге и мечети шли службы, собиравшие массу народа.

Устраивались церковные шествия. Многолюдные процессии с иконами и хоругвями проследовали от старого Троицкого кафедрального собора к собору св. Андрея Первозванного и далее в Заташлянское предместье, к Иоанно-Мариинскому женскому монастырю с главной иконой города Иверской Божией Матери.

«Спаси и сохрани, убереги от басурманов, заливающих святую Русь кровью своих братьев, сестер, отцов и матерей», - шептали прихожане, осеняя себя крестным знаменем, с верой всматриваясь в образ Спасителя...

«К сожалению, - писал позднее А.И. Деникин, - невзирая на усилия многих достойных пастырей, церковная проповедь оказывала мало влияния на массы: то ли сеятели были неискусны, то ли нива чрезмерно густо заросла плевелами».

Временное высшее церковное управление на Юге России просуществовало до ноября 1920 года, оказавшись в эмиграции. В некотором роде ставропольский Собор положил начало созданию Русской православной церкви за рубежом (РПЦЗ), в течение почти 90 лет находившейся вне общения с Московским Патриархатом.

Архиепископ Донской и Новочеркасский Митрофан (Симашкевич)

«В одном «гнезде» я разыскал весьма ценные материалы»

Первые труды, посвященные Юго-Восточному Русскому Церковному Собору, как ни удивительно, появились в 1930 году, и принадлежали одному из организаторов Центрального антирелигиозного музея в Москве Б.П. Кандидову.

Автор не скрывал, что главной его целью является обличение «классовой сущности» религии. Как документы Собора попали Кандидову, точно неизвестно, но можно высказать предположение.

Кандидов оставил мемуары, в которых описал свою деятельность по организации антирелигиозных выставок, а затем и музея. Фанатично преданный своему делу, он провел огромную работу, собрав большое число церковных документов по всей России, как говорил сам, в «церковных гнездах».

В 1928 году Кандидов совершил поездку в Крым, о которой писал:

«Через несколько дней после приезда предпринял ряд шагов к получению нужных музею материалов и установил, что крымское духовенство скрывает деникинские и врангельские церковные архивы.

Для розыска материалов ездил в Симферополь, Балаклаву, Ялту и обходил различные «уютные» места. Работа закончилась успешно, в одном «гнезде» я разыскал весьма ценные материалы, забрал их и привез в Москву».

Скорее всего, именно из этой поездки Кандидов привез документы Временного высшего церковного управления на Юге России, контролируемом в 1919 году армией А.И. Деникина. Прошло еще более полвека, прежде чем в отечественной историографии были предприняты робкие попытки к освобождению от идеологических оков.

В изданный в Москве сборник вошли документы по подготовке к ставропольскому Собору, материалы, отразившие всего его решения, статьи в прессе того времени, а также аналитические обзоры Отдела пропаганды Особого совещания при Главнокомандующем Вооруженными силами на Юге России.

Олег ПАРФЁНОВ

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий