Поиск на сайте

 

 

 

Новый Генеральный план развития краевого центра не решит ни одну из существующих городских проблем, считает ставропольский архитектор Сергей Малкин

 

В нынешнем январе городские власти презентовали долгожданный генеральный план. Как живописала местная пресса, генплан «захватывает и вдохновляет», а итогом большой работы станет его обсуждение на публичных слушаниях и утверждение городской Думой. Однако оптимизм городских властей, как оказалось, разделяют не все, полагая, что стратегический документ получился крайне сырым, а любое планирование - бюджетное, социальное, развития - не будет отражать реальных потребностей горожан. Об этом, а также о возможных перспективах развития города в беседе с корреспондентом «Открытой» рассуждает директор ООО «Арх-Рос» Сергей МАЛКИН.

 

- Сергей Михайлович, что значит определить направление развития города?
- Образно говоря, надо поднять паруса, поймать попутный ветер и рвануть вперед, на пути созидания и процветания. Но прежде предстоит понять, каким должен быть корабль, на котором все мы отправимся в сложное плавание градостроительства.
У русского философа Петра Чаадаева есть такое выражение: «Прошлое нам не подвластно, но будущее зависит от нас». Давайте же думать о будущем. Однако нынешний план развития города этого не позволяет.
- Что вы имеете в виду?
- Проект выполнен по заказу управления архитектуры администрации Ставрополя в соответствии с заданием - приложением к муниципальному контракту от 12 октября 2007 года. Предложения по транспортной схеме одобрили уже 30 ноября, при том что она имеет богатую полувековую историю, а положения ее до сих пор не реализованы. Достаточно сказать, что ежедневно горожане в автомобильных пробках или в ожидании общественного транспорта тратят уйму времени. В часы пик движение в городе парализовано.
Так вот, в полное недоумение приводит скорость, с которой учреждение архитектуры и градостроительства края собрало исходные данные к проекту генплана. Многосложную задачу с десятками неизвестных решили всего за полтора месяца, когда инвестор годами не в состоянии получить исходных данных для строительства!
А в январе уже был готов весь генплан, содержащий стратегию территориального планирования города до 2030 года и на первую очередь до 2015 года.
- Насколько известно, городская Дума собирается уже в ближайшее время вынести проект на публичное обсуждение, хотя экспертных заключений он еще не получил. Вы занимались экспертизой проекта?
- Нет, это очень серьезная работа, требующая гораздо больших усилий, чем заняло само проектирование. Но уже одно знакомство с генпланом вызвало у меня массу вопросов и замечаний.
Например, нарушены принципы территориального зонирования, когда в непосредственной близости от промышленных предприятий пытаются разместить жилые массивы. Но ведь санитарно-защитные зоны предприятий никто еще не отменял.
А что если Дмитрий Медведев поставит страну на путь индустриального развития, и захиревшие предприятия вновь заработают на полную мощность, не одному же Китаю поднимать экономику? Куда тогда деваться жильцам близлежащих домов?
Предусмотренная генпланом высотная застройка в ряде районов уже в натуре заменена частной - там, где планируют возвести многоэтажки, давно красуются коттеджи и дачи, хозяева которых выложили астрономические суммы на строительство и оформление недвижимости в собственность.
Понятно, что сносить частные дома никто не станет, а значит не будет ни высоток, ни запланированных затратных коммуникаций, таких, как четырехполосные дороги, канализационные трубы большого диаметра, котельные, трансформаторные подстанции.
- Проектом предусмотрена борьба с оползнями, на этот счет имеются даже инженерно-геологические заключения. А в будущем, после укрепительных, дренажных и других специальных работ, эти земли хотят превратить в зеленые массивы. Вполне разумный подход.
- Но только не в нашем случае острого дефицита земли. Мировая практика доказала, что при грамотном подходе к освоению оползневых участков, а это в Ставрополе огромная территория в 13,4 квадратных километров, они являются бесценным резервом для застройки.
При этом решено уничтожать лесной массив вдоль Объездной дороги или сквер в Октябрьском районе на перекрестке улиц Можайской и Руставели. Да и вообще, кто бы мог объяснить, каким образом вырубка десятков гектаров скверов соотносится с программой по озеленению?
Более того, в проекте отсутствуют карты микросейсморайонирования, а это обязательный документ в составе генплана, без которого едва ли возможно правильно определить перспективы развития города. - Получается, потенциальный застройщик просто не в состоянии реально оценить степень сложности будущего объекта?
- Вот именно. Но самое печальное в том, что это неприменно обернется дополнительными для инвестора затратами, а значит, скажется на себестоимости квадратного метра жилья.
При таком подходе муниципалитет попросту не сможет планировать затраты, связанные с капитальным строительством и ремонтными работами, на которые из федерального бюджета уже в этом году ожидаются приличные поступления.
Только на основании выводов генплана город может формировать полноценный бюджет, планировать, контролировать его расходную часть. Такую возможность проект начисто отметает. А потому и прогноз социально-экономического развития, приведенный в генплане, тоже ошибочный.
- В этом прогнозе упоминается, что Россия в скором времени вступит в ВТО (Всемирная торговая организация), после чего страну завалят импортной продукцией. В первую очередь, сельхозяйственной, и как результат - безработица в селе, откуда люди ринутся в город. Выходит, Ставрополю надо готовиться к притоку населения. По-вашему это хорошо или плохо?
- На примере Москвы, да и других крупных городов, видно: в первую очередь приезжие - это бесценный дополнительный ресурс. Так что к увеличению численности горожан надо готовиться уже сегодня.
Вместе с тем для коренных жителей Ставрополя вопрос занятости может стать еще острее, особенно для молодежи, что приведет к мощному оттоку в поисках лучшей жизни вчерашних выпускников вузов. Если город не озаботится уже сегодня созданием новых рабочих мест, произойдет не рост, а своего рода замещение населения.
- Для того, наверное, в проекте заявлено о строительстве горно-обогатительного комбината в непосредственной близости от Ставрополя?
- А такое вот решение проблемы занятости как раз уж точно обернется оттоком коренного населения. Хочу заверить, что никакими экологическими заключениями на строительство комбината в генплане даже не пахнет. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что строительство подобного промышленного комплекса приведет к серьезным экологическим последствиям.
- Но человек постоянно сталкивается с изменением среды обитания.
- Несомненно, только города надо развивать не вслепую, а с учетом их истории, мировой практики и, в частности, опыта ближайших соседей.
На Кубани, скажем, тема сочинской Олимпиады возникла не на пустом месте, а стала результатом системной и кропотливой работы. В Краснодарском крае действует департамент архитектуры и градостроительства, в котором работает около полторы сотни специалистов. В Ставрополе же аналогичная структура расформирована еще 11 лет назад и ни один руководитель городского или краевого уровня не видит необходимости в ее воссоздании.
Зато у нас действуют неповоротливые «монстры» вроде министерства ЖКХ, в центре внимания которого канализационная труба, а не общие градостроительные или архитектурные принципы, формирующие среду обитания. Так мы еще долго будем барахтаться в омуте латания дыр, а нужно внятное представление о перспективах развития города.
В Краснодарском крае и Ростовской области приняты трехлетние программы по разработке градостроительной документации с бюджетами 850 млн. и 1050 млн. рублей соответственно. В Ставропольском крае к этому году на эти цели предусмотрено всего 6 млн. рублей, да и то в основном для Кавказских Минеральных Вод.
Согласен, курорт надо срочно реанимировать, но на его территории находится всего шестая часть муниципалитетов края. Остальные – второсортные?
- Ничего удивительного: курортные Кавминводы привлекают инвестора, а потому регион все больше обретает управленческих функций, ряд чиновников, не скрывая, мечтает жить на КМВ и оттуда «поруливать» краем. Примеры подобного администрирования у всех на виду: проживаем в Англии, а руководим Чукоткой - и как эффективно!
- Вы правы, в крае сложилось два почти равновесных центра: Ставрополь и регион Кавминвод, и последнему уделяют всё большее внимание. Премьер Путин, заметьте, прибыл не в Ставрополь, а в Ессентуки. Федеральный центр наш город просто перестал замечать.
Смещение административного ресурса в сторону Кавминвод уже привело к серьезной разбалансировке в системе управления краем, а также сказалось на экономике региона. Многие столичные функции город не в состоянии охватить, ряд из них просто утрачен. Тем не менее, даже динамично развивающаяся курортно-рекреационная зона нуждается в поддержке сильного административного центра - Ставрополя.
- Может, ослабление статуса краевого центра - процесс объективный, и его стоит поддержать, а не противиться?
- Я так не думаю. Во-первых, Кавминводы - это, прежде всего, зона отдыха и оздоровления для всей страны. Если мы туда переместим администрацию края, то вместе с ней «экспортируем» и весь связанный с этим переездом ворох проблем.
Представьте, что краевая администрация переехала в центр Кисловодска или Пятигорска, тут же вокруг нее, как и в Ставрополе, вырастут элитные многоэтажные высотки по баснословным ценам за квадратный метр. Природу уничтожат окончательно.
Во-вторых, краевой центр должен оправдывать свое название и по возможности быть равноудаленным от границ края, без чего просто невозможно говорить об эффективности управления.
- В Кисловодске недавно с помпой презентовали проект объединения всех кавминводских муниципалитетов в единый мегаполис. Для пущей убедительности даже транспарант нарисовали: соединив на карте курортные города, получили созвездие Большой медведицы.
- При всей оригинальности галактических фантазий, проект этот, надо признать, ограничен. На небосклоне края впечатляют звезды и других городов.
- Последние годы всё очевиднее, что Ставрополь динамично разрастается в направлении соседних сельских населенных пунктов - Демино, Грушевого, Старомарьевки, Новомарьевки, Татарки. По сути соседние хутора и села уже превратились в жилые районы или «спутники» Ставрополя.
- Город, как и любой живой организм, постоянно растет, а потому требуется освоение новых территорий. Только пока расширяется он спонтанно, до еще не осознанных границ. Безусловно, генплан должен учитывать эти тенденции, ведь укрупнение столиц регинов стало реальностью. Надо не разбрасываться центростремительными силами, а аккумулировать их.
В этом и заключается концепция перспективного развития Большого Ставрополя, объединяющего соседние территории. Большой Ставрополь на карте края и страны - это главный фактор развития города, в котором никто не окажется лишним, как это произошло с жителями Демино, где одну часть села включили в черту города, а другую оставили за бортом.
Идея Большого Ставрополя позволит привлечь серьезные инвестиции и создать сильный губернский центр с мощным управленческим ресурсом, научным и производственным потенциалом, комплексом социальных, культурно-бытовых и рекреационных систем.
Появится возможность разгрузить центр города, который сегодня застраивается всё плотнее. Под новые районы надо отдавать бесхозные пустыри соседних населенных пунктов, которые в ближайшие десятилетия не смогут самостоятельно освоить свою территорию.
Вот один из примеров расселения в Европе: вдоль транзитных магистралей и водных артерий тянутся цепочки крупных городов, переходящих один в другой. Налицо зоны экономической активности.
А у нас между Ставрополем и Невинномысском экономическая пустыня, хутора между ними пришли в полное запустение и только в последнее время, благодаря увеличению транспортного потока, постепенно выходят из многолетнего коматозного состояния.
Генеральный план Большого Ставрополя - это не пестрый ковер для украшения кабинетов, а закон, и его предстоит исполнять.
- Вы предлагаете воспользоваться зарубежным опытом, ведь именно так возникли «Большие» Лондон, Хельсинки, Стокгольм, воспользовавшись принципом децентрализации крупных городов.
- Совершенно верно. Я предлагаю путь рассредоточенного развития, перетекания периферии в полуавтономные районы, как бы нанизанные на расходящиеся от центра радиальные дороги. Районы разделены открытыми пространствами, а чередование естественной и искусственной среды обитания позволит сохранить единство человека с природой.
Вот, скажем, пригороды Стокгольма появились благодаря тому, что в начале XX века муниципальная администрация города скупила пустующие соседние земли. А будучи уже крупным земельным собственником, город, в качестве условия аренды территорий, выдвинул такое: строгое соблюдение положений генплана города.
Этот опыт еще раз доказывает: чтобы создавать общегородские системы инженерного обеспечения, наращивая их мощность и пропускную способность, муниципальные земли надо приумножать, а не разбазаривать.
А у нас готовы с радостью продать любой клочок. Вместо того чтобы расширять дороги, разделять огромные кварталы, «пробивать» новые сквозные переулки, в Ставрополе живо застраиваются межквартальные улицы и проезды, соединяя громады многоэтажек в длиннющие «китайские стены».
Не осваивают места возможных разъездов, которых в городе не так уж много. На землях под строительство важнейших центральных городских магистралей как грибы растут жилые, офисные и торговые многоэтажки.
- Обидно за город. Реальные возможности сделать его лучше упущены. Потеряно время. Напрасно потрачены деньги...
- Было время, когда развитие Ставрополя шло в основном за счет прилегающих к городу земель: отчуждали сельхозугодия, территории рекреационного значения, леса, а то и заповедные зоны. При этом планировочные участки смешали в одну кучу. Так, вблизи промышленных предприятий выросли элитные дома и, наоборот, в спальных районах появлялись производственные цеха.
Затем градостроительная политика свелась к уплотнению микрорайонов за счет уничтожения детских садов, спортивных площадок, территорий школ, скверов, парков, лесных массивов. Застройка транспортных магистралей проводилась без учета перспектив развития инженерно-транспортных коммуникаций.
За пределами линий существующей застройки предприниматели громоздили киоски и кафешки, асфальтировали площадки по продаже автомобилей и стройматериалов, автостоянки.
За три последних года в городе вырубались лесные массивы, заметно ухудшилось санитарное и эстетическое состояние насаждений. Под частное строительство уже отдали земли, попадающие в зоны отходов производственной деятельности, и владельцы особняков по-видимому об этом даже не догадываются.
Нынешний генплан обязан был учесть всё, что успели наворотить в городе за последние десятилетия, по возможности, исправить ошибки. Однако этого не произошло. Тем временем население города растет, новые проблемы возникают там, где раньше их не было вовсе.
Рассматривая город в более широких границах, объединив его в одно взаимосвязанное пространство с близлежащими поселениями, можно исправить допущенные ошибки. У маленьких муниципалитетов есть земля, но нет средств для развития, а в городе есть средства, но нет земли.
Такой подход, кстати, позволит довести до ума многие национальные проекты.
- Пока, правда, ни один из нацпроектов успешным назвать нельзя, а самый провальный - «Доступное и комфортное жилье». Люди жалуются, что жилплощадь в последние годы вообще стала недоступной. - Причин этому несколько. Зачастую недвижимость представляет объект размещения капитала, потому то квартиры в новостройках бывают уже проданы, а дома остаются пустующими. Есть у этого явления и другая сторона - необосновано завышенная стоимость жилья. Отечественный рынок строительства и стройматериалов предельно монополизирован, отсюда и фантастические цены.
Равнозначное жилье, но более высокого качества в европейском городе стоит дешевле, чем в России. Так у нас стимулируют эмиграцию, а уезжают, как правило, высококлассные специалисты и молодежь.
А ведь именно в жилищном строительстве можно достичь взрывного роста, стоит лишь убрать барьеры, которые нагородили, чтобы отсечь от этого прибыльного дела «чужих».
- Нужна вменяемая финансовая политика на уровне федерального центра. Городу своими силами этот узел проблем не развязать.
- Вовсе нет. После Второй мировой войны масштабы восстановления разрушенных городов были соизмеримы с их созданием. В Западной Европе предпринимали один градостроительный эксперимент за другим, но вскоре пришли к простому решению, освободив строительные фирмы от уплаты налога на прибыль. Ну, кто, скажите, откажется от капитальных вложений в собственное строительство, тем более что дом всегда можно продать в удобный для себя момент!
Снимите бюрократические барьеры, сдайте землю в аренду под четко определенные генпланом цели, на открытой конкурсной основе, и в Ставрополе будет полно по-настоящему доступного жилья.

Беседовал
Олег ПАРФЕНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий