Поиск на сайте

 

Пенсионер украсил своё жилище и снаружи, и внутри деревянной резьбой и скульптурами

 

Дом Петра Григорьевича Музалёва в глаза не бросается. Только потому что стоит в глубине двора, прикрытый пышной растительностью. А так бы мало кто из жителей и гостей Солнечнодольска прошел бы мимо, не залюбовавшись резными наличниками и мастерски выточенными головами зверей. Не дом, а сказка!

 

Художник по призванию
Как говорит Петр Григорьевич, он с детства с карандашом в руках. Тяга к рисованию врожденная, хотя ни мама, ни папа таких способностей не имели.
Несмотря на очевидный талант, он так и не смог соединить его с профессиональным образованием. Окончил одно из ростовских строительных ПТУ - вот и вся наука. А между тем занимал должность начальника отдела технической эстетики на Ставропольской ГРЭС, где в подчинении у него были профессиональные художники.
- Мы делали все, где требовались художественные навыки:  от написания производственных табличек и лозунгов до изготовления сувениров, которые дарились многочисленным делегациям, посещавшим ГРЭС, - рассказывает Музалёв.
Среди этих сувениров были и чеканки в его исполнении, и тяжелые настольные металлические значки с изображением электростанции, и деревянные статуэтки, и панно. Музалёв мог делать все.
Но главная его любовь – дерево. В нем есть какая-то особая энергетика, которая притягивает Петра Григорьевича, возбуждает в нем творческие порывы, дает физические и душевные силы.
Может, благодаря этой подпитке он и живет на этом свете полноценной жизнью, несмотря на то, что участвовал в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, что серьезно подорвало его здоровье.
- Я столько барельефов Ленина для райкома партии изготовил, что был там своим человеком, можно сказать, двери ногой открывал. Тогдашний первый секретарь райкома, а ныне главный терский казак Василий Бондарев даже командировал меня в Предгорный район, чтоб я там эскизы для  профилактория набросал. Не знаю, воспользовались или нет, но работу выполнил добросовестно. А как партия приказала долго жить, так обо мне и забыли.
- Ну, пригласил бы Бондарев вас по старой памяти сегодня свой кабинет оформить уже не в коммунистическом, а в казачьем духе. Простора для творчества куда больше…
- Не зовет, не надо, наверное. Да я уже и не хочу на заказ работать, делаю только то, что душа просит.
Последние заказные творения Музалёва – это оформление особняков бывшему директору ГРЭС и его заму. У него сохранились видеозаписи тех работ, которые он любезно показал мне. Впечатляет.
Петр Григорьевич  разукрасил деревянной резьбой дверные проемы, обрамил великолепными узорными рамками зеркала, выточил бра, люстры, балясины для лестниц. Начальственные особняки, благодаря ему, перестали быть банальными символами богатства, в них поселились красота, вкус, индивидуальность - все то, что придает жилищу уют и теплоту.

 

От фундамента до мебели
Как чернобыльцу Музалёву выделили участок под строительство жилья. Так началась многолетняя стройка.
- В этом доме все - от фундамента до мебели - сделано своими руками. Мы вместе с женой Валентиной Ивановной строим его много лет. Начали с маленькой времяночки, и все пристраиваем, пристраиваем. Каждую комнату хочется оформить особо, чтоб было у нее свое лицо.
Я насчитал в доме семь комнат. Большинство из них – комнатушки. Но каждой Петр Григорьевич придал свой неповторимый облик, конечно же, благодаря его любимому материалу – дереву. Здесь есть и зеркала в резных рамах, и люстры, и бра, и часы в старинном стиле. Много подсвечников, которые Музалёв использует не только как украшение дома, но и дарит гостям.
С одной стены на меня смотрит грозная голова быка, на другой хохочут и гримасничают обезьяны, на третьей мужик погоняет медведя. Вот седовласый старец играет на гуслях, вот... Всего не перечесть.
Сижу на роскошном диване, положив руку на подлокотник из красного дерева. Это тоже произведение Музалёва.
- Когда работал на ГРЭС, ездил в поселок Мостовской в Краснодарском крае, село Курджиново в Карачаево-Черкесии, где были мебельные фабрики. Там закупал бук, дуб, даже красное дерево для нашего участка, кое-что из отходов выписывал себе.
Пока у меня был такой материал, вырезал скульптурки из бука, красного дерева. Это, конечно, ценные породы, лучше всего подходящие для резьбы. Красное дерево настолько твердо, что его просто резцом не возьмешь, нужно молотком по стамеске бить. Из менее твердых пород хороша липа, очень вязкая и вместе с тем податливая. Сейчас в основном использую сосну. Не лучший материал, зато доступный.
Есть в коллекции Петра Григорьевича и обнаженные натуры, которые он подсмотрел в парках Санкт-Петербурга, тогда еще Ленинграда. Там они из холодного мрамора, у Музалёва - из теплого дерева, вроде как живые. Одну грацию он дал мне подержать. Тяжела красотка! Потому что из красного дерева.
- Сюжеты я могу позаимствовать из книг, журналов, но обязательно потом  переработаю, - раскрывает творческую кухню Музалёв, - иногда сюжет может во сне присниться. Если загорюсь, могу сутками работать, пока не добьюсь, чего хочу. Все  муки творчества происходят на уровне эскиза, когда уже приступил к резьбе, ничего по ходу не меняю. Если душа у меня к чему-то не лежит, то никакая сила меня не заставит работать. Поэтому на заказ и перестал резать, поэтому ничего и не продаю. Жалко расставаться с работами, которые дороги. Подарить хорошему человеку могу - это другое дело.
Так что талантливый пенсионер денег на своем мастерстве не зарабатывает, хотя оно, безусловно, сегодня могло быть востребовано для оформления не только особняков, но и кафе, ресторанов. Весь свой творческий потенциал Петр Григорьевич сконцентрировал на доме, превратив его в сказочный терем.

 

Сергей ИВАЩЕНКО



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий