Поиск на сайте

 

Сельский умелец создал уникальную мастерскую, приобретая оборудование на закрывшихся предприятиях заводы

 

Эдуарда Васильевича Ботнера я знаю лет восемь. Когда-то писал о его мастерской, оборудование для которой он собирал всю жизнь. Даже умудрился перевезти большой станок за тысячи километров к новому месту жительства в селе Московском, за что и был посажен в тюрьму. Ему приписали хищение социалистической собственности, хотя вопрос был спорный.
Но... что было, то было. Ботнер зла ни на кого не держит.
Недавно случайно встретились в Московском. Оказалось, что за то время, пока мы не виделись, Эдуард Васильевич поднял свою мастерскую на очень приличный уровень.

 

Оно им не нужно
В мастерской явные перемены. Вижу здоровенный сверлильный станок, рядом такого же впечатляющего размера – токарный. Еще несколько агрегатов, предназначения которых я не знаю.
– Из всего, что здесь стоит, только два станка я купил в магазине. Остальные – на различных заводах, которые сейчас стоят и распродают за бесценок свое оборудование, – поясняет Эдуард Васильевич.
Из купленных современным дизайном выделяется станок с надписью Bosch. Это так называемая торцово-усовая машина для поперечного распила древесины. По словам Ботнера, хорошая вещь, она обошлась ему в 27 тысяч рублей. Но, верный себе, он и ее усовершенствовал, соорудив раскроечный стол, чтоб легче было работать с древесиной.
Очень доволен он станком для резки металла. В отличие от «болгарки», он режет металл медленнее, но зато толщина распила 1-2 мм, тогда как у «болгарки» – 6 мм. Большая экономия металла, и качество среза гораздо лучше. Этот станок режет не диском, а лентой. И его Эдуард Васильевич усовершенствовал, поставив тяжеленный агрегат на станину с колесиками. Теперь он его самостоятельно может передвигать куда захочет.
– А вот это – уникальный заточный станок. Я его на Ставропольском заводе поршневых колец купил. Они, дураки, даже не подозревали, какую ценность имели. Да кому там подозревать! Кадров нормальных давно нет.
Завод, по большому счету, давно стоит, покупают в Китае поршневые кольца и только пакуют у себя. А все оборудование распродают за бесценок по цене чуть выше металлолома.

 

Спрос на хорошую работу
Особая удача, что к станку сохранились всякие финтифлюшечки. У меня теперь полный шкаф всяких приспособлений и для заточки, и для шлифовки. Я в нем многое поменял, ведь станку лет 40. Только зачищал (по-нашему – шабрил) несколько недель, чтоб выровнять станину. Приглашал с «Нептуна» мастеров в помощь. Но такие «фуфлыжники» оказались, что лучше б я их и не звал. На этом заводе процентов 60 пенсионеров работают на станках. Нет кадров, и смену им никто не готовит.
Эдуард Васильевич с гордостью показывает мне небольшую коробочку, прикрепленную к нижней части станка. Это частотный генератор – товарищ в Интернете нашел. Уникальная современная штука, с помощью которой легко можно менять скорость оборотов станка.
– А я вот компьютер никак не освою. Жаль, но, видно, не судьба, уже почти 70 лет мне, поздновато браться.
Примерно по такой же схеме Ботнер купил сверлильный станок на заводе «Красный металлист». Он ему обошелся в 70 тысяч, а реальная цена – около миллиона рублей.
Там же купил калибры – шаблоны для заточников. Они очень дорого стоят, потому что точность обработки идеальная и сталь особая. А на заводе их как металлолом спустили.
– Все распродают не глядя, лишь бы копейку урвать. Оно и понятно, не свое же. А вот такие, как я, владельцы мелких мастерских это все скупают. У них не застоится. Они – хозяева, они из этого оборудования копейку выжмут. А спрос на хорошую работу, конечно же, есть, хотя и у малого бизнеса проблем хватает.

 

Нас приучили к «тяп-ляп»
Справедливости ради надо сказать, что сам Ботнер копейку из своей замечательной мастерской не шибко-то выжимает. Он, несмотря на то что прекрасный мастер, все-таки больше не бизнесмен, а романтик. Ему важней, чтоб оно было, а не вопрос – ради чего?
– Один любит в шахматы играть, вот ты, говоришь, – фотографировать, а мне вот это железо душу греет. И ради него мне ни денег не жалко, ни времени. Это – радость!
Одно время Ботнер неплохо зарабатывал, мастеря окна, двери. Сейчас спрос на его работу резко упал. Магазины наводнены дешевым (в основном китайским) ширпотребом. И народ, особенно сельский, клюет на низкие цены, не сильно задумываясь о качестве.
Получается замкнутый круг. С одной стороны, перевелись настоящие мастера-станочники, а с другой – даже тем, кто остался, негде свои способности приложить. Настоящая работа мало ценится, многие и не понимают, в чем ее суть. Нас приучили к некачественному ширпотребу.
– Один мужичок увидел, какой дорогой краской я станок крашу, удивился: зачем такие траты? Не понимает. А я не понимаю, как можно «тяп-ляп» делать. Вот и мне некоторые говорят, что дороговато берешь. А я беру очень дешево за то качество, которое гарантирую, – размышляет Ботнер, – но люди зачастую не отличают ширпотреб от хорошей работы.
Потому Эдуард Васильевич довольствуется тем, что делает в своей мастерской заказы для воинской части, где он числится официально на работе, ну и кое-какие работы постоянным клиентам, тем, кто понимает.
Есть у него давнишняя мечта – поставить на поток производство моделей судов. Он в этом деле понимает, так как в свое время работал во Дворце пионеров, и модели, сделанные ребятами под его руководством, попадали даже на ВДНХ.
В Московском есть уже один судомоделист, Николай Долгов, с которым он дружит. Но у Николая на одну модель уходят месяцы. А если подключить его мастерскую с уникальным оборудованием, то можно и сроки сократить в разы, и поднять качество на новый уровень. А спрос на такую продукцию сейчас есть. Это тебе не банальные двери и окна, а романтика. Ну, и он романтик. Круг замыкается.

 

Сергей ИВАЩЕНКО



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий