Поиск на сайте

 

 

О человеке, пришедшем во власть в своей стране в результате подавления гражданских прав и драматически закончившем свою жизнь в чужой стране, став жертвой таких же обстоятельств

В сентябре исполнилось 140 лет со дня рождения бывшего руководителя Латвии Карлиса Улманиса (на снимке). После вступления в Прибалтику советских войск в 1940-м году он был сослан в Ворошиловск (ныне Ставрополь).
Перед взятием города немецкими войсками  экс-президента Латвии вместе с другими заключёнными внутренней тюрьмы НКВД направили по этапу в Красноярск – глубинку ГУЛАГа. Но по пути Улманис  умер в тюремной больнице. Все эти годы родственники пытались отыскать его могилу...
Поиски захоронения бывшего руководителя Латвии Карлиса Улманиса прекращены - об этом недавно сообщил его внучатый племянник и также экс-президент республики (с 1993 по 1999 год) Гунтис Улманис. Поискам могилы своего родственника Г. Улманис посвятил много лет, но теперь решил поставить точку.
«По-моему, могилы уже не найти… Мы изучили всех людей, у кого могла быть хоть какая-то связь с Карлисом Улманисом, но оказались в тупике», -  сказал Гунтис Улманис.
 
 

Карлис Улманис пришел к власти в 1934 году в результате государственного переворота и  формально занимал должность президента Латвии в течение шести лет. Распустил парламент и партии, закрыл неугодные печатные издания, приостановил действие конституции.

После вступления в Латвию советских войск 17 июня 1940 года Улманис по радио успокоил народ словами, что пришли друзья. Пошел на сотрудничество с новым просоветским правительством и даже успел провозгласить закон о борьбе с вредительством.

Но уже 21 июля подал в отставку, обратившись к советскому правительству с просьбой о выезде в Швейцарию. А вместо отдыха в Альпах в течение недели через Москву был доставлен в Ворошиловск (Ставрополь).

Первоначально Улманису предоставили работу консультанта в краевом сельхозуправлении, и не случайно - в свое время он дважды занимал пост министра сельского хозяйства Латвии.

О пребывании Улманиса в Ворошиловске было известно лишь узкому кругу лиц не только в предвоенное время, но и в последующие десятилетия. И лишь в 1990 году в Ставрополь из Риги пришло письмо за подписью журналиста Андриса Ставро.

В архивах Латвии он установил, что первоначально административно высланный, а затем арестованный и содержащийся в тюрьме бывший президент Карлис Улманис проживал в Ворошиловске с июля 1940 по июль 1942 года. Судя по письмам, которые Улманис отправлял до июня 1941-го близким в Ригу, жил он сначала по улице Молотова, 271, а затем по Дзержинского, 104.

В первых числах июня 1941 года Улманис был арестован и заключен во внутреннюю тюрьму НКВД, где находился вплоть до занятия немцами Ворошиловска 3 августа 1942 года.

В последние дни перед взятием города немцами из внутренней тюрьмы НКВД вышел этап в полторы тысячи человек, который погнали по старому тракту через Александровское на Махачкалу в Азербайджан. Возможно, что в том этапе и находился Карлис Улманис.

В 1990 году в Ставрополь из Риги прибыла делегация в составе докторов наук, журналистов, кинооператоров и самого Гунтиса Улманиса, внучатого племянника ворошиловского узника. Гости повстречались с городскими чиновниками, работниками местного КГБ, но, не получив новых сведений, отправились в Азербайджан. Чем завершился поиск, Гунтис Улманис рассказал в 1993 году на страницах российской печати.

Бывший президент Латвии действительно был этапирован из Ворошиловска в Баку, а оттуда на пароме в Красноводск (Туркменбаши), где в сентябре 1942 года умер в тюремной больнице (должен был проследовать по этапу до Красноярска, глубинки ГУЛАГа). Одно оставалось тайной - место захоронения.

А вскоре Андрис Ставро сообщил в Ставрополь, что с помощью заведующей Красноводского краеведческого музея Марины Малыгиной ему удалось повстречаться в селе Крупичном, что на Черниговщине, с 77-летним Николаем Ивановичем Мельником, бывшим оперуполномоченным Красноводского НКВД, который лично похоронил умершего от истощения президента Латвии на городском кладбище. Точное место захоронения так и осталось неизвестно.

В одной из публикаций Г. Улманис рассказал и о своей судьбе, когда они с матерью в числе тысяч других латышских семей в 1941 году оказались в Сибири. В 1946-м вернулись домой, но спустя три года последовала очередная волна репрессий.

«Я не могу и не хочу обвинять русский народ в творимых беззакониях, ибо сам русский народ подвергался геноциду, когда уничтожался как наш, так и русский генофонд, лучшие умы…» - писал Гунтис Улманис.

Олег ПАРФЁНОВ

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий