Поиск на сайте

 

 

О прислуге на курортах Кавказских Минеральных Вод рассказывают газеты начала прошлого века

На Кавказских Минеральных Водах в начале века профессия прислуги была одной из самых популярных для женщин, вынужденных жить своим трудом. Непреодолимое желание обрести кров и иметь постоянный заработок влекло многочисленных представительниц прекрасного пола на курорт.

«Интеллигентная полька, знающая русский и французский языки, ищет места: компаньонки, бонны или ухаживать за больной. Обращаться: Кисловодск, дача «Забава».

«Немка интел. из Риги желает получить место к детям. Адрес: немецкая церковь, во дворе».

Однако найти хорошее место удавалось далеко не всем - предложение намного превышало спрос.

Прислуга при застолье в состоятельном семействе.

Мужская прислуга была представлена к началу века поваром, швейцаром, кучером, лакеем (у военных - денщиком), дворником, истопником и «мальчиком-на-посылках». И, безусловно, на Водах был спрос на управляющих имениями, гостиницами и пансионами, а также на садовников, если хозяин не справлялся сам.

«Кавказец ищет место лакея, швейцара, наездника и т.п. Согласен в отъезд. Спросить в ресторане Гукасова».

«Хозяин-практик желает получить место управляющего имением».

«Знаток по всем отраслям садоводства, опытный, весьма знает свое дело, холост, желает по доверию свои действительные услуги покорнейше предложить».

«Пожилой человек с личной рекомендацией может ходить за больным, быть сторожем, посыльным».

Предложения мужского труда в качестве прислуги встречались не часто и стремились соединять множество обязанностей, как сейчас говорят: «Готов на любую работу». Газеты, как правило, пестрели объявлениями, касающимися женской прислуги. К ней относили кухарок, кормилиц, нянек, горничных, прачек, уборщиц, подсобниц. Основной штат домашней прислуги состоятельные дачевладельцы на Воды привозили с собой.

В задачу кухарки, скажем, входило поставить самовар за час до пробуждения членов семьи, приготовить чай, подать холодный завтрак. Если в доме не было истопника, следовало затопить печь, получив от хозяйки или хозяина меню на обед. Кухарка должна была сбегать на рынок или в лавку, закупить продукты, приготовить обед, вымыть посуду.

Нередко профессия гувернантки пополнялась интеллигентными и весьма образованными барышнями. Конкуренция росла, и от женщин требовалось знание иностранных языков, а также владение музыкальными инструментами.

«Особа русская, знающая французский, немецкий и польский языки и музыку, желает сопровождать в Крым или за границу в качестве гувернантки или компаньонки. Адресовать: Железноводск, до востребования».

В образованных семьях с достатком гувернантка получала 30 рублей в столице и около 20 рублей в провинции. В купеческих же жалование платили меньше и гувернанток воспринимали как крепостных. Одна лишь фраза нанимателя ярко иллюстрирует общее отношение к гувернантке: «Ты моя хотя и «барышня», а раз я тебя нанял и деньги плачу, ты все равно, что моя прислуга».

Старая дама и компаньонка.

В горничные шли образованные барышни из обедневших семей. Вознаграждение в размере 25 рублей в столице и 10-15 рублей в провинции делали место горничной весьма привлекательным в глазах многочисленных безработных девушек с образованием и похвальными рекомендательными письмами.

Горничные должны были «убирать 5-6 комнат, чистить платье и обувь нескольким членам семьи, в продолжение целого дня бегать в булочную и лавку, до двух часов ночи отворять и затворять двери, и лишь в три часа утра отправиться спать». А также помогать женщинам семьи в умывании (купании), одевании и раздевании, сервировке и уборке стола к каждому приему пищи.

Няня или бонна (нечто среднее между гувернанткой и прислугой) ухаживали за маленькими детьми, отвечая за их питание, одевание, купание, прогулки, игры с утра и до позднего вечера.

В условиях безработицы боннами становились, как правило, бывшие курсистки, не нашедшие места горничной или гувернантки. В их обязанности входило не только обучение, но и самые разные услуги «барыне» и «барину»: помогали по хозяйству, бегали с поручениями, шили, готовили. Выполнять бесконечные указания следовало беспрекословно.

Заработанные прислугой деньги традиционно выдавались двумя способами.

Первый предполагал, что ежемесячно работница получала часть причитавшейся ей суммы, необходимой на ежедневные нужды. Остальные деньги оставались на сохранении у хозяев и выдавались прислуге в случае расчета, болезни или по требованию.

Прислуга, прожившая в одном доме несколько лет и при высокой занятости мало куда ходившая и мало тратившая, могла при уходе с работы получить довольно крупную сумму, которая складывалась из не выплаченного за многие годы жалованья.

Второй способ оплаты - ежемесячный, очевидно более выгодный для прислуги, распространялся очень медленно из-за стойкого сопротивления хозяев. Нерастраченные деньги работница могла положить в банк. Такое накопление могло стать ей приданым или пенсией по старости или болезни.

Прислуга на кухне.

Встречались и криминальные случаи «взаиморасчетов», произведенных в одностороннем порядке.

«Вечером в прошлое воскресенье прислугой обворовано семейство Рябинского, конторщика минводского депо, при следующих обстоятельствах.

Несколько дней назад к Рябинским поступила в услужение новая прислуга, девушка 18 лет. В названный вечер Рябинский вместе с женой отправился в клуб, где шел спектакль гастролировавшей у нас украинской труппы. Новая прислуга, проводив своих хозяев, уложила в постель мелких детей, взломала камод, вынула из ящиков 11 рублей деньгами, а также и паспорт, и еще кое-что из верхнего платья и скрылась неизвестно куда...

Как говорят, она последнее время служила у некоторых по 2-3 рубля в месяц, против 12-рублевой прислуги. Там, где строго следили за «дешевой» прислугой, она долго не оставалась и скоро брала расчет».

Вскоре по экономическим причинам все вышеперечисленные профессии слились в одну - профессию прислуги. Хозяева начала века предпочитали видеть в доме только женщину, которая должна была много работать, ничего не требовать и все терпеть.

Между тем была еще одна сторона жизни прислуги. Молодость и общение с господами рождали романтические, а порой и драматические истории, в которых прислуга, как правило, оказывалась пострадавшей стороной.

«Девица Татьяна Ештопкина, живущая в прислугах у Францена в доме Сикорского, была неравнодушна к казакам. Был у нее любовник - казак, от которого она имела на 20 году ребенка. Но казак ее бросил, и она едва не скончалась, когда пришло время родов.

Прошло около года, и Ештопкиной приглянулся другой казак, который к ней часто похаживал. Так длилось до 13 ноября. В этот роковой день Ештопкина отправилась в казарму и вызвала его. Он сам не вышел, а послал записку, в которой писал, что не придет не только сегодня, но и никогда, потому что через 25 дней выйдет со службы и поедет домой к детям.

На Ештопкину это письмо произвело угнетающее впечатление. Всю ночь она не спала и все надеялась, что он придет. Наконец в шестом часу утра она приняла карболовую кислоту. К счастью, последнее скоро было замечено, и ей была подана медицинская помощь. Когда Ештопкина поправилась и вышла из городской больницы, сказала: «Будь он проклят!»

Интересно, что управление Кавказских Минеральных Вод не оставалось в стороне от разрешения наболевших вопросов между прислугой и владельцами гостиниц, домов и дач. Вот выдержки из санитарных правил, действующих на начало прошлого века:

«Прислугу в гостиницах, трактирах и меблированных домах, равно рабочих на всякого рода фабриках, заводах и в торговых заведениях, запрещается помещать для ночлега в тесных и сырых комнатах. Таковые помещения должны содержать не менее одной кубической сажени воздуха на каждого человека. При том для малолетних и женщин иметь спальни отдельно от взрослых мужчин.

Содержатели гостиниц, трактиров, табльдотов (нечто вроде столовой. - Прим. ред.), харчевен, меблированных комнат, постоялых дворов, хлебопекарен… и т. п. заведений обязаны держать трезвую, здоровую и опрятную прислугу и не давать ночлегов рабочим в местах приготовления припасов. Больных сифилисом и другими заразными болезнями немедленно отправлять в больницы через местную полицию».

Лора МЯГКОВА
(специально для «Открытой»)
Пятигорск
В статье использованы материалы газет
«Кавказские Минеральные Воды» и «Пятигорское эхо»
начала прошлого века.


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий