Поиск на сайте

 

 

Мощные последствия для американской Фемиды имело разоблачение судмедэксперта-фальсификатора

 
Преступление без наказания
 
В российских массмедиа с завидной регулярностью появляются сообщения, как на основании сомнительных судебно-медицинских, автотехнических, градостроительных и прочих экспертиз суды различных инстанций выносят решения, не имеющие ничего общего с установлением истины и восстановлением законности.
В принципе, причинами появления подобных недостоверных экспертных заключений вполне могут быть, например, банальный непрофессионализм или извращенная корпоративная этика некоторых специалистов, считающих необходимым любой ценой «подпереть» доводы следствия.
Вместе с тем, по мнению многих правозащитников, масштабы наблюдаемого в стране «экспертного беспредела» сегодня таковы, что коррумпированность и разложение существующей системы, а не ангажированность (пристрастность) или низкая квалификация отдельных сотрудников соответствующих государственных структур являются здесь первоисточником проблемы.
Все дело в том, что, согласно действующему Уголовно-процессуальному кодексу РФ, результаты экспертиз рассматриваются как неоспоримые доказательства, что определяет ход и направление как следствия, так и судебного разбирательства. В то же время ответственность самих экспертов за фальсификацию заключений (дачу ложных показаний) поистине смехотворна (ст. 307 УК РФ - штраф/исправительные работы/арест до 3-х месяцев).
Так сложилось, что в России сегодня отсутствует сколь-нибудь серьезный контроль за деятельностью государственной судебно-медицинской службы, равно как и качеством проводимых ею исследований.
Если прибавить сюда фактическую невозможность оспорить в суде правильность выводов экспертов, добиться проведения повторной или приобщения к материалам дела результатов независимой экспертизы, становится понятным, почему данный вид деятельности в нашей стране оказался столь коррупциогенным. А фальшивые, проплаченные экспертизы стали для мошенников всех мастей одним из действенных методов уйти от заслуженного наказания.
Так, и федеральная пресса, и «Открытая» газета (см., например, «Эксперты «химичили» безбожно» - №586 (2013); «Как ломают судьбы» - №564 (2013) и др.) не раз писали о многочисленных случаях фальсификаций официальных заключений, подготовленных в стенах Ставропольского бюро судебно-медицинской экспертизы (руководитель   Анатолий Копылов).
Реакция властей? Нулевая. Для сравнения «Открытая» публикует сегодня историю того, как правительство американского штата Массачусетс отреагировало на факты противоправного поведения сотрудника местной антинаркотической лаборатории, химика-криминалиста Анны Дукан.
 
Каждому да воздастся
 
«...Последствия вашей деятельности иначе как катастрофическими охарактеризовать невозможно. Невиновные были отправлены за решетку, преступники оказались на свободе... Миллионы долларов потрачены на ликвидацию созданного вами хаоса... серьезный ущерб нанесен всей системе уголовного правосудия...» - такими словами судья Кэрол Бол сопроводила приговор (3 года тюрьмы), вынесенный ею в ноябре прошлого года Анне Дукан.
36-летняя мать ребенка-инвалида, чей брак распался вскоре после начала процесса, была признана виновной по 27 эпизодам, среди которых - воспрепятствование осуществлению правосудия (8), лжесвидетельствование (1), манипуляция вещественными доказательствами (17), предъявление фальшивого диплома (1).
Меж тем «суперженщина», как шутливо называли коллеги Анну Дукан за готовность работать сверхурочно и без выходных, вовсе не состояла на службе у колумбийских наркобаронов и не «отмазывала» за деньги пойманных с поличным уличных торговцев наркотой.
В три года тюремного заключения оценило американское правосудие последствия болезненного стремления молодой женщины угодить своим боссам, полицейским следователям и представителям гособвинения.
В условиях постоянной перегруженности лаборатории работой (примерно 50 тысяч вещдоков в год), Анна Дукан тестировала по 500-600 образцов в месяц, в то время как другие сотрудники справлялись «всего лишь» со 150-300.
«Она была работником, которым дорожил бы владелец любого бизнеса», - такую характеристику дал полиции ее непосредственный начальник.
Однако, как показало расследование, подобная результативность достигалась главным образом за счет фальсификаций результатов исследований. Анна Дукан вместо строгого следования установленным процедурам определяла, что называется «на глаз», состав привозимых в лабораторию образцов.
Так, в материалах полицейского расследования фигурирует эпизод, когда два пузырька с порошком, заполненные, согласно Дукан, тетрагидроканнабинолом (ТГК - основной активный компонент марихуаны), по данным анализа другого химика, были смесью морфина и кодеина (№1) и обманкой, «пустышкой» (№2). В ответ на просьбу коллеги каким-то образом объяснить расхождение, Анна Дукан отправила тому повторно образцы, на этот раз содержащие, естественно, уже ТГК.
По данным полицейского отчета, сомнения в методах работы «суперженщины» у руководства лаборатории возникли еще в 2008 году, однако лишь три года спустя, будучи пойманной на подделке подписи другого сотрудника, начальство сначало отстранило ее от работы, а затем, 6-ю месяцами позже, уволило окончательно на основании улик, собранных в ходе уже полномасштабного расследования.
Согласно его результатам, Анна Дукан была единственной «черной овцой» в лаборатории, остальные сотрудники не знали и тем более никоим образом не участвовали/не способствовали противоправной деятельности своей коллеги.
 
Час расплаты всегда настаёт
 
К чести властей Массачусетса, из «заблудшего» химика-криминалиста не стали делать «козла отпущения». Еще до вынесения судебного приговора губернатор штата расформировал лабораторию, где работала Дукан, и уволил ряд чиновников, в чьи обязанности входил надзор за деятельностью местных криминалистических центров.
Кроме того, была создана специальная комиссия, которая за 15 месяцев работы опросила всех причастных к делу лиц (некоторых - под присягой) и исследовала более 200 тысяч единиц различных документов (электронная переписка, лабораторные журналы, внутренние распоряжения и т.д.) за последние 10 лет (2002-2012) существования лаборатории.
Результатом этого масштабного аудита (проверки) стал подробный 120-страничный доклад, где детально разбирается, как и почему стала возможной противоправная деятельность Анны Дукан. В отчете комиссии, кроме прочего, приводятся рекомендации касательно того, каким образом должна быть реорганизована работа аналитических лабораторий, дабы избежать повторения подобных ситуаций в будущем.
 
Наказание по-американски
 
По распоряжению губернатора штата также была создана специальная рабочая группа. Ее целью стала поименная идентификация всех тех людей, чьи интересы так или иначе могли пострадать в результате махинаций Анны Дукан с вещественными доказательствами.
Предполагалось, что на основании этих данных правоохранительная система штата Массачусетс тщательно рассмотрит обстоятельства каждого дела и восстановит, если потребуется, нарушенные права граждан.
Как выяснилось в ходе работы комиссии, за 9 лет (2003-2012), что Анна Дукан провела в лаборатории, она исследовала порядка 86 тысяч образцов и результаты проведенных ею анализов были использованы при рассмотрении дел 40323 человек из 8 графств (районов) штата. Членам рабочей группы пришлось перелопатить свыше 1,5 млн. различных документов, дабы составить подобный исчерпывающий список, включающий как фамилии осужденных, так и все обстоятельства их дел.
Таким образом, у адвокатов, судей, прокуроров появилась возможность затребовать копии всех необходимых документов, если вопрос о пересмотре приговора будет поднят какой-либо из сторон. Как результат, по состоянию на март 2014 года, порядка 500 человек, осужденных на основании экспертных свидетельств Анны Дукан, уже были выпущены из тюрем.
Тысячам других судьи снизили залог, отложили исполнение приговора или как-то еще смягчили наказание. При этом 83 из освобожденных были арестованы снова за другие преступления (в том числе за убийство), а еще двое умерли насильственной смертью.
В прошлом году власти штата потратили свыше $8,5 млн., разгребая юридические «завалы», образовавшиеся в результате дела Анны Дукан, и уже зарезервировали еще столько же на те же цели в бюджете нынешнего.
И это лишь верхушка айсберга. Предположительно полная стоимость различных издержек, что понесет штат в ближайшие годы в результате недобросовестности одного-единственного судмедэксперта, составит около 100 млн. долларов.
 
Александр ЛЕОНТЬЕВ,
научный обозреватель «Открытой»
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий